Российский камень бросили в США

“Ъ” разобрался в перспективах дела «Павловскгранита» против Сбербанка и Германа Грефа.
26.01.2017
По мнению юристов, в деле по иску бывших владельцев «Павловскгранита» на $750 млн к кредиторам и новым собственникам компании, в частности Сбербанку и лично его руководителю Герману Грефу, сложно будет обосновать достоверность претензий и доказать факт сговора ответчиков. В любом случае рассмотрение иска, если суд его примет, может затянуться на долгие годы. По мнению ряда юристов, иск не имеет судебной перспективы.

Как добывали «Павловскгранит»

Иск на $750 млн к Сбербанку, Герману Грефу, «Сбербанк капиталу» и «НЭО Центру», их директорам Ашоту Хачатурянцу и Олегу Грефу, совладельцу Национальной нерудной компании Юрию Жукову и ряду других лиц, о котором сообщили «Ведомости», подан в Суд Южного округа Нью-Йорка от PPF Management (зарегистрирована в штате Делавэр). В такую сумму истец оценил утерю контроля над «Павловскгранитом»: $500 млн — стоимость актива, а $250 млн — моральный вред.

Причины претензий связаны с кредитом на сумму 5,1 млрд руб., который в 2008 году Сергей Пойманов (тогда совладелец «Павловскгранита») взял в Сбербанке для выкупа 47% акций предприятия у своего партнера Сергея Мамедова, рассчитывая получить полный контроль. В качестве обеспечения по займу банк получил 36,37% акций «Павловскгранита». В 2010 году заем перестал обслуживаться. Сбербанк предложил рефинансировать кредит под 14,9% годовых с передачей 51% «Павловскгранита» «Сбербанк капиталу» за 1 млн руб. и возможностью обратного выкупа бумаг за 350 млн руб. Исходная ставка по кредиту, который выдал Сбербанк, была 17–18%, уточнил собеседник “Ъ” близкий к одному из ответчиков. Бизнесмен отказался, настаивая на передаче только блокпакета акций.

В начале 2010 года Сбербанк передал проблемный долг «Сбербанк капиталу», который подал иски о банкротстве компаний группы «Павловскгранита». В 2011 году в рамках внесудебного взыскания залогов реестродержатель ЗАО «Регистраторское общество “Статус”» списало 36,3% акций «Павловскгранита» со счета ООО «Витэра», бумаги были оценены в 1,1 млрд руб. Господин Пойманов тогда подчеркивал, что на момент выдачи кредита весь «Павловскгранит» был оценен в четыре раза дороже — примерно в 12 млрд руб. Затем за 516 млн руб. были проданы с торгов принадлежавшие лично Сергею Пойманову 24,6% акций — их купило ООО «Трейд», принадлежавшее Николаю Козлову.

В 2012 году долг «Павловскгранита» перед «Сбербанк капиталом» выкупило ООО «Атлантик», по неофициальной версии действовавшее в интересах одного из основателей и бывшего совладельца группы ПИК и основного собственника Национальной нерудной компании Юрия Жукова. В том же году новый реестродержатель ЗАО «РК-Реестр» списало в пользу «Атлантик» еще 29,4% акций, которые были оформлены на Zinica Limited, рассказывал господин Пойманов. При этом по состоянию на 2013 год напрямую господин Жуков распоряжался 9% акций «Павловскгранита». В 2014 году следственные органы обвиняли бизнесмена в принуждение господина Пойманова к передаче контроля над предприятием, но в итоге обвинения были сняты. Структуры Сергея Пойманова также не раз пытались оспорить сделки, но безуспешно, а 21 июля 2016 года его самого признал банкротом Арбитражный суд Московской области.

Куда ведет дорога через Нью-Йорк

Глава коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» Евгений Корчаго объясняет выбор суда тем, что «истцы не вполне доверяют российскому правосудию». При этом, уточняет юрист, выносить решение суд будет исходя из норм американского законодательства, «не вникая в особенности правовых правоотношений между юрлицами по российскому праву».

Первое слушание по делу в суде Нью-Йорка назначено на 20 апреля. Но сам факт подачи требования в американский суд еще не означает, что иск будет рассмотрен. Управляющий партнер «Ренессанс-LEX» Георгий Хурошвили полагает, что только определение подсудности может занять длительное время, а если суд перейдет к рассмотрению по существу, процесс может растянуться на годы. «Не исключено, что истец будет пытаться наложить обеспечительные меры, чтобы получить рычаг давления в споре со Сбербанком. Вероятно, поэтому в качестве одного из ответчиков назван Герман Греф»,— считает господин Хурошвили. По мнению Евгения Корчаго, если суд примет сторону истцов, то вполне может наложить арест на имущество ответчиков в США.

Источник “Ъ”, близкий к одному из ответчиков, видит в иске попытки господина Пойманова уйти от ответственности в России или создать платформу для обеспечения политического убежища в США. «Собственник компании берет кредит и уходит в дефолт по нему через год, мотивируя тем, что не может обслуживать долг, на фоне максимальных показателей предприятия по производству»,— указывает собеседник “Ъ”, добавляя, что господин Пойманов «был замечен в действиях по размыванию залоговой массы и выводу имущества».

Сергей Пойманов заявил “Ъ”, что видит «очень высокие шансы» на победу в судебном разбирательстве. «А у господина Грефа, видимо, обострение, он не совсем отдает себе отчет в своих заявлениях. Думаю, мы будем готовить дополнительный иск к нему о защите чести и достоинства, потому что он совсем заплыл за буйки от безнаказанности, перепутал меня со своими подчиненными»,— добавил бизнесмен. Сергей Пойманов пояснил, что он уступил подавшей иск американской компании право требования к 22 ответчикам.

Партнер BGP Litigation Александр Ванеев отмечает, что похожие иски уже бывали: «Например, можно вспомнить иск Khan Resources к АО “Атомредметзолото” (горнорудному дивизиону госкорпорации “Росатом”). В иске утверждалось, что госкомпания вступила в сговор с правительством Монголии с целью отъема лицензии на разработку уранового месторождения Дорнод». Партнер коллегии адвокатов «Юков и партнеры» Светлана Тарнопольская напоминает, что за рубежом также рассматривались иски, связанные с утерей контроля над российскими компаниями, наиболее известный пример — дела ЮКОСа, инициированные его бывшими акционерами.

«Из имеющейся сейчас информации в открытых источниках вообще не понятно, что связывает данную ситуацию с США. Так что первым вопросом будет вопрос об установлении юрисдикции»

Господин Ванеев отмечает, что самое сложное в таких делах — доказать сговор (conspiracy) между ответчиками: «Как правило, прямых доказательств найти практически невозможно, ввиду чего в ход идут косвенные доказательства. В конечном счете, суд будет оценивать, насколько утверждения истца достоверны, в том числе в ходе перекрестного опроса свидетелей». Партнер адвокатского бюро А2 Михаил Александров добавляет, что факт сговора теоретически можно доказать перепиской сторон, «но все должно быть, конечно, весьма убедительно, чтобы суд поверил, что деньги были выданы с целью захвата предприятия».

По мнению Светланы Тарнопольской, «в первом приближении иск не имеет судебной перспективы». Но в любом случае вызывает серьезные вопросы компетенция американского суда по рассмотрению такого спора и, соответственно, перспективы исполнения возможного решения американского суда в России, добавляет юрист. С ней соглашается Михаил Александров: «Из имеющейся сейчас информации в открытых источниках вообще не понятно, что связывает данную ситуацию с США. Так что первым вопросом будет вопрос об установлении юрисдикции».

Вполне возможно, говорит господин Александров, что спор затеян, просто чтобы побудить ответчиков заключить мировое соглашение и избежать процедуры раскрытия доказательств, так как корпорациям иногда выгоднее признать требования, чем раскрывать все детали внутренней кухни такого рода сделок.

Обиженные и удивленные

Сами ответчики называют иск в Нью-Йорке «жестом отчаяния». В пресс-службе Сбербанка заявили: «В банке имеется информация о том, что Пойманов не оставляет попыток уйти от ответственности, в том числе уголовной». Позднее в ходе пресс-конференции Герман Греф назвал иск «типичным мошенническим актом». «У нас банкинг связан с тем, что мы жестко должны защищать свои интересы в каких-то историях»,— пояснил он, подчеркнув, что Сбербанк «вышел из этой истории еще в 2011 году… уже больше пяти лет не имеет отношения к этому долгу, все деньги получили».

Господин Греф уверен, что под иском нет оснований — ни материальных, ни процессуальных: «Нам не платили долги. Мы предлагали различные варианты реструктуризации, в том числе возможность конвертации части долга в капитал, но человек (Сергей Пойманов.— “Ъ”) использовал свой административный ресурс, выходил на всех мыслимых и немыслимых чиновников, пытался оказать давление». Глава Сбербанка считает сумму иска вымышленной: «Человеку в голову пришло написать $750 млн — это ничего общего с реальностью не имеет».

Помимо Сбербанка, по данным “Ъ”, в числе ответчиков в иске указаны Промсвязьбанк и Внешэкономбанк (ВЭБ). В Промсвязьбанке (ПСБ) знают о наличии иска и «очень удивлены», что оказались среди ответчиков. «Считаем заявленные требования необоснованными и надуманными,— говорят в ПСБ.— Предъявление требований в суд Нью-Йорка в ситуации, когда к ПСБ ни разу не были заявлены какие-либо претензии и истек срок исковой давности на судебную защиту в РФ,— это очевидное злоупотребление».

В ВЭБе никаких уведомлений о подаче иска и связанных с ним претензиях не знают. В конце октября 2016 года, выступая в программе «Честный диалог», Сергей Пойманов утверждал, что проблемы «Павловскгранита» были спровоцированы бездействием ВЭБа. А именно: когда у компании возникли проблемы с обслуживанием кредита Сбербанка после кризиса 2008 года, бизнесмен якобы обращался в ВЭБ с просьбой о реструктуризации, но в госкорпорации не смогли предложить механизм. Сам факт обращения в ВЭБ господин Пойманов мотивировал тем, что это госкорпорация, а «Павловскгранит» — градообразующее предприятие.