Ради поиздержавшегося миллиардера работники «Рузаевского стекольного завода» идут на криминал

Жителям Мордовии нет, наверное, дела до самолетов, яхт и отелей беглого банкира Георгия Беджамова. Но напрасно народ в республике верит, что дела и обстоятельства известного авантюриста его вообще никак не касаются.
22.11.2016
Что мы знаем о Георгии Беджамове? Он и его сестра Лариса Маркус были совладельцами Внешпромбанка, в котором к началу 2016 года была выявлена “дыра” в 215 миллиардов рублей. В этом банке свои деньги хранила российская элита – семьи Сергея Шойгу, Дмитрия Козака, Александра Жукова, Николая Токарева, множества депутатов Госдумы. Всего объем частных вкладов оценивается в сумму в 70 миллиардов рублей, и эти средства безвозвратно пропали.

Весьма пострадали и различные структуры. В модном банке, популярном у сильных мира сего, держали счета и весьма знаменитые юридические лица: РПЦ – 1,5 миллиарда рублей, Олимпийский комитет России – 8,5 миллиардов, МИД РФ – 6,2 миллиарда.

Сначала беглый финансист появился в княжестве Монако, и данная страна-офшор отказалась выдать беглеца России, а теперь Беджамов перебазировался в Лондон.

И даже любители криминала и светской хроники, следя за траекторией миллиардерской фортуны, не ведают, что данный плутовской роман имеет к Республике Мордовия самое прямое отношение.

Потому что именно здесь расположено ЗАО «Рузаевский стекольный завод». Этот завод построен на средства банкира, и до недавних пор это было успешное предприятие не только по республиканским, но и общероссийским меркам. Годовой оборот компании – 2 миллиарда рублей, оборудование только импортное, в ассортименте целых 150 наименований инновационно-тонких, но прочных бутылок для разных видов алкоголя, а также иной стеклотары.

Кредитовать такое предприятие одно удовольствие. И вот в 2015 году ООО «Промсельхозбанк» выделило значительные средства Рузаевскому стекольному заводу под залог товара в обороте. По условиям кредитного договора, на предприятии одномоментно должно находиться стеклотары на сумму не менее 185 млн рублей.

Но уже в конце прошлого года заемщик начал нарушать условия выдачи кредита.

И вот дела финансиста принимают все более грустный оборот, и на знаменитом заводе останавливаются стекловаренные печи. Но что такое остановка печей? Для 600 работников это перспектива быть вышвырнутыми за ворота! Это пособия по безработице, которые будет платить наш совсем не богатый бюджет. Это семьи, которые в кризисное время останутся без куска хлеба. И все потому что владельцу винных бутиков, яхт и самолетов перестало хватать на карманные расходы?

Мало того, что на глазах рушится жизнь прекрасного, передового, экономически мощного предприятия, так еще и началась бурная продажа продукции со склада. То есть менеджмент завода и вовсе пошел на нарушение закона, распродавая ту самую инновационную бутылку, которая, напомним, находится в залоге у «Промсельхозбанка», и на предприятии ее должно быть на сумму не менее 185 млн рублей, и ни копейкой меньше!

Если производство окончательно остановится, надежды кредитного учреждения вернуть свои средства станут весьма призрачными. А какой шанс останется у банка, если топ-менеджеры предприятия, повинуясь указаниям афериста, еще и продадут продукцию, которая находится в залоге и охраняется законом?

Сегодня в арбитраже уже рассматривается иск о взыскании задолженности с Рузаевского стекольного завода, а завтра, вполне возможно, будет еще и возбуждено уголовное дело.

Потому что нарушать требования закона беззаветно преданные Беджамову управленцы, которые уж точно не пойдут на биржу за пособием, намерены, не думая о последствиях.

Остановить преступную реализацию залоговой массы не может даже вмешательство Торгово-промышленной палаты Республики Мордовия. Не далее как 18 ноября эксперта ТПП республики просто не пустили на территорию завода. В тот же день председатель правления Промсельхозбанка Владимир Грубенко обратился к прокурору республики В.Мачинскому с просьбой о проведении проверки по факту реализации заложенного имущества. Кроме того, Владимир Грубенко на прошлой обратился также к министру внутренних дел республики генерал-майору Ю.В. Арсентьеву с заявлением о проведении проверки на предмет возможности наличия признаков состава преступления, связанного с преднамеренным нарушением условий договора.

Нужно четко понимать: если органы установят вину, то уголовную ответственность понесет не Беджамов, спрятавшийся в Лондоне, а менеджеры и рядовые работники завода. Но почему они должны, во имя интересов беглого финансиста, попадать под уголовную статью?

Сегодня СМИ исходят восторгом, расписывая богатства Беджамова, его замечательные яхты, отделанные драгметаллами и древесиной ценных пород. Видимо, даже в бегстве банкир-аферист любит пожить на широкую ногу. Но почему за разорительные замашки этого господина должны платить клиенты и вкладчики Промсельхозбанка?

Почему благополучием своих семей, своими доходами и, возможно, своей свободой должны жертвовать простые работяги Мордовии?

Нам представляется, что руководство республики и силовые структуры должны ходатайствовать перед Центральным банком, Следственным комитетом России на предмет скорейшего ареста актива банкиров-махинаторов в Мордовии. Если не принять срочные меры, ситуация может закончиться социальным взрывом.