Россия так и не хлебнула кировской крови

В новом уголовном деле о кировском долгострое - заводе кровяной плазмы, появились сотрудники Росздравнадзора и ФМБА.
02.07.2020
Чиновников ФМБА и Росздравнадзора заподозрили в халатности, которая привела к ущербу на 3,5 млрд рублей. Строящийся с 2005 года завод в Кирове должен был обеспечить всю страну необходимыми препаратами крови, но так до сих пор и не запущен. ГСУ СКР России по Москве возбудило в связи с этим новое уголовное дело — по ст. 293 УК РФ («Халатность»). Эксперты уверены, что из-за истечения срока давности привлечь конкретных виновных не получится, как и вернуть бюджетные средства. При этом проект «Киров Плазма» не свернут, пояснили «Известиям» в «Нацимбио» («дочка» «Ростеха», которой передан завод), однако о сроках его запуска до сих пор ничего не известно.

Контракт с обременением

В истории о знаменитом долгострое — заводе «Киров Плазма», который начали возводить еще в 2005 году, — появился новый поворот. 26 июня возбуждено очередное уголовное дело — по ст. 293 УК РФ («Халатность»), рассказал «Известиям» источник в правоохранительных органах. В материалах дела ГСУ СК России по городу Москве говорится, что в результате ненадлежащего исполнения неустановленными должностными лицами ФМБА России и Росздравнадзора своих обязанностей завод по переработке крови в Кирове не построен до сих пор. Ущерб для бюджета страны оценивается в 3,5 млрд рублей.

Госконтракт на строительство завода был заключен в июле 2005 года между Приволжским окружным медцентром экспертизы качества препаратов крови Росздравнадзора и немецкой компанией «Глатт Инженертехник ГмбХ».

По фактическому графику работы на 6,9 млрд рублей должны были завершиться в конце 2009 года. Отчитавшись за потраченные деньги, немецкая сторона заявила о необходимости дополнительного финансирования строительства третьей линии, создания которой затребовал заказчик. Главстройэкспертиза оценила окончательную стоимость проекта уже в 11 млрд рублей. За завершение строительства под ключ немецкая компания попросила почти 3 млрд рублей, но этот вопрос так и не согласовали.

Из-за срыва запуска завода объект по распоряжению правительства России в марте 2010 года был передан в ведение ФМБА России, говорилось в заявлении регионального управления агентства. Там же отмечалось, что на момент передачи завода его строительство не велось уже несколько месяцев. В связи с чем в 2011 году ФМБА пыталось призвать к ответственности руководство немецкой компании через Арбитраж.

Судебные разбирательства завершились лишь в ноябре 2015 года. Арбитражный суд Кировской области признал, что в 2005–2009 годах исполнитель заказа произвел все работы в полном объеме, и они были приняты заказчиком без возражений. Поэтому он отказался взыскивать с немецкой компании 6,9 млрд рублей в пользу ФМБА, а контракт между ними был расторгнут.

В это же время Главное следственное управление (ГСУ) ГУ МВД Москвы возбудило уголовное дело в отношении гендиректора «Глатт Инженертехник ГмбХ» Райнхарда Бебера и члена совета директоров компании по странам СНГ Лутца Хайнцля.

Они подозревались в покушении на мошенничество в особо крупном размере (ст. 30 ч. 4 ст. 159 УК). По данным следствия, предприниматели скрылись от уголовного преследования в Германии. В ноябре 2015 года Тверской суд Москвы вынес решение о заочном аресте Райнхарда Бебера и Лутца Хайнцля.

И ныне там

Решая дальнейшую судьбу долгостроя, правительство России в апреле 2016 года передало его госкорпорации «Ростех». Для ввода предприятия в эксплуатацию «Национальная иммунобиологическая компания» («Нацимбио», входит в «Ростех»), «Фармстандарт» и итальянская Kedrion Biopharma создали АО «Киров Плазма». Стороны планировали вложить в проект 6 млрд рублей. А запуск предприятия был намечен на 2019 год. Однако завод до сих пор не заработал.

В пресс-службе холдинга «Нацимбио» «Известиям» объяснили это тем, что объект передавался от Росимущества частями, начиная с 2017 года и по ноябрь 2019-го. Но за это время были проведены работы, направленные на его сохранение.

— Сейчас совместно с партнером мы продолжаем развитие проекта. Главным вопросом функционирования завода, который необходимо решить, остается сырьевое обеспечение плазмой для фракционирования (разделения. — «Известия») по экономически целесообразной цене, — сообщили в холдинге.

При этом на вопрос «Известий» о сроках сдачи объекта не ответили ни в «Нацимбио», ни в «Ростехе».

ФМБА и Росздравнадзор оперативных комментариев на запросы «Известий» не предоставили. В российском представительстве «Глатт Инженертехник ГмбХ» по указанному номеру телефона никто не отвечал.

В конце 2019 года «Нацимбио», в связи с тем, что завод так и не ввели в эксплуатацию, отказалась от статуса единственного поставщика препаратов для лечения и профилактики кровотечений у пациентов с нарушениями свертываемости крови.

В начале 2000-х годов система госконтрактов была непрозрачной, отметил в беседе с «Известиями» председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. Однако привлечь к ответственности виновных в этом случае вряд ли получится из-за истечения срока давности преступления, пояснил он. Учитывая, что должностные лица в организациях менялись довольно часто, вычислить конкретного ответственного уже не получится, как и вернуть потерянные деньги, полагает эксперт. Срок давности по статье о халатности составляет от двух до шести лет в зависимости от тяжести преступления.