Роковое Зинина, 4: как Рашит Сахапов попался на крючок «Транснефти»

Глава ИХК «Татгазинвест», купив на торгах штаб-квартиру «дочки» монополии, остался и без здания, и без 110 млн. рублей.
12.01.2017
Неожиданное продолжение получила история спора татарстанской структуры «Транснефти» с нижегородским рыбхозом «Борок», потребовавшим миллиардную компенсацию ущерба за разлив нефтепродуктов. Чтобы расплатиться с рыбаками, приставы продали здание компании в Казани известному строителю трубопроводов Рашиту Сахапову. Однако через пять лет дело пересматривается, результаты торгов отменены, а требовать возмещения уже не у кого.

КАК НИЖЕГОРОДСКИЕ РЫБАКИ МИЛЛИАРД ЛОВИЛИ

Арбитражный суд РТ накануне отказал «Нефтегаз-Сервискомплекту» в иске на 110 млн. рублей к Росимуществу. Такую сумму компания в августе 2013 года заплатила на торгах за здание на улице Зинина, 4. Однако спустя 15 месяцев аукцион был признал недействительным и собственность вернулась первоначальным владельцам — «дочке» «Транснефти» — АО «Средне-Волжский Транснефтепродукт» (СВТНП). Оставшись и без денег, и без здания, компания «Нефтегаз-Сервискомплект» потребовала с организаторов торгов свои кровные, но пока безрезультатно.

Как уже писал «БИЗНЕС Online», история берет начало в 2007 году, когда в Нижегородской области прорвало трубопровод СВТНП Альметьевск — Нижний Новгород и в реку Шавку вылились нефтепродукты. Как писали СМИ, солярка несколько суток била родником, насыщая воду и грунт. В итоге максимальная концентрация нефтепродуктов в воде превысила ПДК в 2358 раз. Пострадала территория рыбхоза «Борок», в прудах которого погибла вся рыба.

Рыбхоз выдвинул к СВТНП астрономические требования — 13 млрд. рублей. После проведения экспертизы суд удовлетворил их частично, но сумма все равно оказалась колоссальной — 1,2 млрд. рублей. Основная часть была присуждена не за денежные потери рыбхоза (вся погибшая рыба оценена лишь в 6 млн. рублей), а за «стоимость строительных работ, гарантирующих восстановление прудов и гидротехнических сооружений», — за это СВТНП должен был заплатить 909 млн. рублей. То есть по смыслу документа цель выплаты должна быть в восстановлении экологии территории предприятия (общая площадь нагульного пруда — 193 га).

В марте 2011 года апелляция чуть уменьшила требования к СВТНП, доведя их до 931 млн. ущерба и 60 млн. рублей упущенной выгоды. И именно это постановление было отменено 7 ноября 2016 года Первым арбитражным апелляционным судом — через пять с половиной лет после вынесения. Теперь рассмотрение дела в арбитраже стартует заново. Как оказалось, ранее в отношении трех авторов экспертизы рассматривался вопрос о привлечении их к уголовной ответственности по признакам «заведомо ложные показания и заключение эксперта». При расчете стоимости восстановительных и строительных работ специалисты якобы включили в них необоснованные показатели, что привело к завышению размера ущерба. Однако данное дело было прекращено из-за истечения сроков данности, но основание для того, чтобы пересмотреть дело рыбхоза «Борок», появилось.

Однако после проигрыша миллиарда СВТНП пришлось «убегать» от приставов в банкротство. Компания инициировала собственное банкротство, в 2014 году было введено внешнее управление, при этом в реестр кредиторов вошли материнское ОАО «АК «Транснефтепродукт» и аффилированные с ним компании. В итоге долги достигли 6,5 млрд. рублей, шансы рыбхоза получить причитающееся поблекли.

Однако кое-что рыбакам от гиганта откусить удалось: судебные приставы арестовали имущество и здание в центре Казани обанкроченного предприятия, которое и передали в Росимущество для реализации с торгов. В итоге «Борок» получил 140 млн. рублей, из них 99 млн. рублей — за проданную на аукционе казанскую штаб-квартиру СВТНП, остальное — за оргтехнику и машины.

«ПОЗИТИВ» КОНЧИЛСЯ, ОСТАЛОСЬ РОСИМУЩЕСТВО

В 2013 году принадлежащая должнику часть здания была реализована на аукционе, где покупателем и выступил «Нефтегаз-Сервискомплект». Площадь четырех этажей здания, построенного во времена позднего СССР, составляла 3,6 тыс. кв. метров. Кстати, этажом выше СВТНП располагается госструктура — приволжское управление Ростехнадзора.

Однако, дождавшись, когда деньги будут перечислены, «Транснефть» обратилась в УФАС с требованием признать аукцион незаконным. Основания для отмены были довольно любопытны. Оказалось, что первоначально организатор торгов — ООО «Позитив» — разместил на официальном сайте и в газете «Ватаным Татарстан» извещение о проведении торгов по реализации неких помещений... в Бугульме, на «улице Канина, 4». Но за четыре дня до окончания срока подачи заявок к извещению был прикреплен неприметный файл «внесение изменений в извещение.doc», из которого следовало, что на самом деле на торги выставлено здание в Казани. Уточнение также было опубликовано и в газете «Ватаным Татарстан». Но суть о том, что торги проводятся именно на здание по адресу Зинина, 4, понять по-прежнему было невозможно. Это и послужило причиной для отмены в 2014 году торгов. Здание, за которое «Нефтегаз-Сервискомплект» заплатил 140 млн. рублей, возвратилось обратно «Транснефти».

Сам «Нефтегаз-Сервискомплект» попробовал было получить свои деньги назад у продавца, но СВТНП, как уже было сказано, находится в процедуре банкротства. Включить требования в реестр кредиторов суд отказался, перенаправив претензии к организатору торгов. Но к тому времени и «Позитив» успел ликвидироваться. Так и появился иск к Росимуществу. Почему именно к нему? Согласно судебному документу, приставы передали арестованное здание для реализации именно ему (скорее всего, как федеральное имущество). А уже Росимущество определило в качестве организаторов торгов то самое злополучное ООО «Позитив».

Газета «БИЗНЕС Online» обратилась за комментариями в Росимущество, но там воздержались от оценки до завершения всех судов. Ранее охотно раздававшие интервью владельцы рыбхоза, получив свое, на этот раз тоже решили воздержаться от комментариев. Ни в СВТНП (компания осталась работать по прежнему адресу на Зинина, 4), ни в ее материнскую компанию корреспонденту «БИЗНЕС Online» дозвониться не удалось. Трубку после неоднократных звонков взяли лишь в пресс-службе самой «Транснефти», где в довольно грубой форме ответили, что если запрос был на почту, значит, он дошел. Ответа на момент публикации не последовало.

Отметим интересную деталь: с января 2013 года по февраль 2015 года пост директора АО «Средне-Волжский Транснефтепродукт» занимал никто иной, как Рафис Купкенов — фигурант громкого скандала, который разразился перед самым Новым годом. Он был задержан в Москве по подозрению в вымогательстве взятки вместе с Дмитрием Валензой — помощником руководителя Росприроднадзора Артема Сидорова. С 31 июля 2015 года и по сей день он генеральный директор ООО «Газпром теплоэнерго Казань», занятого в тепло- и водоснабжении. 49% капитала данной компании контролирует «Газпром межрегионгаз Казань», возглавляемый Ринатом Ханбиковым. Понятно, что дела, вероятно, никак не связаны, но из песни слово не выкинешь...

КТО КУПИЛ ЗДАНИЕ У «ТРАНСНЕФТИ»?

Что за компания «Нефтегаз-Сервискомплект»? Ее единоличным владельцем до февраля прошлого года был Рашит Сахапов, затем компания перешла в руки Айдара Азаматова. Последний в базе данных «Контур-Фокус» значится лишь как ипэшник, закрывший свое дело в 2001 году, что наводит на мысль о номинальном собственнике.

Сам Сахапов не самая публичная фигура, однако «досье» на него гораздо более широкое. Жемчужина бизнес-империи Рашита Лукмановича — ЗАО «ИХК «Татгазинвест», где он владеет 71% акций и занимает пост гендиректора. Компания, отпочковавшаяся в свое время от ЗАО «Татгазинвест», зарегистрирована в Богатых Сабах, занимается общестроительными работами по прокладке магистральных трубопроводов, линий связи и линий электропередачи. По итогам 2015 года компания заняла 95-е место в рейтинге Топ-300 «БИЗНЕС Online» c выручкой 4 млрд. рублей, при этом чистая прибыль составила 38 млн. рублей.

Один из партнеров Сахапова по бизнесу — депутат Госсовета и гендиректор ЗАО «Газпром межрегионгаз Казань» Ханбиков. Вдвоем они владеют, к примеру, ООО «КеллиС» — компанией, сдающей внаем недвижимое имущество (Сахапову принадлежит 60%, Ханбикову — 40%). В той же пропорции им принадлежит ООО «Акским», занимающееся производством изделий из бетона, гипса и цемента. Ранее Сахапов также входил в число совладельцев банка «Спурт» и даже был членом совета директоров. Упоминается он и в качестве благотворителя, например, помог в реконструкции Туйметкинской мечети в Черемшанском районе.

Компания активно сотрудничает с нефтянкой. Согласно базе «Контур-Фокус», в 2014 - 2015 годах выиграла 17 тендеров с различными структурами «Транснефти» на общую сумму в 890 млн. рублей. Правда, 2016 год у компании выдался неудачным — не получено ни одного госконтракта, хотя было пять попыток на торгах, где заказчиками выступали структуры «Транснефти».

«ЕСТЬ ТАКОЕ ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ, ЧТО ЭТО ОТРАБОТАННАЯ СИСТЕМА»

Работа «Нефтегаз-Сервискомплекта» на подрядах «Транснефти», а также сам факт ее участия в не самом прозрачном для «чужих» аукционе вызывает подозрения, не постановочная ли вся эта история. Если и так, то вряд ли она пошла для Сахапова по запланированному сценарию. По крайней мере, сразу после сделки компания, видимо, пытаясь защитить покупку, перепродала здание через аффилированное лицо в ООО «Форвард Групп». Также подкрепляют серьезность намерений иск к Росимуществу и затяжной характер конфликта, который длится уже три года, — это уже не для галочки.

Представитель «Нефтегаз-Сервискомплекта» в суде Айрат Рахматуллин рассказал «БИЗНЕС Online», что несколько лет назад, выполнив несколько крупных заказов, компания получила за выполненные работы те самые 110 млн. рублей. Встал вопрос о том, как их сохранить, и было решено инвестировать денежные средства в недвижимость. Начался поиск подходящих объектов — исключительно по цене. Нашлось несколько предложений по продаже недвижимости, в том числе в Бугульме. Позже контактные лица организатора торгов сообщили, что произошла ошибка и на самом деле продаются помещения в Казани. Но цена, по версии юриста, показалась адекватной, и компания решила участвовать в торгах. Знали бы, чем закончится...

«Есть такое предположение, что это отработанная система, когда фирма-однодневка сегодня проводит торги и завтра ликвидируется. Классическая схема оспаривания проведенных торгов и признания их недействительными», — считают в компании, «обжегшись» на торгах.

В отношении банкротства «Средне-Волжского Транснефтепродукта» в компании также настроены критически. «Нефтегаз-Сервискомплект» считает, что оппоненты провели «классическую процедуру защиты от кредиторов, когда запускается процесс банкротства по заявлению самого банкрота, исполнительные производства останавливаются». Дочерние компании искусственно создали огромный долг, и теперь в конкурсной массе требования «Транснефти» составляют большую часть требований, соответственно, определяют ход процедуры банкротства. «И даже если наши требования были бы включены в реестр требований, то они составили лишь несколько процентов. А ведь это 110 миллионов рублей», — подытоживает Рахматуллин.

В итоге вместо сохранения накоплений тучных лет на черный день компания, наоборот, столкнулась с нехваткой финансов тогда, когда тяжелые времена пришли. «Нефтегаз-Сервискомплект» будет оспаривать нынешнее решение Арбитражного суда.