РБК не одобрен в чтении

Смена редакции медиахолдинга РБК происходит из-за давления чиновников
16.05.2016
В начале 2014 г. в РБК была создана объединенная редакция, теперь она фактически развалена. Это решение акционера РБК Михаила Прохорова, принятое под давлением чиновников, утверждают источники «Ведомостей» в холдинге.

Пятница, 13 мая, стала последним рабочим днем для шеф-редактора объединенной редакции РБК Елизаветы Осетинской, главного редактора сайта РБК Романа Баданина и главного редактора газеты РБК Максима Солюса. Больше десятка других сотрудников (главный редактор журнала РБК Валерий Игуменов, заместители главных редакторов и редактора отделов, а также специальные корреспонденты) в тот же день сообщили, что из солидарности покидают холдинг и работают только до 30 июня. До этой даты управлять объединенной редакцией остается Ирина Малкова, заместительница Баданина, затем она также уйдет. Формально врио шеф-редактора Малкова назначена не будет, заверил гендиректор РБК Николай Молибог.

Официально Молибог заявил, что смена редакторов РБК была его решением: «Гендиректор и редакция не смогли прийти к единому мнению по части важных вопросов». Подробностей он не сообщил.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что уход редакционного руководства РБК не связан с давлением властей. Прежде он отрицал, что Кремль вмешивается в редакционную политику СМИ, и уверял, что РБК это прекрасно известно.

Замминистра связи и массовых коммуникаций Алексей Волин заявил, что в смене команды РБК нет политической подоплеки, это экономический вопрос: «Менеджеры холдинга генерировали убытки, а не прибыль». Почему акционер меняет редакцию, а не генерального или коммерческого директора, Волин не объяснил.

В 2015 г. выручка РБК выросла на 3% и составила 5,1 млрд руб. В 2014 г. у РБК был операционный убыток, в 2015 г. бизнес стал операционно прибылен (13 млн руб.), а аудитория холдинга выросла – за счет мобильных пользователей (см. диаграмму). Но за счет давнего долга, унаследованного от предыдущих акционеров холдинга, чистый убыток РБК составил 4,7 млрд руб. Контрольным пакетом РБК с июля 2010 г. владеет Прохоров, остальные акции находятся в свободном обращении на Московской бирже. В ноябре 2012 г. бизнесом стал управлять Дерк Сауэр, основатель издательского дома Sanoma Independent Media, куда прежде входили «Ведомости». Сауэр пригласил в РБК Осетинскую, которую знал по «Ведомостям».

Осетинская сменила значительную часть журналистов на сайте, в газете и журнале: в РБК пришли работать бывшие сотрудники «Ведомостей», журнала Forbes, «Коммерсанта» и т. д. Помимо бизнес-новостей РБК стал выпускать все больше общественно-политических, особой популярностью пользовались антикоррупционные расследования РБК, в частности про людей, близких к президенту России Владимиру Путину: его предполагаемую дочь Катерину Тихонову, ее предполагаемого мужа Кирилла Шамалова и т. д.

Именно эти расследования, а также освещение украинского вопроса вызывали сильное раздражение чиновников, прежде всего сотрудников администрации президента России, утверждают собеседники «Ведомостей» в РБК и «Онэксиме», а также в правительстве России. Фигуранты расследований часто жаловались на РБК в администрацию, прежде всего первому заместителю руководителя администрации президента Вячеславу Володину. Молибог, Сауэр, сотрудники «Онэксима» и сам Прохоров получали звонки из администрации с требованием сменить редакционную политику РБК, утверждают собеседники «Ведомостей».

Посредником между акционерами и топ-менеджерами с одной стороны и редакцией – с другой выступал Сауэр. Он рассказывал редакции о недовольстве чиновников, но никогда не просил отказаться от каких-то расследований, утверждают сотрудники РБК: «Он всегда был на нашей стороне, мы как журналисты просто делаем свою работу».

Сауэр и стал первой жертвой. 22 июня 2015 г. РБК выпустил колонку директора Центра исследований индустриального общества Вячеслава Иноземцева, который нашел признаки нарождающегося фашизма в российском государственном строе. У здания РБК стали собираться манифестанты с лозунгами «Сауэр – агент НАТО», вспоминают сотрудники РБК. Отставки Сауэра потребовал председатель ЛДПР Владимир Жириновский. Сауэр ушел с поста председателя совета директоров РБК и стал вице-президентом «Онэксима», но неофициально продолжил работать с РБК. Он подтверждал «Ведомостям», что ушел из-за давления властей. В пятницу и выходные Сауэр не отвечал на звонки.

Еще несколько публикаций РБК вызывали бурную реакцию чиновников, но обострение произошло в начале апреля из-за статьи о панамских офшорах, рассказали в редакции. РБК не участвовал в расследовании, но после его публикации другими СМИ выпустил текст на первой странице газеты и сопроводил его фотографией Путина. Прохоров получил несколько звонков от разъяренных сотрудников администрации президента, рассказали сотрудники РБК.

В РБК доигрались, отморозились со статьями про офшоры, говорит высокопоставленный чиновник: в Кремле убеждены, что это была продуманная схема, что английский текст расследования был составлен так, что юридически не придраться, но расчет был, что его подхватят российские СМИ, неверно и грубо будут трактовать, добавят эмоции, устроят шумиху. РБК невольно участвовал в этой провокации – за это должны отвечать, объясняет чиновник: «Это война. Как вы хотели?»

У многих вызвало удивление, как РБК включился в освещение офшорного скандала: в те дни сайт РБК был похож на сводки из сайта оппозиции, рассказывает другой чиновник. РБК хотел быть впереди планеты всей, понятно, ради трафика, но чиновникам это не объяснишь, продолжает он: во всем видят конспирологию и политическую подоплеку. Другие СМИ так активно не участвовали, даже Reuters было более взвешенным, их интересовал не только Путин, заключает чиновник.

По словам бывшего замначальника управления внутренней политики администрации президента Алексея Чеснакова, одной из важнейших причин отставки руководства стало то, что РБК перестал быть системным ресурсом в глазах других игроков медиарынка. Невозможно быть бизнес-изданием, заниматься резонансными политическими расследованиями и надеяться на спокойное отношение конкурентов, объясняет Чеснаков: «Почему РБК дозволяется такое, а нам нет? Прохоров – он же не чужой человек для системы? Или запретите всем, или разрешите. Кремль должен создавать равные условия? Вот Кремль их и создает. Ничего личного.».  

В середине апреля полиция, ФСБ и ФНС провели обыски и выемки документов в головном офисе «Онэксима» и подконтрольных ему компаниях – но не в РБК – в связи с возможным уклонением от уплаты налогов.

Еще до этих обысков Осетинская сообщила, что с осени станет учиться в Стэнфордском университете в США. Коллективу она объявила, что управляет редакцией до августа, но после обысков стало известно, что она передаст управление уже в мае.

А после майских праздников стало известно, что Главным следственным управлением ГУ МВД по Москве заведено уголовное дело по факту хищения 25% акций «Байт-телекома», бывшей дочерней компании РБК. Молибог заявил, что сделка полностью законна.

На следующий день после новости об уголовном деле, 12 мая, в газете РБК вышел текст, что напротив так называемого дворца Путина в Геленджике будут разводить устриц. Последовали новые звонки от акционеров, рассказывают сотрудники РБК, и вечером того же дня Молибог сообщил, что увольняет главного редактора газеты РБК Солюса. Осетинская и Баданин тут же заявили, что тоже уходят, большая часть редакторов тоже решила уйти. По просьбе Молибога, поддержанной уходящими главными редакторами, эти сотрудники останутся до 30 июня, чтобы РБК продолжал жить. Работать они обещают по тем же принципам, что и прежде.

«Михаил Дмитриевич [Прохоров] – человек достаточно самостоятельный, но, может, решил, что ему хватит головных болей», – сказал «Ведомостям» собеседник в Кремле.

«Руководство РБК неоднократно предупреждали, и вроде бы все начало успокаиваться, но статья про устриц вывела кого-то из себя, поэтому в Кремле реагировали быстро и жестко, – объясняет близкий к Кремлю человек. – Из альтернативы переждать и не публиковать расследования или принципиально не обращать внимания на то, о чем вели переговоры в администрации президента, там, видимо, предпочли второе, и власть должна была реагировать неожиданно и жестко».

Два собеседника, близких к РБК, говорят, что первым в отставку отправили именно Солюса – чиновники привыкли смотреть телеканал и читать бумажную газету, а не сайт. Еще несколько собеседников сообщили, что текст про устриц был лишь поводом для увольнения. Солюс также убежден, что его увольнение связано с проблемами Прохорова из-за редакционной политики РБК. «Эта политика и, в частности, мое пребывание в должности главного редактора газеты РБК снижают шансы на благополучный исход «спора хозяйствующих субъектов» для всего бизнеса Прохорова», – написал он в своем Facebook.

Баданин присоединился к заявлению Молибога о расхождении во взглядах на редакционную политику. Осетинская заметила, что благодарна акционеру, Сауэру и Молибогу за возможность 2,5 года делать честную журналистику и что гордится командой.