"Рахимов запретил посадку самолета АФК "Система"

Урал Рахимов сначала планировал продать предприятия башкирского ТЭК не АФК "Система" Владимира Евтушенкова, а швейцарским компаниям Vitol Group и Glencore International AG.
06.10.2014
Об этом на допросе заявил бывший сенатор Александр Якубов. В материалах дела говорится, что тогдашний глава республики Муртаза Рахимов вначале противился продаже активов "Системе", но потом согласился.

Как рассказал на допросах Александр Якубов (протоколы есть в распоряжении "Росбалта"), после того, как Урал Рахимов перерегистрировал предприятия ТЭК Башкирии на подконтрольные ему фонды, он начал искать покупателей на эти активы. "Я был свидетелем его переговоров с представителями иностранных компаний Vitol и Glencore, — рассказал следователям Якубов. — Однако от идеи продажи акций зарубежным компаниям Урал Рахимов отказался, поскольку его не устроил режим неофициальных платежей, а также их неспособность решить проблемы с начавшимися арбитражными процессами, в рамках которых на акции был наложен арест". По словам Якубова, тогда Рахимов привлек к поискам покупателя своего знакомого Левона Айрапетяна, который "обладал обширными полномочиями и влиянием на федеральном уровне <…> и был знаком с владельцем АФК "Система" Евтушенковым".

Другой свидетель по делу, экс-сенатор Игорь Изместьев, поделился со следователями подробностями реакции отца Урала Муртазы Рахимова на возможную продажу активов структурам Евтушенкова. "Муртаза Рахимов был против реализации сделки с АФК "Система", так как все объекты ТЭК окончательно бы перешли из-под контроля руководства республики, — рассказал на допросе Изместьев, — Он запретил посадку в аэропорту Уфы чартерного рейса с представителями АФК "Система" и Айрапетяном, которые в 2005 году летели на переговоры". Однако, по словам Изместьева, потом мнение Муртазы Рахимова "переломил его сын". "Сделка с АФК "Система" состоялась во многом из-за того, что Рахимовы оценили нехватку собственного административного ресурса, позволившего бы удержать акции в личной собственности", — полагает Изместьев.          

Сложно сказать, как бы сложилась судьба башкирского ТЭК, купил его в свое время Vitol или Glencore. Вряд ли бы их владельцы сейчас находились бы под домашним арестом, как это произошло с Владимиром Евтушенковым. Впрочем, для него эта история еще может закончиться благополучно. 2 октября президент Владимир Путин выразил надежду, что большинство решений вокруг активов ТЭК не будут связаны с уголовными делами. "Надеюсь, что все решения будут лежать не в уголовной, а в гражданско-правовой, в арбитражной плоскости, — заявил глава государства на инвестиционном форуме "Россия зовет!", комментируя ситуацию вокруг "Башнефти". — Но я не собираюсь туда вмешиваться и не собираюсь давать никаких директивных указаний".

Стоит отметить, что, по мнению экспертов, "первый тревожный звонок" о возможных неприятностях у владельцев нефтяных предприятий России (если, конечно, не считать "дело Ходорковского"), прозвучал не с арестом Евтушенкова, а в 2013 году, когда по схожему сценарию разворачивались события вокруг компании "Таас-Юрях Нефтегазодобыча".  Эта компания владеет Среднеботуобинским месторождением нефти и газового конденсата в Якутии. Данное месторождение имеет мировой уровень и должно стать одним из основных при реализации совместных проектов "Роснефти" с Китаем.

До 2012 года 100% долей "Таас-Юрях" принадлежали трем офшорным компаниям, за которыми стояла группа российских инвесторов. Из них 35,3% в свое время были заложены в Сбербанке под крупный кредит и остались в этом финансовом учреждении. В феврале 2012 года "Роснефть" выкупила у Сбербанка 35% "Таас-Юрях", однако вскоре у госкомпании возникло недопонимание с владельцами 65% долей, которое переросло в конфликт с затяжными разбирательствами в арбитражных судах.

А 18 июля 2013 года на гендиректора "Таас-Юрях" Ивана Меньшикова (представлявшего интересы 65 % акционеров) было возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями). По версии следствия, гендиректор "Таас-Юрях" принял решение о том, чтобы взять несколько крупных займов, при этом действовал в интересах владельцев 65% долей ООО и нанес существенный вред другому акционеру – "Роснефти". 7 августа 2013 года он был задержан в своем подмосковном коттедже. Спустя двое суток следователи обратились в Тверской суд столицы с ходатайством об избрании Меньшикову, чих интересы представлял известный адвокат Генрих Падва, меры пресечения в виде домашнего ареста. Ссылаясь на расшифровки телефонных переговоров бизнесмена, они утверждали, что гендиректор "Таас-Юрях" пытается воспрепятствовать расследованию. В результате служители Фемиды удовлетворили ходатайство СД МВД РФ.        

Осенью 2013 года "Роснефть" договорилась о приобретении оставшихся 65% "Таас-Юрях" у несговорчивых инвесторов. Вскоре после этого интерес силовиков к расследованию сошел на нет. Следственный департамент отправил дело для дальнейшего расследования в МВД по республике Якутия. Там вначале меру пресечения Меньшикову изменили с домашнего ареста на подписку о невыезде, а потом и вовсе прекратили уголовное преследование гендиректора "Таас-Юрях".

В том же октябре 2013 года "Роснефть" и  Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC) подписали меморандум, который предусматривает создание совместного предприятия (СП) для реализации проектов в области разведки и добычи на территории Восточной Сибири.

"Основой для будущего СП будет совместная разработка Среднеботуобинского месторождения, лицензия на разработку которого принадлежит ООО "Таас-Юрях Нефтегазодобыча", — отмечали тогда в "Роснефти".