С FIFA в кармане

Новым главой мирового футбола стал Джанни Инфантино.
29.02.2016
Новым главой мирового футбола стал человек, который еще полгода назад воспринимался скорее как второстепенный персонаж в элитарной группе функционеров, работающих в самом популярном виде спорта. На состоявшихся вчера внеочередных выборах президента FIFA швейцарец Джанни Инфантино, ранее занимавший пост генерального секретаря Союза европейских футбольных ассоциаций (UEFA), довольно уверенно опередил считавшегося их фаворитом руководителя Азиатской футбольной конфедерации (AFC) Сальмана бен Ибрахима аль-Халифу. Впереди господина Инфантино, до сих пор не имевшего по-настоящему серьезного веса в футбольном мире, ждет тяжелый период. Ему надо восстанавливать имидж FIFA, подорванный прошлогодним коррупционным кризисом, а также выполнить собственное смелое обещание выплачивать национальным федерациям гораздо большие суммы, чем платила головная футбольная структура в докризисные времена при предшественнике Джанни Инфантино Зеппе Блаттере.

Восхождение Джанни Инфантино на вершину футбольной власти можно считать одним из самых впечатляющих карьерных рывков в истории спорта. Нельзя сказать, что у 45-летнего господина Инфантино мизерный опыт работы в сфере управления футболом. Примерно полтора десятка лет он трудился во второй по значимости структуре в этом виде спорта — UEFA, с 2009 года — в должности, выше которой формально лишь президентская. Но генсека Джанни Инфантино, несмотря на его активное участие в разработке ключевой программы UEFA — финансового fair play, никогда не воспринимали как самостоятельную фигуру. Он выглядел кем-то вроде пресс-секретаря с расширенными полномочиями при президенте организации Мишеле Платини, основная обязанность которого — озвучивать и разъяснять решения влиятельного шефа.

Удивительный взлет швейцарскому юристу обеспечил разразившийся в мае прошлого года перед выборами президента FIFA самый грандиозный в ее истории кризис. На волне обвинений в коррупции, предъявленных американскими и швейцарскими правоохранительными органами целому ряду высокопоставленных функционеров, сразу после переизбрания на пост президента был вынужден объявить об уходе в отставку руководивший FIFA с 1998 года Зепп Блаттер. Единственным реальным претендентом на роль его преемника в отсутствие среди не угодивших под следствие или за решетку чиновников-"тяжеловесов" был как раз Мишель Платини. Но и господ Платини с Блаттером кризис не обошел стороной. За подозрительную выплату 2 млн швейцарских франков президентом FIFA президенту UEFA в 2011 году оба дисквалифицированы на шесть лет.

В список желающих занять опустевшее после ухода Зеппа Блаттера кресло Джанни Инфантино попал как дублер Мишеля Платини. Он не скрывал, что, в случае если начальнику удастся оспорить дисквалификацию, он тут же снимет свою кандидатуру. Но господин Платини остался за бортом предвыборной гонки, и его "младшему" соратнику пришлось выступать в основе. Надо признать, со своей скорректированной миссией Джанни Инфантино справился блестяще, оправдав надежды тех национальных федераций, которые его поддержали, в том числе Российского футбольного союза (РФС).

Соперниками швейцарца на вчерашних выборах в Цюрихе были четыре человека — президент AFC шейх Сальман бен Ибрахим аль-Халифа из Бахрейна, принц Иордании Али бен аль-Хусейн, бывший заместитель генсека FIFA Жером Шампань из Франции и бывший министр по жилищному строительству ЮАР и соратник Нельсона Манделы Мосима Габриэль Сексвале. Господин Сексвале отказался от участия в выборах еще до их начала. Но его и так можно было не принимать в расчет: южноафриканец являлся безнадежным аутсайдером гонки, в которой букмекеры ставили отнюдь не на господина Инфантино, а на шейха Сальмана, чей образ больше, что ли, соответствовал образу типичного спортивного топ-руководителя: 50-летний бахрейнец постарше швейцарца и поискушеннее в вопросах политики — и спортивной, и неспортивной.

Однако победа досталась Джанни Инфантино. Причем победа, учитывая сложный расклад, довольно убедительная. В Цюрихе голосовали представители 207 национальных федераций, входящих в FIFA. Господин Инфантино опередил шейха Сальмана еще в первом туре. Но требуемых для окончательного успеха двух третей голосов он не собрал: их у швейцарца было 88, у его конкурента — 85. А вот во втором туре, в котором достаточно было уже простого большинства, преимущество Джанни Инфантино вышло внушительным. Ему отдали 115 голосов, Сальману бен Ибрахиму аль-Халифе — 88.

Впрочем, выигрыш выборов, каким бы невероятным достижением для недавнего дублера он ни был, это на самом деле лишь первое звено в цепи задач, стоящих перед Джанни Инфантино. И следующие будут в каком-то смысле еще заковыристее, особенно принимая во внимание тот факт, что объем власти, который достался господину Инфантино, меньше, чем тот, которым пользовался, скажем, Зепп Блаттер.

Как и ожидалось, цюрихский внеочередной конгресс FIFA проголосовал за пакет реформ, фактически навязанный ему в связи с кризисом. В него входят ограничение максимального срока руководства структурой до 12 лет; обязанность чиновников высшего уровня раскрывать доходы; ликвидация компактного и, как правило, послушного президенту исполкома: вместо него предполагается размыть властную вертикаль и создать два новых органа — совет FIFA, который займется стратегией и политикой, и офис генерального секретаря, отвечающий за оперативную и коммерческую деятельность. Все эти новшества усложняют жизнь президенту, ставят его в более тесные рамки.

И в этих жестких условиях Джанни Инфантино, во-первых, необходимо будет реформировать FIFA — срочно, как того требуют Международный олимпийский комитет и не имеющие отношения к спорту, но, так уж вышло, плотно погрузившиеся в мир футбола ведомства вроде американского ФБР или швейцарского Минюста, превращая ее из закрытой в прозрачную и демократичную федерацию. А во-вторых, выполнять свои амбициозные предвыборные обещания, притом что во многом, видимо, именно они перетянули на его сторону недостающие голоса.

А обещал Джанни Инфантино — помимо расширения состава участников финальных турниров чемпионата мира с 32 до 40 команд — громадные денежные бонусы для национальных федераций в виде выплат из бюджета FIFA. В период с 2011 по 2014 год они составляли $2,05 млн ежегодно. Господин Инфантино гарантировал каждой по $5 млн, а еще по $40 млн "подарил" всем шести региональным конфедерациям. Именно на этих бонусах он сделал акцент и в своей речи непосредственно перед выборами. "Если FIFA генерирует $5 млрд, разве это ненормально инвестировать $1,2 млрд из них в развитие футбола? Деньги FIFA — ваши деньги!" — обратился господин Инфантино к участникам конгресса.

Проблема в том, что, говоря это, Джанни Инфантино оперировал данными из закончившейся в мае прошлого года эпохи. Нынешнее же финансовое положение FIFA вызывает беспокойство у людей, трудящихся в федерации: часть счетов, связанных с ней, находится под арестом, часть спонсоров, как утверждают источники, сомневается в целесообразности партнерства. А и. о. генсека организации Маркус Каттнер дал ясно понять, что прежних сверхдоходов ей в период до чемпионата мира 2018 года, который примет Россия, не светит.

Правда, футбольная элита предпочитала вчера обходить вниманием эту неприятную тему. Даже Зепп Блаттер, невзирая на то что Джанни Инфантино — креатура ставшего злейшим оппонентом господина Блаттера Мишеля Платини, сказал про соотечественника, что тот "обладает всеми качествами, чтобы стабилизировать состояние FIFA". А министр спорта РФ, президент РФС Виталий Мутко охарактеризовал "Интерфаксу" господина Инфантино как "прагматичного человека и практика", хотя прагматиком в Цюрихе скорее смотрелся использовавший, рассуждая на тему футбольных финансов, сдержанную риторику шейх Сальман.