Роснефть обвинила Николая Токарева в пропаже нефти

«Роснефть» уличила «Транснефть» Николая Токарева в списывании 700 000 тонн нефти в год, которые потом реализуются в целях руководства госкомпании.
16.01.2017
Разгорается невиданный по накалу скандал. Две госкомпании с руководителями со связями в силовых структурах Игорем Сечиным и Николаем Токаревым начали серьезнейший конфликт, итогом которого скорее всего станет отставка глава «Транснефти». Как оказалось, сечинцы выявили специальную «систему учета потерь» «Транснефти», которая составляет 700 тысяч тонн ежегодно, и уходит непонятно куда. «Роснефти» это не понравилось в первую очередь потому, что 250 тысяч тонн «пропадающие» у Токарева принадлежат госкомпании Игоря Ивановича.

По предварительным данным пропадающая нефть потом якобы оказывается в руках у китайских компаний. А это уже может квалифицироваться как нанесение вреда национальным интересам. «Роснефть» через суд в конце декабря 2016 года запретила транспортировку нефти с января этого года. Токарев отозвался о принятых судом Москвы обеспечительных мерах, как о «неправомерных».

«Транснефть» самостоятельно и не предъявляя никаких обоснований год из года устанавливает размер норматива своих потерь при транспортировке чужой нефти. «Роснефть» из года в год эта практика не устраивает, что вызывает конфликт при заключении договоров с «Транснефтью». Не сумев договориться с транспортной монополией, «Роснефть» добилась в суде обеспечительных мер, то есть гарантий, что «Транснефть» не перекроет для нее трубу, чтобы заставить подписать договор на своих условиях», - отметил член комитета ТПП РФ по энергетической стратегии и развитию ТЭК Рустам Танкаев.

Заход через UCP

Напомним, что в октябре 2016 года глава инвестфонда UCP Илья Щербович, считающийся человеком Сечина (в 2012-2013 годах входил в совет директоров «Роснефти»), усилил натиск на «Транснефть». Тогда выяснилось, что UCP и «Транснефти» судятся по поводу дивидендов на привилегированные акции за 2013 год. По всей видимости Щербович действует в интересах Сечина. Суть дала такова - господин Щербович не принимает дивидендную политику 2013 года, когда «Транснефть» на одну привилегированную акцию заплатила 724,21 рублей, а обыкновенную – 1221,38 рублей.

Отметим, что у UCP на 2013 год было 170 272 акции (2,7% капитала) – упущенную выгоду истец оценил в 84,7 млн рублей. Сумма для финансовых гигантов не большая, но это создало недоверие к Токареву. UCP хочет ликвидировать «разницу между размером дивидендов монополии на обыкновенную и привилегированную акцию (сумма включает упущенную выгоду и проценты за пользование деньгами)».

В октябре вмешалось Росимущество, которое формально владеет «Транснефтью». Но тогда эксперты говорили, что для Щербовича важно не получить 84 млн рублей, а нанести репетиционный урон. Теперь, с «наездом» Игоря Сечина на «Транснефть» это укладывается в стратегию.

За что посадят Токарева?

А кроме Сечина, который конечно блюдет свои интересы, у Токарева достаточно недоброжелателей. В том числе отечественные борцы с коррупцией. Так, стоит вспомнить, что «Транснефть» неоднократно подвергалась критике за «нехарактерную для публичной компании информационную закрытость. В 2007 году Токарев возглавил «Транснефть». В 2008 году Николай Петрович провел без конкурсов аукционы на78,5 миллиардов рублей, и это только косвенно подтверждает его коррупцию. Но что дальше? А дальше Счетная палата во главе с Сергеем Степашиным выявила «ущерба при строительстве ВСТО в 3,5 млрд рублей».

По словам известного борца с коррупцией и политика Алексея Навального, «только на проектно-изыскательских работах проекта Восточная Сибирь – Тихий океан украли 10 млрд рублей». Всего в рамках проекта было «украдено» порядков 4 млрд. долларов. Было даже, после ревизии, возбуждено уголовное дело, которое, конечно, ни к чему не привело… После этого Токарев начал действовать по-крупному. И опять. Да, украли 3,5 млрд рублей. Может это рабочие трубы по карманам рассовывали. Напрямую Токарев не был же обвинен. Здесь стоит вспомнить карту Европу, на которой в 90-е годы появилось государство Хорватия. К чему эти знания?

А тут уже интереснее, потому что учредитель одной из них - «Т.Г.А. д.о.о.» Токарева Галина Алексеевна, 24.09.1951 года и все данные этого учредителя полностью совпадают с данными супруги главы «Транснефти» господина Токарева! Совпадение опять Совпадение! Пусть так. Тогда нам нужно посмотреть, что другая хорватская компания «Катина д.о.о.» учреждена через офшор «Ксерейт Инвестментс Лимитед». А от этого офшора по сделкам выступал по доверенности Андрей Болотов – зять Николая Токарева!

«На широкую ногу»

Не забывает Николай Петрович и про себя. Например, топ-менеджер приобрел 50 американских вертолетов. «Под нужды «Транснефти» на 2012–2013 годы российские авиакомпании закупили порядка 50 легких американских вертолетов Robinson, и размер вложений является критичным для многих компаний», - заявлял перед покупкой председатель правления «Транснефть» Михаил Казачков. Подождите, но ведь Николай Петрович «патриот», служил в КГБ долгие годы, почему он предпочитает американские «вертушки», а не отечественные аналоги - Ми-8Т.

Отметим, что некая компания «Ронин траст», главой которой является зять Токарева, управляет средствами как НПФ «Транснефть» в размере 3,5 млрд рублей.

Можно ли купить силовиков?

Как только Токарев возглавил «Транснефть», госкомпания «послала» на благотворительность 7,2 млрд рублей, из них 644 млн руб. получил фонд «Содействие», а 422 млн руб. — межрегиональный общественный фонд содействия федеральным органам государственной охраны «Кремль-9» (создан в 2001 году для «поддержки сотрудников и ветеранов ФСО»). Нет, Николай Петрович сразу решил помогать не детям-сиротам или ветераном войн, а чекистам.

В 2009 году на указанные цели было направлено 3,2 млрд руб., в 2010 году — не менее 3,98 млрд руб. Похоже Николай Петрович активно укреплял связи с силовиками, которые его до недавнего времени не трогали. Но, что делать силовикам если одна госкомпания, которая жертвует миллиарды чекистам, начала конфликт с другой, куда берут бывших чекистов работать! Вероятно действовать по закону. А по закону Николаю Петровичу будет доказать сложно, как НПФ компании оказались в фирме, аффилированной с его зятем, откуда у жены огромные отели в Хорватии, и наконец куда девается 700 000 тонн нефти ежегодно? Токарева «жмут» со всех сторон, и похоже такого натиска ему не выдержать.