Сага о «ночном директоре» «Казаньоргсинтеза»: кто покрывал Закарию Закирова?

«БИЗНЕС Online» рассказывает, как бывший гаишник из Каменного Брода, по версии следствия, годами водил ТАИФ за нос.
02.11.2016
«Моя дружба с правоохранительными органами всегда начиналась с недопонимания», — такими словами, по данным источников «БИЗНЕС Online», приветствовал группу задержания главный фигурант дела о «семилетке воровства на КОСе» Закария Закиров. Сегодня наша газета, которая вот уже более полугода следит за процессом, представляет вниманию читателей развернутый очерк с новыми подробностями о предполагаемых наследниках «Жилки» на одном из главных предприятий республики.

«ПОЛИЭТИЛЕНОВЫЙ КОРОЛЬ» ИЗ КАМЕННОГО БРОДА

В разгар судебного процесса над бандой «Караваевских», которые несколько лет тысячами тонн вывозили полиэтилен с ПАО «Казаньоргсинтез», «БИЗНЕС Online» попытался собрать из разрозненных кусочков «портрет» как самого преступления, так и предполагаемого организатора многомиллионных (а по некоторым сведениям, миллиардных) хищений — Закарии Закирова. При этом мы основывались как на открытой информации, включая показания свидетелей в суде, так и на оперативных данных следствия, которые попали в распоряжение издания.

Один из любопытных открытых источников — собственная страница Закирова из соцсети «Одноклассники», где на аватарке размещена фотография с подписью «ДМБ-1990». На ней Закария, которому в сентябре исполнилось 46 лет, запечатлен молодым — в военной форме ВДВ с медалями и аксельбантом. Судя по всему, десантное прошлое — предмет его особой гордости. В августе 2014 года Закиров, уже будучи под стражей в СИЗО, выложил подробный репортаж о своем участии в праздновании Дня ВДВ у парка им. Горького в Казани. На снимках он в полосатой майке и фирменном берете фотографируется с другими бывшими «голубыми беретами» и из толпы наблюдает за разбиванием кирпичей и досок. На одной из фотографий Закиров стоит рядом с серебряным призером Олимпийских игр 2000 года, экс чемпионом мира в тяжелом весе по версии ВБО Султаном Ибрагимовым. Подпись под фото гласит: «Я и чемпион».

На странице также выложены фотографии Закирова в родной деревне Каменный Брод (Ташкичу) Буинского района. Там, в татарском селе с трехсотлетней историей, где проживает меньше полутысячи человек, Закария за год до своего задержания с размахом отметил Сабантуй, щедро угощая земляков под песни приглашенных звезд эстрады районного разлива.

Неудивительно, что о Закирове в Каменном Броде односельчане говорят только хорошее. По словам имама местной мечети «Нурулла» Рашита Алеева, значительную часть сельского бюджета формировали именно пожертвования семьи Закировых.

«Среди выходцев нашего села много предпринимателей, каждый старается помочь», — заметил в разговоре с корреспондентом «БИЗНЕС Online» Алеев, но признал, что Закиров занимает особое место в этом ряду. «Когда пришло время отремонтировать мечеть, за это взялся, в частности, Закария, он заменил окна, двери, обновил внутреннее убранство, — вспомнил имам. — Кроме того, Закария огородил забором кладбище, асфальтировал за свой счет дороги внутри деревни, восстанавливал старые. Их семья до сих пор помогает. Сам Закиров до последних дней каждый праздник Ураза-байрам, Курбан-байрам приезжал в мечеть, жертвовал деньги». После того как Закария оказался в СИЗО, место благодетеля села занял его старший брат Маруф.

«МОЯ ДРУЖБА С ОРГАНАМИ ВСЕГДА НАЧИНАЛСЬ С НЕДОПОНИМАНИЯ»

Впрочем, гораздо лучше, чем благотворительность, об уровне благосостояния Закирова говорят списки арестованного имущества. В нем и катера, и скутеры, и элитная недвижимость, в том числе сразу три особняка на берегу Волги в Боровом Матюшино, каждый площадью 1,5 тыс. кв. м. Кроме того, ему принадлежит пять квартир, включая шикарный пентхаус площадью 350 кв. м на улице Чистопольской. В гараже Закирова дожидались Porsche Cayenne, Porsche Panamera и несколько Mercedes.

При обыске в банковской ячейке «полиэтиленового короля» было обнаружено 5 млн. евро и $3 миллиона. В отечественной валюте по курсу 2012 года это 200 и 90 млн. рублей. С собой же непосредственно при задержании у него было обнаружено еще 5 - 7 млн. рублей наличными — так сказать, на карманные расходы.

Как рассказал «БИЗНЕС Online» участник событий, он подчеркнуто небрежно перекладывал внушительные пачки денег прямо при сотрудниках ФСБ. При этом из его уст якобы прозвучало весьма яркое признание: «Моя дружба с правоохранительными органами всегда начиналась с недопонимания, потом все было нормально».

К слову, по данным оперативников, во время выемки денег примерно $100 тыс. пропало. Как позже выяснилось, эти деньги были переданы в виде взятки полицейским, которых вскоре вычислили и наказали (как именно, неизвестно).

По некоторым данным, сразу после задержания Закиров изъявлял желание возместить весь предъявленный ему ущерб в обмен на закрытие дела. Напомним, что речь идет о 339 млн. рублей, что (совпадение?) примерно соответствует стоимости арестованного имущества. Отметим, что легкость, с которой подсудимый готов с ним расстаться, вызывает подозрения у следователей. Не исключено, что перечисленная собственность — лишь вершина айсберга, а главное «золото партии» выведено через подставных лиц.

ТЕЩА, ДРУГ СЕМЬИ И «КАРАВАЕВСКИЕ»

Но вернемся к биографии нашего героя. После прохождения срочной службы в ВДВ он несколько лет отдал работе в ГАИ (позже ГИБДД). Из органов будущий предполагаемый идеолог хищений на «Казаньоргсинтезе» был уволен с позором, по некоторым данным, за получение взятки.

Счастливо избежав более серьезной ответственности, Закиров подался в бизнес. В октябре 2003 года он открыл свое ИП и сразу же получил доступ к закупке некондиционной продукции ПАО «Казаньоргсинтез» — труб и изделий, которые не прошли технического контроля. В то время в России было всего два предприятия, производивших полиэтилен, а спрос на продукцию был стабильно высоким, поэтому доступ даже к некондиционной продукции был сравним с путевкой в Эльдорадо.

Однако полиэтилен из рога изобилия сыпался очень недолго. Легальные отношения Закирова с заводом разладились после того, как свои порядки на предприятии начал наводить ТАИФ.

В апреле 2003 года была проведена допэмиссия акций на сумму 5,2 млрд. рублей, в результате которой холдинг стал владельцем контрольного пакета и сменил менеджмент. По информации «БИЗНЕС Online», одно из первых решений, которые принял назначенный в конце ноября 2003 года вместо «патриарха» Наиля Юсупова гендиректор завода Леонид Алехин, — строительство вокруг предприятия высокого забора. Во многом за счет борьбы с разгулом царивших на предприятии хищений прибыль с 680 млн. рублей в 2003 году выросла до 1,3 млрд. в 2004-м. Закупка «некондиционки» же перешла к другим фирмам — более угодным новой власти.

Закирову пришлось менять тактику. Примерно в 2006 году, считает следствие, он зашел на завод через черный ход. По информации оперативников, «присосаться» к предприятию бывшему гаишнику помогли личные связи.

К примеру, под подозрение попал Ильнур Санатуллин, которого следствие считает близким другом супруги обвиняемого Гузелии Закировой. «Казаньоргсинтез» работал под охраной собственной корпоративной полиции, и Санатуллин в период хищений работал там заместителем начальника отдела. По версии следствия, друг семьи мог, в частности, предупреждать похитителей о планируемых проверках. По оперативной информации, именно Санатуллин 14 марта при задержании двух автомобилей с похищенной продукцией спешно подъехал и попытался урегулировать вопрос с оперативниками. Впрочем, в уголовном деле он не фигурирует.

Также есть информация, что на предприятии работала теща Закирова Наиля, которая трудилась завхозом на складе и вела учет поступившего полиэтилена. К слову, брак Закирова с супругой Гузелией был заключен в 1998 году, а в 2007 году официально расторгнут, хотя, по данным следователей, супруги по-прежнему жили под одной крышей.

Главным же трамплином для предпринимателя стала дружба с Рустемом Гараевым и Евгением Горячевым, которых следствие относит к числу лидеров ОПГ «Караваевские». Якобы именно при их участии Закиров и разработал схему, которая легла в основу хищений, а через несколько лет привела его в камеру следственного изолятора.

О Гараеве известно, что он был не чужд благотворительности: в конце 2006-го — начале 2007-го он построил в поселке Караваево мечеть «Салихжан». Как и Закиров, он был страстным автовладельцем, но предпочитал другую марку — BMW. В недвижимости Гараев также был скромнее, за ним числится двухэтажный коттедж из красного кирпича, также арестованный следствием.

История мечети «Салихжан», где, по оперативным данным, время от времени встречались члены ОПГ, по-своему интересна. Земельный участок под ней принадлежал когда-то близкому другу Гараева, который погиб. Чтобы можно было официально зарегистрировать религиозное учреждение, меценат даже сам стал имамом. Правда, только номинально — у члена ОПГ «Караваевские» не было религиозного образования, да и знания об исламе были минимальные, он едва научился совершать намаз. В силу этих причин Гараев сам не проводил ежедневных и пятничных намазов, а после того как мечеть была достроена, снял с себя обязанности имама. После Гараева заведовать мечетью стал Ильсур Фатыхов, сейчас этот пост занимает Нурислам Ибрагимов. Всего же в списке учредителей организации значатся 10 человек: Камиль Габидуллин, Рустам Гараев, Фанис Зарипов, Ильяс Зиганшин, Ирек Зябиров, Люция Исхакова, Ильнар Мингалиев, Асгат Нургалиев, Ильсур Фатыхов и Хафиз Шакиров.

СПРУТ ОПУТЫВАЛ 11 ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ

«Караваевские» стали своего рода преемниками заправлявшей на КОСе в 90-е «Жилки». По иронии судьбы «наследственность» есть даже в фамилиях лидеров — на смену грозному Хайдару Закирову пришел психолог и знаток человеческих душ Закария Закиров.

В отличие от прямолинейного Хайдара, который предпочитал действовать через страх, новый и неприметный спрут «Казаньоргсинтеза» использовал принципиально иной алгоритм, основанный на скрытности и подкупе. Действуя таким образом, злоумышленники, как считает следствие, сумели создать сеть более чем из 100 своих агентов и помощников на предприятии, у каждого из которых были свои задачи.

«Следствием установлено, что Закиров, Гараев, Горячев создали на территории Казани преступное сообщество и руководили им. С 2006 года они <...> создали и объединили под своим руководством 11 структурных подразделений», — говорится в ответе генеральной прокуратуры РФ на запрос «БИЗНЕС Online».

Львиная доля предполагаемых участников хищений были официально трудоустроены на «Казаньоргсинтезе» в цехах завода, службе режима и охраны, управлении экономической и информационной безопасности, технологических службах. Примечательно, что судебный процесс большинство из них встретили лишь в статусе свидетелей, рассказывавших о том, как нехороший Закиров склонял их к воровству в промышленных масштабах.

Сам механизм хищений уже неоднократно описывался в СМИ. По версии следствия, грузовики с фальшивыми накладными строго ночью прибывали на территорию завода, подкупленные рабочие предприятия грузили полиэтилен, «КАМАЗы» уезжали с завода и прибывали на склады Закирова на улице Гвардейской. Оттуда полиэтилен продавался различным коммерческим организациям.

Щупальца «Караваевских» оплели все отделы предприятия, которые представляли для них опасность или интерес. Распределением ролей и координацией всех участников, причастных к хищениям, Закиров, как считает следствие, занимался совместно с Гараевым, который пользовался авторитетом и уважением в криминальных кругах. Горячев же отвечал за контроль проезда автомобилей, на которых осуществлялись хищения.

Крали участники группы так называемую неучтенную продукцию. Чтобы увеличить ее долю, сотрудники планово-экономического отдела завода намеренно завышали коэффициенты допустимого расхода сырья (этилена). В отдельных случаях часть продукции для Закирова «химичили» путем манипуляций с контрольно-измерительными приборами, несанкционированных остановок и перезапуска производства.

Несанкционированный заезд на территорию предприятия крупнотоннажных грузовиков, вывозивших неучтенку, обеспечивали работники контрольно-пропускных пунктов. Записи с видеокамер о передвижении автотранспорта по территории предприятия через час после совершения хищений уничтожали с помощью удаленного доступа к заводскому серверу. Автотранспорт с похищенной продукцией члены ОПГ «Караваево» сопровождали от проходной завода непосредственно до складов Закирова.

Куда уходила продукция? Часть полиэтилена, считает следствие, официально продавалась через подставные фирмы, подконтрольные Закирову. Часть шла на подконтрольный «караваевским» завод в Марий Эл для производства полиэтиленовых труб.

На всех стадиях процесса соблюдалась строжайшая конспирация. «Караваевские» вели контрнаблюдение за КПП завода и всем маршрутом движения грузовиков. Под контролем было даже местоположение сотрудников службы безопасности завода, не задействованных в хищениях. «Караваевские» знали, горит ли у каждого из них свет в окне, припаркован ли автомобиль около подъезда. К загрузке «КАМАЗов» заговорщики приступали только после того, как получали сигнал от группы наблюдения о том, что неожиданностей не будет.

Участники преступной группы использовали только обезличенные телефонные номера, меняя их ежемесячно. В общении они применяли специально выработанную систему условных фраз и обозначений. Каждый член ОПГ был знаком только со строго ограниченным кругом других участников схемы.

Сотрудники «Казаньоргсинтеза» с «двойным трудоустройством» получали неофициальную зарплату. Размеры вознаграждения варьировались, в среднем деятельные сотрудники предприятия зарабатывали порядка 60 тыс. рублей в месяц. По оперативным данным, в 2009 году ежемесячный гонорар некоторых особо ценных «оборотней в спецодежде» повысился до 100 тыс. рублей. Размер платы не был заоблачным из соображений не только экономии, но и безопасности: участники хищений могли выдать себя чрезмерными расходами.

КАК НА КОСЕ КОСОЙ РУБИЛИ ГОЛОВЫ

Первоначально оперативную информацию о хищениях на «Казаньоргсинтезе» собирало управление ФСБ по РТ совместно с управлением по экономической безопасности и противодействию коррупции МВД по РТ. Предварительное следствие в режиме наблюдения и фиксации хищений тянулось несколько лет. Но и после того как оперативники собрали достаточно, как им казалось, доказательств, руководство завода не хотело в это верить и признавать себя потерпевшей стороной. Дело удалось возбудить только после того, как генеральный директор завода Алехин ознакомился с видеозаписью, на которой «КАМАЗы» с награбленным беспрепятственно покидают территорию предприятия.

Кульминацией стала облава 14 марта 2012 года, когда на предприятии были задержаны «КАМАЗы» с краденым полиэтиленом. Позже это расследование взял под контроль следственный департамент МВД России. Спустя четыре года, 24 марта 2016 года, подпись под обвинительным заключением поставил заместитель генерального прокурора РФ Виктор Гринь.

Судебный процесс над Закировым, Гараевым, Горячевым стартовал 16 мая 2016 года в Московском районном суде. Кроме троих организаторов хищений на скамье подсудимых оказались другие участники ОПС: водитель погрузчика Ленар Минуллин, мастер по отгрузке завода поликарбоната Владимир Александров, Раушан Гумеров, грузчики Константин Тиханов, Андрей Зуев, Алексей Емелькин, Айдар Фарахов, Рущан Гараев и Фарид Дияров. Это уже вторая «порция» подсудимых, первые 10 фигурантов дела о хищениях на «Казаньоргсинтезе» уже больше года сидят в тюрьме по решению того же Московского суда. В большинстве своем это рядовые сотрудники предприятия — грузчики, водители и охранники, помогавшие вывозить краденую продукцию. Всего на грандиозном процессе ожидалось к допросу 100 свидетелей, в том числе 12 действующих и 23 бывших работника «Казаньоргсинтеза».

Вскоре после вскрытия хищений на «Казаньоргсинтезе» разразилось кадровое землетрясение. 15 июня совет директоров предприятия вывел Алехина, отправившегося руководить ТАНЕКО, из состава правления, назначив на его место тогда еще директора завода поликарбонатов Фарида Минигулова.

Следом в отставку отправляют заместителя генерального директора ПАО «Казаньоргсинтез» по экономической безопасности и режиму Равиля Курбанова. Об этом было объявлено на годовом собрании 21 июня, причем гендиректор ТАИФа Альберт Шигабутдинов не скрывал, что решение связано с начатым расследованием. Недаром освободившееся кресло главного «безопасника» занял Рашит Хафизов, который ранее работал в управлении ФСБ по Татарстану.

Источники «БИЗНЕС Online» указывают, что в ходе следствия даже проверялись возможные связи Курбанова с Закировым. По оперативной информации, с организатором хищений якобы тесно общался родной брат топ-менеджера КОСа Рамиль Курбанов, который вместе с супругой Линой владеет сетью люксовых бутиков VIP Group. По оперативным данным, Закиров с супругой были частыми гостями и клиентами этих магазинов, что, впрочем, не удивляет при таком уровне шальных доходов и может быть простым совпадением.

В один день с Курбановым в отставку ушел также заместитель директора по производству (в последний год — по науке и развитию) Владимир Кудряшов — правда, с формулировкой «по состоянию здоровья».

И уже в декабре пост покинул главный инженер предприятия Наиль Гайнуллин, который утверждал показатели расходов материалов. Тогда же ушли зам по коммерции Асаф Раимов и зам по капстроительству Магдут Гатауллин. Впрочем, судить о том, связаны ли эти отставки с хищениями, сложно.

Всего же лишились работы в связи с делом Закирова порядка сотни сотрудников предприятия.

ДЕЛО НА МИЛЛИАРД УЖЕ ГОТОВЯТ?

Нынешним процессом, который идет в суде, дело может и не закончиться. Начать с того, что заявленный следствием период хищений не совпадает с показаниями, которые свидетели дали на судебном процессе. Из материалов дела следует, что воровство на «Казаньоргсинтезе» началось в 2009 году. Однако свидетели указывали, что хищения в промышленных масштабах зародились на предприятии еще в 2006 году.

Неоднозначна и сумма предъявленного ущерба. Те 340 млн. рублей, которые были в итоге предъявлены, подтверждаются, к примеру, черной бухгалтерией, которую вел Закиров, и распечатками СМС-сообщений участников ОПС с датой, маркой и объемом похищенной продукции. Однако истинные масштабы хищений, вероятно, намного больше. По подсчетам следователей, после приведения расходных коэффициентов использования сырья в норму предприятие в 2012 - 2013 годах сэкономило 3,5 млн. т сырья. В денежном эквиваленте это около 2 млрд. рублей. Если предположить, что объемы вывоза не менялись, общий ущерб за все время хищений мог в пределе достичь и 7 млрд. рублей.

Неопровержимо доказать размер ущерба крайне сложно — неучтенка на то и неучтенка. Тем не менее, по данным «БИЗНЕС Online», еще одно дело с ущербом предприятию уже в 1 млрд. рублей в настоящий момент уже есть и выведено в отдельное производство. Как и в первом случае, дать ход расследованию может только топ-менеджмент «Казаньоргсинтеза». Отправной точкой для следователей может стать гражданский иск к предполагаемым похитителям. Но для этого ТАИФу придется признать, что у него украли миллиард. Хватит ли на это политической воли?