Российские миллиардеры с размахом наплодили наследников

Российские олигархи смогли сколотить состояния, которых хватило бы на безбедную жизнь нескольких поколений.
01.07.2020
Некоторые миллиардеры активно готовят своих отпрысков к управлению активами, другие убеждены, что легкие деньги сломают жизнь их наследникам, и проповедуют самостоятельный путь к успеху. Журнал «Компания» рассказывает о принципах воспитания детей в семьях пяти российских бизнесменов из списка Forbes. 

Владимир Потанин («Норникель», состояние — 19,7 млрд долларов)

У Владимира Потанина семеро детей. Вместе со своей женой Екатериной бизнесмен вовсе не считает нужным ограждать своих детей от всех опасностей, создавая им исключительно «комфортный мир». По его словам, важно не освободить их от трудностей, а скорее, напротив, — «постепенно к ним приучить».

«Другое дело, что родители обязаны контролировать уровень опасности, которой подвергается ребенок, исследуя мир на своем опыте. Так что совсем оградить детей от трудностей жизни нельзя. Зато можно передать им навыки, как с ними бороться, как вести себя в сложных ситуациях, как принимать какие-то события», — говорит Потанин в интервью Forbes.

В семье миллиардера активно борются с «гаджетоманией». Так, старшим детям не позволяют пользоваться девайсами более получаса в день. А младшие вообще ограждаются от гаджетов. Тем самым дети учатся развивать свой собственный ум, а не впадать в зависимость от искусственного интеллекта, поясняет Потанин.

Миллиардер старается всегда находить время для семьи и детей, даже в наиболее загруженные дни. Как отмечает Потанин, супруга научила его правилу, по которому если он не в командировке, то должен хотя бы зайти в детскую комнату, посидеть с ними, пусть даже во время просмотра мультфильма.

Потанин заявляет, что видит будущее и своих детей именно в России. При этом бизнесмен не считает зазорным, чтобы они получали образование и новые навыки за границей. Главное, чтобы потом вернулись на родину, подчеркивает миллиардер.

«Я буду поощрять детей, чтобы они получали знания там, где эти области лучше развиты, но приезжали применять их сюда. Я сделаю все для того, чтобы они остались со мной в России, хотя бы потому, что сам я никуда не собираюсь», — поясняет Потанин.

Дочь бизнесмена Анастасия недавно открыла на «Винзаводе» галерею современного искусства Artis. Ее братья живут в Америке. Иван окончил МГИМО и сейчас работает аналитиком в нью-йоркской финансовой компании LR Global. Василий окончил в Нью-Йорке Friends Academy, а теперь учится в школе бизнеса Теппера при Университете Карнеги — Меллона.

Касательно наследства бизнесмен придерживается позиции, что дети должны быть материально обеспечены, но при этом им не стоит давать в управление миллиарды. В феврале 2013 года Потанин присоединился к инициативе Билла Гейтса и Уоррена Баффетта The Giving Pledge («Клятва дарения»), пообещав завещать не менее половины состояния на благотворительность.

«Хочешь сделать сыну хорошо — дай ему миллион, хочешь сделать плохо — дай ему миллиард», — любит повторять Потанин. В теории доля каждого ребенка в наследстве бизнесмена составляет 2,8 млрд долларов.

Владимир Лисин (НЛМК, состояние — 18,1 млрд долларов)

Глава совета директоров Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК) Владимир Лисин любит вспоминать, что именно забота о своих детях дала ему мотивацию заняться бизнесом, чтобы обеспечить семье сытую жизнь. Как поясняет бизнесмен, своих детей он пытается приучить к стремлению быть лучшими в своем деле, при этом род деятельности не имеет значения, будь то «сбор мусора, игра в футбол или лечение людей».

При этом Лисин признаёт, что у его троих детей «есть большие возможности выбора», которых у него самого не было в юности. Старшего сына Дмитрия миллиардер уже давно погрузил в свой бизнес. Его первым местом работы в бизнес-империи отца стала управляющая компания «Румелко». За четыре года, с 2006 по 2010-й, сын прошел путь в компании от консультанта отдела по управлению активами до директора по стратегическому планированию. Вскоре Дмитрий занял директорское кресло в холдинге «Румедиа», переключившись на медиабизнес, а затем вошел в советы директоров большинства транспортных активов Лисина-старшего.

Сын не скрывает своего убеждения, что отец готов передать ему управление всеми активами «хоть завтра». Вовлечен в бизнес Лисина-старшего и второй сын — Юрий, который владеет 4 % офшора Fletcher. Дочь Анастасия пока еще учится в МГУ.

Однако в личную жизнь и в особенности уклада своей семьи Владимир Лисин не любит посвящать журналистов. Аналогичную политику взаимодействия со СМИ переняли и его дети. На каждого из детей Лисина приходится по 7,6 млрд долларов наследства.

Алексей Мордашов («Северсталь», состояние — 16,8 млрд долларов)

У Алексея Мордашова в разгар пандемии родилась дочь, и теперь он отец семерых детей. Бизнесмен говорит открыто: он готов помогать наследникам, но не намерен навязывать им свои взгляды на жизнь.

«Они свое будущее должны построить сами. Я хочу им помочь, но не знаю, захотят они заниматься бизнесом или нет. Они должны иметь возможность выбирать свою судьбу сами и прожить интересную жизнь. При этом, несомненно, в их жизни будет очень важный компонент — управление бизнесом, который им достанется», — говорит миллиардер.

По его словам, управлять активами, скорее всего, будет компетентный менеджмент, но в качестве собственников определенную ответственность несут и его дети, поэтому они должны проявлять вовлеченность.

Мордашов отмечает, что его дети искренне хотят быть успешными. Однако никто из них не ассоциирует свой успех именно с бизнесом.

На общение с детьми миллиардеру выкраивать время непросто. При этом он подчеркивает, что в последнее время старается исправиться.

«Я недавно услышал фразу: "Никто в конце жизни еще не пожалел, что слишком мало времени проводил в офисе". Вот это еще один из уроков. Моей жене и детям судить, но я стараюсь. Во всяком случае, я точно стал выделять больше времени на общение с семьей и на отдых, чем десять лет назад и даже пять лет назад. Надо больше уделять внимания детям. Они растут, и, когда они вырастут, будет поздно», — говорит бизнесмен.

В рейтинге богатейших наследников 2020 года семеро детей Мордашова занимают 16-е место. На каждого приходится по 2,6 млрд долларов.

Михаил Фридман (LetterOne, состояние — 13 млрд долларов)

У Михаила Фридмана пятеро детей. Со своими наследниками он выстроил «партнерско-деловые» отношения. Единственный сын олигарха Александр Ожельский (2000 года рождения) не избалован деньгами отца и старается идти своим путем. Вместе с друзьями он организовал компанию AFF Hookah, которая поставляет паровые коктейли в рестораны Sixty, Misha Fisher, Salon, «Веранда у дачи».

«Я никогда не советуюсь с отцом на тему того, чем заниматься, у меня полностью все свое. И я из принципа никогда не пойду просить у него деньги — у меня уже на старте больше возможностей за счет образования и связей. Идти к отцу было бы унизительно», — говорит Александр.

Юноша признаётся, что отец своих детей не балует и воспитывает очень скромно. По его словам, Фридман прививал ему «чувство голода», которое мотивировало что-то сделать самому. Единственное, на что отец никогда не скупился, — это на образование своих детей.

Старшая дочь Лора (1993 года) училась в Йельском университете, где танцевала в балетной труппе Yaledancers, сейчас танцует в израильском национальном балете. Екатерина (1996 года) окончила Йель, после чего осталась в Нью-Йорке. Сейчас она работает менеджером в The Commission for Art Recovery, компания возвращает евреям похищенные нацистами предметы искусства. Ника (2006 года) живет и учится в Москве. Год назад у Фридмана родилась еще одна дочь, имя которой не называется. Что касается Александра, то он окончил британскую школу Sevenoaks и вернулся из Лондона в Москву. Из-за коронавируса он отложил поступление в бизнес-школу Штерна (США) и вплотную занялся новым бизнесом — теперь он поставляет жвачки Love Is и средства от похмелья Morning Care в магазины сетей X5 Retail Group и «Магнит».

В теории на каждого ребенка Фридмана сейчас приходится 2,8 млрд долларов наследства. Но в 2016 году Михаил Фридман публично заявил: дети не получат его миллиардов. При этом он добавил, что также не собирается привлекать наследников к работе в «Альфа-Групп».

«Я не любитель давать публичные обещания такого рода, но могу сказать, что принял решение — мое состояние пойдет на благотворительность. Худшее, что я мог бы сделать для своих детей, — это передать им крупную сумму денег», — подчеркивает бизнесмен.

Роман Авдеев («Россиум», состояние — 0,75 млрд долларов)

Роман Авдеев, несмотря на приличное состояние, не числится среди лидеров списка Forbes (750 миллионов долларов, 124-я строчка). Однако в рейтинге самых многодетных бизнесменов страны он побеждает с колоссальным отрывом. Вместе с женой он воспитывает 23 ребенка, из них 17 — усыновленных.

Воспитанию и прививанию семейных ценностей Авдеев уделяет ключевое внимание.

«Я никогда не действую с позиции "я взрослый и сильный, поэтому я прав". Формула простая: мои дети должны знать, что такое хорошо и что такое плохо. Но ничего навязывать не буду: когда вырастут, сами сделают свой выбор», — говорит бизнесмен.

По его словам, все 23 ребенка прекрасно знакомы со словом «нет». Так, в семье, например, есть только один iPad — у главы семейства: «Когда они просят его поиграть, я даю, когда он мне не нужен. Если нужен — не даю. Все просто и естественно».

По мнению Авдеева, важно воспитывать в детях бережливое, уважительное отношение к вещам. Плохое обращение приводит к порче вещей. Но супруги не торопятся покупать им замену: «Как-то приехали на дачу, и оказалось, что один из сыновей забыл сменную одежду в Москве. И всю неделю каждый вечер он сам стирал свои вещи. Детей не нужно ограждать от мелких неприятностей, не нужно создавать тепличные условия, чрезмерно опекать».

Карманные деньги у детей Авдеева появляются в школьном возрасте и тратятся они, как правило, в столовой. Как отмечает бизнесмен, дети могут тратить деньги по своему усмотрению, но есть одно условие: сначала нормальный обед, а уже потом чипсы.

Касательно наследства Авдеев подчеркивает: он не намерен передавать ни бизнес, ни деньги. По словам предпринимателя, традиция передавать дело по наследству — в корне неверная.

«Если довести ее до абсурда, окажется, что взрослого ребенка нужно продолжать кормить, поить, развлекать. Современное общество может это позволить. Для этого не нужно передавать бизнес. Достаточно поручить, чтобы ребенка развлекали, поили, кормили. Очевидно, это не то будущее, которого мы хотим для наших детей», — заключил Авдеев.

Теоретически на текущий момент каждый из 23 детей Романа Авдеева имеет долю в 32,6 млн долларов от наследства.