Пятая, помятая

Михаил Ходорковский собрал в Киеве российских и украинских единомышленников.
25.04.2014
В Киеве начал работать организованный Михаилом Ходорковским конгресс под названием «Украина-Россия: диалог». В нем приняли участие деятели культуры двух стран, российские оппозиционеры и украинские политики (сказать, кто из них сейчас в оппозиции, а кто нет, довольно сложно из-за серьезного кризиса в стране). Конгресс задумывался как «символическая акция солидарности русской и украинской интеллигенции» для противодействия информационной войне. Но пока получилось лишь то, что приехавшие на конгресс россияне почти что официально признавали: именно они и есть те самые упомянутые Владимиром Путиным «национал-предатели», идущие в пятой колонне.
 
По фойе дворца спорта «Олимпийский» ходил мужчина в военном камуфляже. На голове у него была черная кипа с символикой «Правого сектора». Он объяснял своему знакомому, у какого именно входа в огромный спортивный комплекс они должны будут встретиться.
 
«Повернешь за угол, и там увидишь: бандеровец стоит. Это я и есть, не бойся», - говорил он без особой иронии.
 
Это человек на конгрессе был одним таким воинственно выглядящим. В зал по очереди заходили писатели Дмитрий Быков, Людмила Улицкая, поэт и публицист Лев Рубенштейн, политологи Дмитрий Орешкин и Станислав Белковский, галерист Марат Гельман, депутат Госдумы от «Справедливой России» Илья Пономарев, журналисты Дмитрий Муратов, Юлия Латынина и Сергей Пархоменко. Звучали ироничные приветствия типа: «Здравствуйте, господа национал-предатели», все улыбались, но не очень-то весело.
 
Одним из первых пришел Михаил Ходорковский с изящным замшевым портфелем и четырьмя телохранителями. Он обошел добрую половину гостей, с каждым из них обменявшись парой фраз. Веренице ходивших за ним журналистов он вежливо отвечал, что на их вопросы сегодня отвечать не будет.
 
В президиум сели Ходорковский и Улицкой и экс-глава МВД Украины Юрий Луценко, сейчас он лидер движения «Третья Украинская республика» - соучредителя конгресса. Свободным осталось кресло лидера партии «Батькивщина» Юлии Тимошенко. Людмила Улицкая же вышла к микрофону и открыла заседание.
 
«Мы приехали сюда показать, что не поддерживаем агрессивную политику нашего государства по отношению к Украине», - сказала она. А все происходящее между двумя странами с декабря прошлого года назвала «экстраординарным и драматическим событием». «Мы не выражаем мнения большинства, нас слишком мало, чтобы влиять на политику государства. Мы лишь надеемся, что здравый смысл одержит верх. Желаем Украине построить свободное независимое государство. Да и себе мы того же самого желаем», - говорила она.
 
Тон был задан, и сменивший ее Юрий Луценко говорил, что Майдан уже второй раз в украинской истории доказал, что малые величины – обычные люди - способны влиять на большие величины. Говорил, что граница свободы не стоит на месте, она движется на восток. И из его слов было не трудно сделать вывод, что граница между свободой и несвободой сейчас в точности совпадает с топографической границей между Украиной и Россией. «Хватит уже замшелых мифов про Москву в роли Третьего Рима. Величие наших стран заключается в равноправном сотрудничестве. А демонстрируемый Россией принцип силы – это девятнадцатый век, и это не приемлет ни Украина, ни Европа», - говорил Луценко. Он рассказал, что эта разница подходов и сподвигла «фракцию каторжников» (тут Луценко, отсидевший в тюрьме с 2010 по 2013 годы перемигнулся с Ходорковским) собраться и поговорить о том, что наши страны объединяет. «Мы начинаем реконкисту с культуры, с диалога интеллигенции», - объявил Луценко. Наверное, это тоже было неудачное сравнение: реконкиста – отвоевывание Пиренейского полуострова христианами у мавров – продолжалась с 8-го века до 15-го
 
Юлия Тимошенко в «Олимпийском» так и не появилась.
 
Ведущая, журналистка Екатерина Гордеева сказала, что зачитает послание от нее. «К вопросу о фракции каторжников», - вновь усмехнулся Луценко. Из обращения Тимошенко следовало, что она находится в Луганске, ведет переговоры об освобождении заложников, и ее место сейчас там. Никто и не возражал: параллельно с конгрессом, ровно в это же время, в восточноукраинском Славянске происходила не то спецоперация против сепаратистов (по версии украинских властей), не то карательная операция против местного населения (по версии российской стороны). Сообщалось о пяти погибших.
 
По скайпу с участниками конгресса пыталась связаться замминистра иностранных дел Украины Наталья Галибаренко, но техника подвела. И тогда к микрофону, наконец, вышел Ходорковский. «За последний месяц самый задаваемый вопрос: а зачем проводить нашу конференцию, как на это посмотрят наши сограждане в России, - начал он с главного. – У меня на это обычный ответ, который помогал мне все десять долгих лет – делай, что должен, и будь, что будет». В первую очередь, сказал экс-глава ЮКОСа, потому что собравшиеся не согласны с политикой Путина по отношению к Украине и хотят выразить солидарность с украинцами, которым «кремлевский режим» пытается мешать самостоятельно строить свою жизнь.
 
«Мы собрались потому, что нас возмущает, как российская госпропаганда врет собственным гражданам, и мы хоти рассказать людям, что сами видим и слышим здесь. Никакой диктатор, даже самый могущественный не сделает свободомыслящих людей двух стран врагами», - продолжал он. Ходорковский призвал в эти два дня говорить об аналоге плана Маршалла для Украины, про создание в Киеве университета европейского образца, про культурный диалог и про борьбу с коррупцией.
 
Потом Ходорковский попросил несколько слов не как соорганизатор форума, а от себя лично.
 
По его мнению, Путин мстит Украине за свою личную обиду, а его обида, по мнению Ходорковского, заключается в революции на Майдане и в изгнании из страны Виктора Януковича.
 
Результатом же этой обиды станет то, что Москва не скоро еще сможет стать «центром притяжения для всего восточнославянского мира». То, что православная церковь теперь не скоро объединится вокруг Москвы. Наконец то, что «миллионы наших соотечественников стали объектами недоброжелательности». «Это как если бы США вместо создания североатлантического альянса ввела бы войска в Канаду, чтобы диктовать, как жить, а заодно оттяпала бы пару огородов», - язвительно говорил Ходорковский. В итоге же место славянского центра может вновь достаться Киеву. «Я буду рад за Киев, но болею-то я как русский и как гражданин России за Москву», - завершил Ходорковский свое лирическое отступление.
 
«Мой личный опыт последних десяти лет приучил меня оперировать длительными временными периодами и помнить,
 что на смену темному всегда приходит светлое, а несбыточные мечты становятся явью, - бывший олигарх был, возможно, самым оптимистичным человеком в зале. – Я горжусь своими согражданами, способными сохранять рассудок и идти против мнения агрессивно-послушного большинства».
 
Официальная часть на этом была завершена, участники конгресса разошлись по секциям, и в течение двух дней будут обсуждать свободу СМИ, права человека, «ответственность интеллектуальной элиты двух стран за судьбы России и Украины», политику, экономику.
 
Появившегося под занавес сопредседателя партии «Парнас» Бориса Немцова окружили украинские журналисты – здесь политика отлично помнят с тех времен, когда он был советником экс-президента Виктора Ющенко.
 
«Вам нужно наводить порядок на востоке страны, - призывал их Немцов. – Президентские выборы 25 мая нужно провести качественно, иначе вы и сами их результатов не признаете».
 
О том же говорил и политолог Станислав Белковский. По его мнению, выборы могут не состояться в нескольких регионах на востоке Украины, и это даст повод России не признавать их. А впоследствии, возможно, и вторгнуться туда.
 
«Мы не боимся стать маргинальными, мы уже маргинальные, - говорил чуть позже Белковский корреспонденту Znak.com. – И это хорошо, потому что альтернатива – тотальные аресты, а так нам еще жить дают. Но ничего, все жалкие маргиналы времен СССР стали властителями дум в конце 80-х годов. Через пару-тройку лет и мы свое возьмем».