«Роснефть» без конфликтов

Руководитель «Роснефти» Игорь Сечин славится своим непримиримым отношением к конфликту интересов в госкомпаниях. «Ведомости» решили поискать такие конфликты в самой «Роснефти» — у членов ее правления.
20.01.2014
Строитель Андрей Вотинов

В начале 2013 г. членом правления «Роснефти» и ее вице-президентом по капитальному строительству стал депутат заксобрания Краснодарского края от «Единой России» Андрей Вотинов. Он и раньше не был для госкомпании чужим человеком: с 2008 г. Вотинов руководил «дочкой» госкомпании — «РН-Туапсенефтепродуктом», а с 2010 г. — принадлежащим «Роснефти» Туапсинским нефтеперерабатывающим заводом.

Близкие к «Роснефти» люди рассказывают, что Сечин, став президентом госкомпании в 2012 г., при формировании команды управленцев сделал ставку на новых людей, в том числе из регионов. У Вотинова, по их словам, есть заслуги перед «Роснефтью» — он мог участвовать в возвращении под ее контроль Туапсинского НПЗ и «РН-Туапсенефтепродукта». Раньше компания владела пакетами в этих предприятиях (35,7% в Туапсинском НПЗ и 38% в «РН-Туапсенефтепродукте») опосредованно — через одноименные ОАО, в числе собственников которых были фирмы, связанные с бывшими топ-менеджерами этих предприятий.

Правда, представитель «Роснефти» говорит, что Вотинов здесь ни при чем: эти активы «Роснефть» консолидировала еще в 2006 г., предложив акционерам «дочек» обменять свои бумаги на бумаги госкомпании. А Вотинов в то время работал главным инженером «Туапсенефтепродукта», занимался решением «производственно-технических вопросов» и «отношения к реорганизации не имел».

Как бы то ни было, помимо производственно-технических вопросов Вотинов, как выяснили «Ведомости», занимался и строительным бизнесом: он был единственным владельцем туапсинского ООО «Группа компаний «Все люди равны» (здесь и ниже — данные СПАРК). В 2008 г. Вотинов возглавил «РН-Туапсенефтепродукт», с августа 2009 г. единственным собственником ГК «Все люди равны» стала его сестра Ирина Палей. К концу 2011 г., когда Путин с подачи Сечина отчитал энергетиков за конфликт интересов («совсем оборзели уже… сам руководит, сам своим аффилированным с ним структурам выдает деньги» и т. д.), 100% ГК «Все люди равны» перешли к «Орселл эквитиз» с Британских Виргинских островов. Сейчас единственным владельцем ГК «Все люди равны» числится ее гендиректор Александр Фириченко.

Под руководством Фириченко структуры ГК «Все люди равны» строят административные здания для нужд Туапсинского НПЗ и «РН-Туапсенефтепродукта», рассказал ее субподрядчик; секретарь в приемной НПЗ и начальник одного из отделов тендерного комитета НПЗ это подтвердили. Последний объяснил, что он в тендерном комитете этим вопросом не занимался и строительство идет «по другим каким-то договорам».

В 2011-2012 гг. финансовые показатели группы, в прошлом принадлежавшей Вотинову, значительно улучшились. Выручка самой ГК «Все люди равны» выросла почти в четыре раза, выручка участвовавшей в строительстве зданий для «дочек» «Роснефти» компании «Стройцентр» (ликвидирована в декабре 2013 г.) — в 13 раз, выручка занимающейся недвижимостью компании «Консорциум» — больше чем в два раза. Две последние компании были, как и головная компания группы, оформлены на «Орселл эквитиз» и достались Фириченко.

В сумме выручка этих компаний и поставщика материалов, также принадлежащего Фириченко, в 2012 г. превысила 1,16 млрд руб.

«Нормально строимся, работаем, не звоните мне больше», — сказал «Ведомостям» гендиректор ГК «Все люди равны» Фириченко. Его знакомый говорит, что Фириченко давно владеет ГК «Все люди равны», построенные и строящиеся группой и компанией «Стройцентр» административные здания принадлежат ему: некоторые «дочки» «Роснефти» арендуют одно из них. И Вотинов не имеет к этому никакого отношения, уверяет его знакомый.

Есть ли у Вотинова основания опасаться конфликта интересов? Представитель «Роснефти» считает, что нет. Он сообщил «Ведомостям», что «с октября 2007 по август 2009 г. Вотинов действительно являлся единственным учредителем ООО «ГК “Все люди равны”, но в тот период компания финансово-хозяйственной и иной деятельности не осуществляла. С августа 2009 по январь 2010 г. учредителем общества была Палей (родная сестра Вотинова), а с января 2010 г. ее доля выкуплена Фириченко».»Вотинов или его родственники бенефициарами компании «Орселл эквитиз» не состоят. ООО «ГК «Все люди равны» не принимало и не принимает участия в конкурсах и тендерах по строительству объектов ОАО»НК «Роснефть» в Туапсе и других регионах России, в том числе в строительстве и реконструкции ООО «РН — Туапсинский НПЗ», — подчеркнул представитель «Роснефти», отметив, что «в соответствии с требованиями нормативных документов компании» Вотинов в настоящее время не владеет ГК «Все люди равны».

Юрист Лариса Каланда

Вице-президент «Роснефти» Лариса Каланда входит в правление «Роснефти» и возглавляет «Роснефтегаз», через который государство владеет «Роснефтью» и «Газпромом». Каланда курирует взаимодействие с органами власти, а до 2012 г. занималась правовым обеспечением. Ее супруг Владимир Каланда — первый замдиректора Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков — считается доверенным лицом директора службы Виктора Иванова, давнего сослуживца Путина по КГБ (там же служил и Каланда).

Человек, близкий к «Роснефти», и предприниматель, который работал с госкомпанией, рассказывают, что Каланда всегда ревностно следила за тем, чтобы права и имидж «Роснефти» были надежно защищены. Например, как говорят эти источники, по настоятельной просьбе Каланды группа Gunvor давнего знакомого Путина Геннадия Тимченко даже сменила трейдерскую компанию для работы с «Роснефтью». Так в 2010 г. на Британских Виргинских островах возникла компания Warly International, которая тогда же стала фигурировать в отчетах «Роснефти» вместо Gunvor. Warly — 100%-ная «дочка» женевской Gunvor SA.

Зачем могла понадобиться замена? Источники говорят, что в «Роснефти» не хотели, чтобы госкомпанию и Gunvor «лишний раз обсуждали в прессе», упоминались также юридические причины, связанные с возможными исками со стороны бывших акционеров ЮКОСа.

«Ведомости» выяснили, что Каланда была учредителем ООО «Интерлегалсервисис» (ИЛС) вместе с дочерью Алиной Каландой и Александрой Майданник — супругой члена правления «Роснефти», вице-президента по правовому обеспечению Игоря Майданника, который, до того как прийти в «Роснефть» в 2013 г., руководил блоком правового обеспечения ТНК-BP.

ИЛС (бухгалтерские и юридические услуги) располагается по тому же адресу и имеет тот же телефон, что и московская городская коллегия адвокатов (МГКА) «Делькредере», созданная Майданниками и Ольгой Реновой — супругой бывшего первого замминистра юстиции, бывшего заместителя председателя Высшего арбитражного суда Эдуарда Ренова. В правлении «Роснефти» есть и бывший сослуживец Ренова — Юрий Калинин, он работал замминистра юстиции в то же время, что и Ренов.

Бывший сотрудник «Роснефти» говорит, что ни «Делькредере», ни ИЛС никогда не обслуживали ни «Роснефть», ни ТНК-BP, «чтобы не возникало ситуации конфликта интересов». Ни у «Делькредере», ни у ИЛС не было договоров с «Роснефтью», говорит и представитель «Делькредере».

Но среди клиентов коллегии «Делькредере», которые упоминаются на ее сайте, есть «Газпром», госпакет которого у государственного «Роснефтегаза», а его возглавляет Каланда. Конфликта интересов в этом нет, поскольку Каланда не влияет на принятие решений в «Газпроме», уверен ее знакомый.

Среди клиентов «Делькредере» указаны также «Казмунайгаз», компании группы «Ренова» и группа «Синтез». Участвовала ли «Делькредере» или адвокаты этой коллегии в сопровождении сделок или в судебных процессах этих компаний, которые были так или иначе связаны с «Роснефтью»?

Общие дела у этих компаний были. Так, «Казмунайгаз», «Роснефть» и «Казтрансойл» в ноябре 2013 г. подписали предварительное соглашение о транспортировке нефти в Китай через территорию Казахстана. В 2012 г. «Роснефть» купила у группы «Синтез» «Арктикшельфнефтегаз» и «Синтезнефтегаз». Им принадлежали лицензии на разработку Адмиралтейского и Пахтусовского участков в Баренцевом море. Роснедра хотели отобрать эти лицензии в пользу «Роснефти». Но «Синтез» несколько лет успешно отстаивал свои права в судах. В итоге «Роснефти» удалось получить «Синтезнефтегаз» и половину «Арктикшельфнефтегаза» в начале 2012 г., заплатив «Синтезу» хоть и небольшие, но деньги (3,5 млрд руб., стоимость исторических затрат, как писал «Коммерсантъ»). В прошлом году «Роснефть» завершила покупку ТНК-ВР, откуда пришел Майданник.

«Ни я, ни другие члены МГКА “Делькредере” никогда не оказывали юридических услуг и не работали в интересах “Роснефти” и TНK-BP как до, так и после поглощения. Также мы не ведем дела и против интересов этих компаний. Это было и остается нашей общей принципиальной позицией, за реализацию которой я несу ответственность как председатель президиума нашей коллегии. Комментарии по делам иных компаний — клиентов адвокатов МГКА “Делькредере” мы можем давать только с согласия клиентов. Это прямо предусмотрено в наших соглашениях об оказании юридических услуг. Вся деятельность по оказанию юридических услуг ведется только в рамках МГКА “Делькредере”. Иные компании [ИЛС] никогда платные юридические услуги не оказывали и деятельность по правовому обслуживанию не вели», — сообщила «Ведомостям» Александра Майданник.

Человек, близкий к «Ренове», сказал, что с их стороны «Делькредере» сделок «точно не сопровождала». Остальные перечисленные компании запрос «Ведомостей» на эту тему проигнорировали.

Финансист Петр Лазарев

Финансовый директор, член правления «Роснефти» Петр Лазарев начал работать в госкомпании с 2000 г. начальником отдела финансового департамента. В июне 2004 г. Лазарев возглавил казначейство «Роснефти», а в правление вошел в 2011 г.

До этого ему полностью принадлежали две московские фирмы — ООО «Энерго-альянс» и ООО «Георесурс», которые, по регистрационным данным, занимаются добычей камня для памятников. В 2011 г. обе эти фирмы сменили собственника: их владельцем стала дочерняя структура инвестиционной компании «Регион».

«Регион» сотрудничает с «Роснефтью» — в частности, в 2012 г. он получил контроль над компанией, управляющей средствами пенсионного фонда «Роснефти», — «Нефтегарантом» (сейчас эта компания называется «Регион траст»).

Зачем крупной инвесткомпании понадобились фирмы Лазарева по добыче камня? Ни в «Регионе», ни в «Энерго-альянсе» «Ведомостям» не смогли ответить на этот вопрос.

На этом история двух фирм по добыче камня не завершилась. В конце 2012 — начале 2013 г. владельцем «Энерго-альянса» и «Георесурса» стала Нефтегазовая промышленная компания (НПК). Незадолго до этого, в сентябре 2012 г., НПК прошла аккредитацию в «Роснефти» и была включена в базу ее потенциальных поставщиков. Компания группы НПК — «НПК-инжиниринг», как сказано на ее сайте, проводит в отношении дочернего предприятия «Роснефти», «Нефтепромлизинга», «инжинирингово-консалтинговое сопровождение услуг по финансовому лизингу оборудования, проектированию и строительству промышленных объектов», а также «развивает направление промышленного и финансового лизинга» в партнерстве с группой компаний «Регион».

Ни гендиректор и единственный владелец НПК Дмитрий Котенко, ни Лазарев комментарии «Ведомостям» давать не стали.

Представители бывшего топ-менеджера «Роснефти» и нынешнего президента Независимой нефтегазовой компании (ННК) Эдуарда Худайнатова всегда отрицали, что он сам или его семья были бенефициарами нефтяных компаний в то время, когда он входил в число руководителей «Роснефти». Но источники «Ведомостей» это подтверждали.

В конце 2006 г. Эдуард Худайнатов, возглавлявший в тот момент «дочку» «Газпрома» «Севернефтегазпром», вместе с бывшим зампредом правления «Газпрома» Александром Рязановым и еще несколькими партнерами приобрели компанию «Севернефть», рассказывали «Ведомостям» источники, близкие к «Газпрому» и «Роснефти». Один из них уточнял, что контрольный пакет «Севернефти» получил Рязанов, а остальное досталось Худайнатову и его партнерам.

Главным активом этой компании, созданной в 2000 г., была лицензия на Западно-Ярояхинский участок в ЯНАО с извлекаемыми запасами 25 млн т неф­ти и 17 млрд куб. м газа и коммерческой добычей 1 млрд куб. м газа в год. Бенефициары «Севернефти» не раскрывались; по данным реестров, она принадлежала швейцарской Krini Holding и британской Soulstar Trading.

В 2008 г. Игорь Сечин, в то время вице-премьер, курирующий ТЭК, приглашает Худайнатова в «Роснефть» вице-президентом. В 2010 г. Худайнатов становится президентом «Роснефти».

Владельцы «Севернефти» переоформили лицензию на свою «дочку» «Севернефть-Уренгой» и в конце 2011 г. продали ее «Еврохиму» за $400 млн. Тогда же наследник латвийского Parex banka — Reverta подает иск в суд (сначала рижский, а потом и российский) о взыскании с «Севернефти» $75 млн по договору поручительства за ее структуру, компанию «Североргсинтез», получившую в 2006 г. кредит банка на строительство завода по переработке газа в Новом Уренгое. Как утверждает банк, договор поручительства подписан братом Эдуарда Худайнатова — Жаном. Он был гендиректором «Севернефти» с августа 2006 г. по август 2010 г., следует из его собственных пояснений суду по этому делу. Жан Худойнатов также сообщил, что никаких договоров поручительства по обязательствам ЗАО «Североргсинтез» перед Parex banka не подписывал.

Представители «Севернефти» в суде заявили, что никакого договора поручительства не было.

Эдуард Худайнатов и его семья не владеют «Севернефтью» и ее структурами, говорили его представители.

В мае 2013 г., после назначения Сечина президентом «Роснефти», Худайнатов стал его первым замом.

В июле 2013 г. Худайнатов покинул «Роснефть» и через несколько месяцев создал ННК, которая купила ЗАО «Геотэкс» (работает в Саратовской области) и ОАО «Пайяха» (в Красноярском крае).

«Все люди равны» — так называется строительная фирма, не чужая члену правления «Роснефти» Андрею Вотинову. Это название отсылает к афоризму из произведения Джорджа Оруэлла «Скотский уголок». Напомним, в каком контексте этот афоризм там встречается.

«Бенджамин почувствовал, как чей-то нос ткнулся ему в плечо. Это была Хрумка, взгляд у нее был почти невидящий. Она молча потянула его за гриву, и он послушно проследовал за ней к большому сараю. Они остановились перед стеной с семью заповедями. Минуту-другую они созерцали просмоленную черную стену, на которой выделялись белые строчки.

— Совсем что-то я ослепла, — нарушила молчание Хрумка. — Вообще-то я всегда была несильна в грамоте, но, сдается мне, раньше текст выглядел как-то не так. Погляди, Бенджамин, все ли заповеди на месте?

Впервые в жизни старый осел изменил своему правилу — прочел вслух то, что было некогда написано Деловым. Собственно говоря, от написанного осталась одна-единственная заповедь, и звучала она так: «Все животные равны, но некоторые животные равнее».

После этого уже никого не удивило, когда на следующий день свиньи, осуществлявшие надзор за полевыми работами, вооружились кнутами. Не удивило, что свиньи подписались на «Дейли миррор», «Джона Булля» и «Пикантные новости», что они купили себе радиоприемник и уже договорились об установке телефона. Не удивились при виде Наполеона, прогуливающегося в саду с трубкой в зубах. Не удивились даже тогда, когда свиньи продемонстрировали гардероб прежнего владельца фермы, когда Наполеон предстал перед их взорами в кожаных крагах и черном сюртуке поверх прозодежды (мистер Джонс в ней обычно морил крыс), а его любимая хрюшка напялила на себя шелковое муаровое платье, которое миссис Джонс надевала по воскресеньям.

Через неделю двор заполнили двухколесные экипажи — это соседи-фермеры приняли приглашение осмотреть «Скотский уголок». Они пришли в восхищение от увиденного, особенно от мельницы. Животные, прилежно занимавшиеся прополкой, глаз поднять не смели; неизвестно, кто нагнал на них больше страху, люди или свиньи.

Весь вечер в доме звучали песни и громкий смех, знакомые и незнакомые голоса смешались. И тут вдруг животными овладело жгучее любопытство: что же там может происходить между ними и нами, впервые встретившимися на равных?

Не сговариваясь, они тихо прокрались в сад, примыкавший к дому. Перед воротами они было сробели, но Хрумка решительно повела их за собой. Они на цыпочках приблизились к окнам, и те, кто был повыше ростом, заглянули в гостиную. За длинным столом сидело человек шесть гостей и столько же свиней из ближайшего окружения Наполеона, сам Кабаньеро занимал почетное место во главе стола. Сидеть на стульях свиньям явно было не впервой. Шла игра в карты, но в этот момент игроки прервались, чтобы произнести тост. Большой кувшин пошел по кругу, кружки наполнились пивом. Никто не почувствовал устремленных на них взглядов.

Наконец поднялся мистер Пилкингтон, владелец «Фоксвуда». «Перед тем как мы выпьем,- сказал он, — позвольте мне произнести несколько слов». Для него, сказал Пилкингтон, как, вероятно, и для всех остальных, радостно сознавать, что положен конец долгому периоду взаимного недоверия и непонимания. Было время, когда на уважаемых владельцев «Скотского уголка» фермеры посматривали — о присутствующих, разумеется, он не говорит — не то чтобы враждебно, но с известной настороженностью. Имели место отдельные инциденты, бытовали превратные взгляды. Само существование фермы, где всем заправляют животные, казалось чем-то противоестественным и вдобавок представляющим угрозу для всей округи. Многие, не дав себе труда разобраться, решили, что на такой ферме должны царить моральное разложение и разгильдяйство. Фермеры опасались дурного влияния на свой домашний скот и даже на своих работников. Но сегодня все сомнения развеялись. Сегодня они посетили «Скотский уголок», осмотрели все до мелочей — и что же? Они увидели не только передовые методы ведения хозяйства, но, главное, такой железный порядок, такую трудовую дисциплину, которые должны послужить для них примером. Без особого риска ошибиться можно было утверждать, что в «Скотском уголке» животные низшего сорта работали вдвое больше и ели вдвое меньше, чем их собратья во всем графстве. Одним словом, людям есть что позаимствовать, и чем скорее они это сделают, тем лучше.

В заключение, сказал Пилкингтон, ему хочется еще раз подчеркнуть важность развития добрососедских отношений между «Скотским уголком» и прочими фермами. Людям и свиньям нечего делить. У них общие заботы, общие проблемы. Разве перед каждым хозяином не встает вопрос, как заставить других трудиться на себя? Тут мистер Пилкингтон, похоже, готов был ввернуть заготовленную остроту, но до того сам развеселился, что слова застряли у него в горле. Он долго тряс пунцовыми подбородками и наконец кое-как выдавил из себя: «У вас свой скот, у нас свой!» Бонмо было встречено дружным хохотом. Мистер Пилкингтон поздравил свиней с успешным введением удлиненного рабочего дня и нормированного питания, а также с умением держать массу в ежовых рукавицах. После этого он поинтересовался, у всех ли наполнены кружки, и предложил выпить стоя.

— Джентльмены! — возвысил он голос. — Джентльмены, я пью за процветание «Скотского уголка»!«