"Роснефть" растеклась по регионам

Независимые АЗС мешают монополистам нефтяного рынка и правительству диктовать цены на топливо по своему усмотрению.
21.11.2018
В прошлый четверг «Роснефть», крупнейшая нефтяная компания в России, приостановила продажи моторного топлива на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже, вызвав шок на рынке нефтепродуктов. Предложение топлива на торговой площадке сократилось на 40%, цены одномоментно выросли на 1,5–3%. Обычно перебои в поставках связаны с техническими проблемами на нефтеперерабатывающих заводах, но в этот раз это было осознанным решением одного игрока. Менеджмент «Роснефти» таким способом выразил свое недовольство ситуацией в отрасли. «Сегодня желания торговать на бирже у нас нет, завтра может не быть, а потом появится», — заявил пресс-секретарь госкомпании Михаил Леонтьев.

Закон обязывает крупнейшие нефтяные компании поставлять на биржу не менее 10% производства бензина и авиакеросина и 5% дизельного топлива, так что общий баланс на рынке рано или поздно восстановится. Однако демарш «Роснефти» все равно оставляет неприятный осадок: топливная индустрия, ослабленная монополизмом вертикально-интегрированных компаний и беспорядочным регулированием правительства, и без того находится на грани кризиса.

От социально ответственной госкомпании скорее ожидаешь активной поддержки соглашения о стабилизации розничных цен на бензин, подписанного нефтяниками и правительством в этом месяце, чем дополнительного давления на рынок. Но у «Роснефти» свои интересы в этой борьбе: при помощи сокращения поставок госкомпания протестует против «договорных сделок» на бирже, ушлых спекулянтов и монопольного положения независимых сетей АЗС.

Парадоксальным образом «Роснефть», выступая за чистоту рыночного ценообразования и конкурентную среду, не стесняется прибегать к открытому манипулированию рынком и демонстрировать, кто в реальности задает тон ценам на бензин.

В понедельник госкомпания вернулась на биржу после двухдневного бойкота, но проводила лишь мелкие и «адресные» сделки, продавая свои нефтепродукты только «избранным» покупателям. По данным «Коммерсанта», частичное возобновление поставок произошло после того, как глава Крыма Сергей Аксенов написал курирующему ТЭК вице-премьеру Дмитрию Козаку письмо о том, что из-за действий «Роснефти» к концу декабря полуостров может остаться без топлива.

В правительстве прислушались к Аксенову и выразили готовность пойти на уступки госкомпании. По словам министра энергетики Александра Новака, предложения «Роснефти» о том, как улучшить работу биржи, уже прорабатываются. Вместе с тем ультимативный характер требований Игоря Сечина вряд ли вызывает большой восторг в Белом доме, который заходит все дальше в тупик в попытках ручного управления топливной отраслью.

КОММЕНТАРИИ

Дмитрий Гусев

вице-президент Независимого топливного союза

— Отлично, что «Роснефть» вернулась на биржу, мы очень по ней скучали. Но это никак не отразилось на ценах, потому что создание внебиржевых инструментов не влияет на рынок. То, что они отдают [топливо] по определенным рыночным ценам каким-то своим согласованным покупателям, — замечательно, мы рады, но к биржевой торговле это отношения не имеет.

При уходе «Роснефти» с биржи возможны какие-то проблемы, но я не думаю, что надо создавать ажиотаж. За следующие полтора месяца, которые у нас впереди, все это покроется и выстроится. Три дня отсутствия торгов особой роли не сыграют

Каждый имеет право на выражение своей позиции: вот «Роснефть» решила ее выразить таким образом.

Эту ситуацию можно объяснить отсутствием в нашем государстве адекватного, системного подхода к регулятивной политике в отрасли. До наших регуляторов невозможно достучаться, поэтому игрокам приходится хотя бы таким образом показывать: «Ребята, обратите на нас внимание, мы что-то говорим, давайте это обсудим».

Наши предложения на 90% пересекаются с предложениями «Роснефти», но с некоторыми нюансами: мы за прозрачный рынок, против спекулятивных сделок на фоне недостаточного предложения, за ограничение работы брокеров на перепродаже. Мы все хотим адекватных прозрачных правил и роста объемов на бирже. Если на бирже будут продаваться, условно говоря, 50% от потребления бензина и дизельного топлива на внутреннем рынке, то хватит всем: и трейдерам, и брокерам, и спекулянтам, и независимым АЗС, и «Роснефти», и ВИНКам (вертикально интегрированные нефтяные компании. — Ред.).

Вопрос в том, что правительство этого не слышит и пытается все время утвердить какие-то цены, с которыми нам нужно работать, ни с кем ничего не согласовав. Кто-то посчитал, что мы должны зарабатывать столько и не больше. Ну замечательно, ребята, может быть, вы будете за эти деньги работать, а мы постоим и посмотрим, какая у вас будет эффективность? Если мы ничего не решим, то либо после Нового года, либо после 31 марта на рынке будет коллапс.

Михаил Крутихин

партнер компании Rusenergy

— «Роснефть» по закону обязана частично возобновить продажи. И когда «Роснефть» несколько дней назад на какое-то время прекратила продавать нефтепродукты, это было попросту шантажом. Это такой демарш, который был рассчитан на налаживание взаимопонимания с правительством — мол, теперь они пойдут навстречу нефтяным компаниям, которые, по мнению «Роснефти», испытывают некоторые проблемы.

Демарш, судя по всему, не прошел, и «Роснефть» была вынуждена возобновить свои прежние операции на бирже.

Цены вся эта история подстегнула. Особенно у независимых операторов АЗС. Я сегодня по Москве проехался: на 92-й бензин цены были от 42 до 44 рублей за литр. Кое-где они сильно подскочили. А в регионах это увеличение было еще больше.

Заявления «Роснефти» про прозрачность сделок и рыночное ценообразование — это чисто пропагандистский шаг. Они пытаются выдавить независимых конкурентов. Конкуренты тут не виноваты. Да, в каждой провинции и каждом регионе есть сговор двух-трех компаний, которые пытаются диктовать цены на рынке, но это не централизованно по всей стране. Это не так заметно, как сговор крупных нефтяных компаний с правительством по удержанию цен в расчете на какую-то компенсацию. Это два разных сценария.

Выгода для «Роснефти» в давлении на АЗС — это психологический момент.

Игорь Иванович Сечин ужасно хочет укрупнить свою компанию. Он влез к гигантские долги перед китайцами, чтобы только купить какие-то независимые компании — от ЮКОСа, ТНК-BP, «Башнефти» и так далее.

Своей стратегией он нанес российской нефтяной отрасли больше ущерба, чем кто-либо другой. Я могу это объяснить только психологическим стремлением контролировать денежные потоки.



КРЫМ

В истории с нынешним топливным кризисом Крым стоит особняком
 
Глава республики Сергей Аксенов решил напомнить Москве о санкционном режиме. И написал вице-премьеру Дмитрию Козаку письмо, в котором сообщил, что из-за демарша «Роснефти» (компания 15 ноября отказалась выставлять бензин и дизтопливо на торги) полуостров к концу декабря может вовсе остаться без топлива.

— Крымский рынок бензина более чем на 50% зависит от «Роснефти», рынок дизельного топлива — более чем на 90%. Причем все топливо мы покупаем на Санкт-Петербургской бирже, других источников у нас из-за санкций просто нет, — отмечает собеседник «Новой газеты» в Совмине республики. — Дмитрию Козаку было предложено рассмотреть возможность внебиржевых поставок топлива в Крым. И в итоге, кажется, все пошло по этому сценарию.

19 ноября представители «Роснефти» действительно объявили о частичном возвращении на рынок.

— Сейчас поставлен вопрос об изменении системы топливного обеспечения полуострова. Это изменение еще должно удовлетворить «Роснефть», но пока мы можем сказать, что позиция Крыма помогла всей России если не избежать, то уж точно отсрочить топливный коллапс.

Крымские автолюбители, однако, надвигающийся коллапс заметить не успели.

— Бензин на автозаправках в наличии, а цены на него действительно заморожены, — говорит главный редактор севастопольского издания «Примечания» Виктор Ядуха. — Другое дело, что они заморожены на уровне 50 рублей за литр 95-го. То есть цена бензина в Крыму и без кризиса кризисная. Виной тому отсутствие конкуренции, и Крымский мост в этом плане, к сожалению, ничего не изменил.

В одной из работающих на полуострове сетей автозаправок «Новой газете» сообщили, что принимают информацию главы Крыма о возможном дефиците бензина «к сведению», но не относятся к ней всерьез.

— Никто, конечно, Крым без бензина не оставит. Такое трудно представить в любом регионе, а уж особенно в том, на который смотрит весь мир. В любом случае в Москве сделают так, что здесь топливо будет. Но даже если какой-то кризис случится и будет уменьшение объемов отгрузки топлива, то едва ли крымским компаниям что-то угрожает: из-за санкций крымский рынок не востребован крупными игроками. Покупать все равно будут у нас. Может быть, упадет прибыль. Но это можно перетерпеть.

САРАТОВСКАЯ ОБЛАСТЬ

Ситуация с бензином угрожает мелким АЗС
 
Нынешней осенью независимые АЗС в Саратовской области столкнулись с невозможностью купить оптовые партии дизельного топлива. По словам совладелицы сети GP Vympel Екатерины Савкиной, дефицит продолжался две-три недели. Как полагает предпринимательница, причиной стало совпадение факторов — сезонный переход с летнего топлива на зимнее и стремление производителей отправить как можно больше товара на экспорт.

В июне на специальном заседании областной Общественной палаты владельцы независимых АЗС заявили об угрозе закрытия. Всего в регионе действуют около 350 заправок. Из них 80 принадлежат «Роснефти», 40 —«Лукойлу». Остальные представляют собой малый и средний бизнес. Через них, по подсчетам саратовского министерства промышленности, продается 44% топлива. Причем в десяти отдаленных районах области работают только независимые АЗС. По оценке самих предпринимателей, в год они дают региональному бюджету 165 миллионов рублей налогов и содержат 1,5 тысячи работников.

Июльское снижение акцизов практически не помогло саратовским автолюбителям. Цена литра АИ-92 в середине лета составляла 41,35 рубля. За первое полугодие 2018-го топливо в регионе подорожало на 9%.

Осенью начали расти оптовые цены. По подсчетам областной думы, с января по октябрь стоимость топлива в оптовом сегменте выросла в регионе на 35%. «У меня вопрос простой — почему оптовые цены выше розничных? Это удар по независимым продавцам», — заявил депутат Павел Артемов, представляющий заволжские районы, где работают в основном мелкие АЗС. Парламентарии провели заседание с участием регионального управления ФАС. На все вопросы контролирующая служба отвечала, что «каждый хозяйствующий субъект самостоятельно определяет цену».

В октябре независимые АЗС столкнулись с невозможностью купить оптовые партии дизельного топлива. Отметим, что основным производителем нефтепродуктов в регионе считается завод «Роснефти», рассчитанный на переработку 7 миллионов тонн сырья в год.

Областное правительство охарактеризовало ситуацию как «некоторые перебои в поставках». По словам поставщиков топлива, «проблема носит исключительно организационный характер»: дело в том, что контрагенты опаздывают с оформлением заявки, которую положено подавать за 38 дней.

По словам Екатерины Савкиной, на сегодня дефицита на оптовом рынке нет. Однако предпринимателей беспокоит законодательное новшество — установленный для каждого региона индикативный уровень цен (ИУЦ) на оптовые партии горючего. В розничной торговле независимые заправщики обязаны не превышать этот уровень более чем на 4%. «Наши расходы на продажу составляют около 10%. При таких условиях мы не сможем работать. Сейчас продумываем план по сворачиванию бизнеса», — заявила собеседница.

На сегодня фирма Савкиной продает АИ-92 по 41,9 рубля за литр, АИ-95 — по 45,1 рубля, дизельное топливо — по 45,5 рубля. «Мы покупали оптовые партии до введения ИУЦ по более высоким ценам. Сейчас торгуем в прямой убыток с каждого литра, только чтобы не терять клиентскую базу, — сказала «Новой» предпринимательница. — Думаю, у федеральных властей достаточно инструментов для расшивки нынешнего кризиса. Но пока не возникло ощущения, что нас, малый и средний бизнес, кто-то защищает».

МУРМАНСКАЯ ОБЛАСТЬ

Рост цен на нефтепродукты пробил дыру в региональном бюджете
 
В Мурманске подорожание топлива ударило не только по автомобилистам, хотя цены на бензин поднимаются стремительно, но и по коммунальщикам. Вместе с бензином подорожал мазут, которым отапливаются почти все котельные области. На пороге зимы этого удара никто, как водится, не прогнозировал, и в бюджете деньги на закупку топлива по новым тарифам не предусмотрены.

Бензин в Мурманской области резко подорожал в середине октября, и с тех пор демонстрирует плавный рост. Тогда стоимость литра подскочила в среднем почти на рубль — как у сетевиков, так и на независимых заправках. Затем, по данным УФАС, наиболее устойчиво дорожало топливо в сети Cirkle K (бывший «Статойл»), остальные заправки рост цен притормозили. Впрочем, особенность региона — широкий разброс цен на заправках одних и тех же сетей в зависимости от логистической доступности. Так, традиционно самые высокие цены показывают АЗС вблизи двух пропускных пунктов российско-финской границы. Во-первых, транспортное плечо 300 км, во-вторых, финны приезжают заправляться, ведь по сравнению с ценником по ту сторону границы у нас все равно дешевле.

Разброс цен дают и «Лукойл», и «Серкл», и даже в небольших независимых сетях, которые держат всего по нескольку АЗС, можно найти один и тот же 95-й бензин по цене, например, от 44 до 47 рублей за литр. Самую низкую и относительно единообразную цену держит предсказуемо «Роснефть»: 44 рубля за литр 95-го и 48 — за дизель.

Дизельное топливо в регионе традиционно самое дорогое, сейчас средняя цена на него колеблется вокруг цифры 51 рубль за литр. В ситуацию власти особенно не вмешиваются, да и народ пока протестовать не начал. Более острой проблемой становятся цены на мазут, которые в перспективе отразятся в квитанциях за тепло и не только в них. В марте тонна топочного мазута на бирже стоила около 14 тысяч рублей, к лету перевалила за 20. При этом бюджет области верстали из расчета 13 тысяч за тонну.

Уже сейчас размер субсидии, которую бюджет области должен предоставлять теплоэнергетикам на закупки топлива, вырос с ожидавшихся трех до шести миллиардов. Взять денег неоткуда, бюджет дефицитный. Чтобы закрыть дыру, в бюджете на следующий год уменьшается дотирование социальной сферы, например, медицина не досчитается более полумиллиарда. Но если эти ресурсы не изыскать, область зимой замерзнет, как было уже не раз. Областные власти просят у Москвы зарезервировать региону на 5 лет определенный объем мазута по фиксированной цене. Иначе бюджет лопнет.

КРАСНОЯРСКИЙ КРАЙ

Независимые заправки объявлены перекупщиками и обречены на вымирание
 
Аншлаг у наливной Ачинского НПЗ «Роснефти» продолжался неделю: очередь из бензовозов нескольких регионов на пике достигала трехсот машин и тянулась по трассе несколько километров, позже сократилась до стоянки у эстакады. Водители ждали по двое-трое суток, спали в машинах. Уточню: топливо оплачено, но его не могли получить. Означает ли это, что могут вернуться позднесоветские времена, когда и на обычных АЗС частники стояли в многочасовых очередях? На НПЗ наличие проблем отрицают: «В связи с наступившими холодами отмечается повышенный спрос на зимнее дизтопливо со стороны независимых участников рынка, не создавших его запасов заранее. Ачинский НПЗ осуществляет его выработку в соответствии с производственной программой на ноябрь. Отгрузка зимнего ДТ в автоцистерны осуществляется на эстакаде герметичного налива круглосуточно и лимитирована только пропускной возможностью эстакады. Согласно нормативам, все участники рынка должны создавать необходимый запас зимнего ДТ к 1 ноября. Однако некоторые недобросовестные участники рынка пытаются играть на ценовой конъюнктуре, преследуя свои экономические интересы».

Бензовозы «Роснефти» меж тем проходили без очереди — по свидетельству тех, кто в ней стоял. Видимо, это воспитательные меры к «независимым участникам рынка».

В итоге ДТ подорожало на 2 рубля — до 47,4 на заправках «Роснефти» в Красноярске и окрестностях. Но несмотря на подорожание, уже и на АЗС образовались очереди (в основном из автобусов). Поскольку у других участников рынка соляры или нет, или она еще дороже. У независимой от «Роснефти» сети «25 часов» ДТ стоит сейчас уже 50 рублей. И до 52 и даже выше — если выехать из Красноярска.

Омский НПЗ «Газпромнефти», по словам президента Союза независимых АЗС Красноярска Евгения Решетникова, вовсе стал отпускать топливо только для своих заправок (и на АЗС этой компании в Красноярске цена солярки 47,55 рубля). Из-за этого во многом и сложился ажиотаж у ворот Ачинского НПЗ, это мнение подтверждают в АО «Красноярскнефтепродукт», подконтрольном краевой власти.

Еще об одном нюансе рассказывает депутат красноярского горсовета и бизнесмен Константин Сенченко: «Газпромнефть» оставила цены на топливо прежние, но за пользование личным кабинетом для юрлиц (сервисные услуги. — А.Т.) ввела комиссию от 1 до 3,75% от стоимости закупленных нефтепродуктов. Таким образом, фактические расходы на бензин вырастут, но Дмитрий Медведев всей стране расскажет, как он «заморозил» цены. Они просто издеваются над всей страной и держат людей за идиотов».

И еще Сенченко — по поводу инициатив «Роснефти»: «Игорь Иванович в очередной раз показал, кто в доме хозяин. Независимые заправки объявлены перекупщиками и приговорены к умиранию. Учитывая, что любая розница — это всегда покупка оптом по одной цене и продажа в розницу по другой, то перекупщиками можно объявить всю розницу и не только заправки. Завтра перекупщиками назовут ваш супермаркет у дома, и очередной Игорь Иванович перекроет поставки туда продуктов».

ПРИМОРЬЕ
 
Во Владивостоке после подписания соглашения между нефтяниками и правительством каких-то радикальных изменений не произошло
 
Крупнейшая в Приморье сеть заправок принадлежит АО «ННК Приморнефтепродукт», в ноябре на них серьезных изменений не зафиксировано. На АЗС «Роснефти», которых в регионе сравнительно мало, подорожало дизельное топливо: с 44,85 до 46,85 рубля. Сеть заправок «Октант» по-прежнему предлагает, пожалуй, самое дорогое топливо в городе (стоимость литра высокооктанового бензина АИ-98 и солярки уже зашкалила за 50 рублей). Заметное снижение цен на бензин АИ-95 и дизельное топливо отмечено разве что в автозаправочной сети Benzo: 95-й подешевел с 46,59 до 43,39 рубля, дизель — с 51,99 до 47,69. Если говорить о более или менее бюджетных АЗС, то сегодня в Приморье можно приобрести литр бензина АИ-92 за 41,6–41,9 рубля, АИ-95 — за 42,3–42,9 рубля. Дизельное топливо обходится в среднем в 44,3–45,3 рубля, АИ-98 — в 44,8–45,5 рубля.

КАМЧАТКА

Топливо оптом продают дороже, чем в розницу, — и его покупают
 
На топливном рынке Камчатки сложилась странная ситуация: бензин и соляра оптом стоят дороже, чем в розницу. Чтобы убедиться в этом, достаточно зайти на сайт госзакупок. Автобаза губернатора недавно приобрела 10 тысяч литров бензина АИ-92 за 464 тысячи рублей — то есть по 46,40 рубля за литр. Хотя на заправках эту марку топлива можно купить дешевле на 80 копеек. Чиновники объяснили экономический парадокс особенностями камчатского рынка. В чем же заключаются эти особенности?

По критериям ФАС доминирующее положение в регионе занимает АО «ННК-Камчатнефтепродукт». Этой организации принадлежит еще советская инфраструктура хранения и перевалки топлива — резервуары, причалы, сеть автозаправок. В 2014 году фирму выкупил кипрский офшор Vostok Oil (Cyprus) Limited. Сейчас предприятие входит в АО «Независимая нефтегазовая компания» (ННК) Эдуарда Худайнатова — бывшего руководителя «Роснефти». ННК владеет нефтеперерабатывающим заводом в Хабаровске, с которого в основном и завозят топливо в Камчатский край.

Конкурентом ННК можно считать партнерство «Владельцев АЗС Камчатки». Оно объединяет предпринимателей, занимающихся розничными продажами бензина и соляры. Члены партнерства покупают топливо у ННК и реализуют его на собственных АЗС.

Фирма Эдуарда Худайнатова в последние месяцы значительно повысила оптовые цены, однако держит розницу на сети своих заправок. В компании объясняют это тем, что чувствуют социальную ответственность перед водителями. У «Владельцев АЗС Камчатки» по этому поводу иное мнение. Они считают, что их выдавливают с рынка. «Социальная» деятельность ННК уже привела к тому, что члены партнерства с мая потеряли примерно 40% своих клиентов. И это неудивительно, большинство водителей ездят заправляться в «Камчатнефтепродукт», где бензин стоит дешевле. Там теперь даже выстраиваются очереди из автомобилей.

«Розничные цены на заправках «ННК-Камчатнефтепродукт» не являются экономически обоснованными — проверка ФАС показала, что сеть компании работает в убыток. ННК временно может себе это позволить… Кроме того, часть потерь в рознице она может компенсировать за счет оптовых продаж. У нас такой возможности нет. Мы не в состоянии работать с отрицательной рентабельностью. Если ничего не изменится, нас в скором времени просто разорят. Тогда, возможно, бензином и солярой на Камчатке будет торговать только одна компания. И она станет диктовать цену уже не владельцам АЗС, а всем водителям», — высказал свое мнение информагентству «Кам 24» представитель партнерства Вадим Кукоба.

При этом, по его словам, владельцы АЗС оказались в ситуации, когда закупать оптом топливо они могут, по сути, только у ННК.

Положение дел, при котором на всю Камчатку имеется только один поставщик автомобильного топлива, признавал ненормальным даже губернатор Владимир Илюхин. Пару лет назад он пообещал наладить альтернативную схему поставок. Но что-то у него пошло не так. Схема до сих пор не налажена и, похоже, уже никогда не заработает.

Есть версия, что сложившаяся ситуация выгодна власти. С одной крупной компанией проще договориться. Накануне выборов в Госдуму или краевое Заксобрание, например, топливо на Камчатке не дорожает. Перед выборами президента оно даже подешевело. Правда, вскоре после голосования все вернулось на круги своя.

Кстати, несмотря на социальную ориентированность крупнейшего продавца топлива, бензин в крае является одним из самых дорогих в стране. Сегодня на заправках «ННК-Камчатнефтепродукта» АИ-92 стоит 45,60 рубля за литр, АИ-95 — 49,25 рубля, солярка — 50,35 рубля…

СВЕРДЛОВСКАЯ ОБЛАСТЬ

После окончания заморозки цена на бензин пойдет вверх
 
— Если «Роснефть» сократит отгрузку топлива независимым нефтяным компаниям (ННК) даже на 40%, а не на 90%, как она это сделала в Сибири, нам просто придется закрыться, — признает менеджер одной из местных ННК. — Свердловская область традиционно находится под контролем крупных игроков: «Роснефти», «Газпромнефти» и ЛУКОЙЛа. Эти компании контролируют здесь 80% рынка автозаправок. Независимым нефтяникам и до нынешнего кризиса приходилось туго, потому что наши заправки стоят на наименее популярных направлениях: север области, Тавда. А Нижний Тагил, Челябинск, Тюмень — почти полная монополия ЛУКОЙЛа и «Газпромнефти».

Независимые нефтяные компании на Среднем Урале, по словам собеседника «Новой», выживают только благодаря целой комбинации факторов.

— Наша компания закупает бензин у «Башнефти» по оптовой цене, да еще и участвует в программе лояльности. Мы делаем низкую наценку для розничных клиентов — ниже, чем сама «Башнефть», и у нас минимальное количество персонала. Все это позволяет продавать бензин примерно на рубль дешевле, чем его продают на АЗС крупных компаний. И вот тот клиент, который желает сэкономить рубль, идет к нам.

Собеседник «Новой» утверждает, что если завтра «Роснефть», чьей структурой является «Башнефть», сократит отгрузку, то компании, «которые и так вынуждены на всем экономить», просто не смогут зарабатывать.

— Существенных запасов бензина и дизтоплива ни у кого из независимых нефтяников в Свердловской области нет. Просто не на что эти запасы создавать. Неделя-две без отгрузок, и в регионе останутся только крупные игроки.

Что касается цен на бензин, то в Свердловской области они действительно заморожены. Цена 95-го колеблется от 42,2 до 44,4 рубля за литр, Дизельного топлива — от 42,9 до 44,5 рубля за литр. Малые автозаправщики считают заморозку приемлемой мерой, представители крупных нефтяных компаний оперативно комментировать ситуацию отказываются. При этом собеседники «Новой» однозначно утверждают, что после окончания заморозки цена на бензин пойдет вверх.

С нефтяниками согласен и председатель Союза автомобилистов Свердловской области Геннадий Бурлуцкий.

— Разумеется, как только цены будут разморожены, они пойдут вверх. Государство своим волевым решением может лишь сдержать темпы этого роста. И оно, конечно, будет сдерживать, потому что эта тема вызывает довольно сильную напряженность в обществе.