Путин Батуриной не помощник: А1 Михаила Фридмана не отступится от крупной добычи

Недавняя смерть Юрия Лужкова существенно ослабила позиции бывшей владелицы «Интеко».
15.01.2020
У вдовы бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова Елены Батуриной появился очень опасный соперник – А1 Михаила Фридмана и его партнеров. Компания намерена взыскать с Батуриной стоимость 25% акций ранее принадлежавшей ей «Интеко».

12 декабря в храме Христа Спасителя было немноголюдно. Отпевали бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова. Примерно за час до конца церемонии с большим букетом бордовых роз в храм зашел президент России Владимир Путин. Речей произносить не стал. Возложив цветы, президент приобнял Батурину, потом по очереди обеих дочерей, выразил соболезнования остальным членам семьи Лужкова и сел рядом с вдовой у гроба. Пару минут они что-то обсуждали, затем Путин покинул храм.

А спустя две недели входящая в консорциум «Альфа-групп» Михаила Фридмана и его партнеров инвесткомпания А1 объявила о претензиях к Батуриной. Как это обычно бывает с А1, схема оказалась нетривиальной. Компания приобрела права требования на 3,25 млрд руб. к признанному банкротом старшему брату Батуриной Виктору. Всего он должен кредиторам 3,3 млрд руб. У Батурина таких денег нет, но они могут быть у его сестры. После изучения материалов предпринимательской деятельности Виктора Батурина компания сделала вывод, что у Елены Батуриной есть перед братом долг за 25% акций ЗАО «Интеко», говорит представитель А1. Выплата позволит удовлетворить требования всех кредиторов, утверждает он.

Представитель Батуриной отрицает факт наличия долгов перед Виктором, а действия А1 называет рейдерской атакой. Компания Фридмана и его партнеров действительно специалист в корпоративных войнах. Правда, с миллиардерами ей воевать еще не приходилось. Forbes оценил в 2019 г. состояние Батуриной в $1,2 млрд. По этому показателю журнал поставил ее на 81-е место в рейтинге российских миллиардеров и на первое – в рейтинге богатейших женщин страны.

Исчезнувшие связи

Смерть Лужкова серьезно осложняет позиции Батуриной в грядущем противостоянии с А1, констатирует политолог Алексей Макаркин. Ведь она не простой бизнесмен. Свое состояние Батурина сколотила именно тогда, когда у власти был Лужков.

Впервые Forbes включил ее в рейтинг миллиардеров в 2004 г. с состоянием $1,1 млрд. А в 2010 г., когда президент России Дмитрий Медведев отправил Лужкова в отставку с формулировкой «за утрату доверия», оно оценивалось уже в $2,9 млрд.

Такого рода «семейный бизнес» всегда довольно сложно структурирован, говорит бывший федеральный чиновник. Собственность и ее неприкосновенность может быть обусловлена различными договоренностями. Такой бизнес требует политического прикрытия и возможности проводить неформальное согласование интересов на высоком уровне. У Батуриной возможностей «намного меньше, чем у Лужкова», продолжает чиновник.

Со смертью Лужкова исчезли и аппаратные связи, обеспечивавшие семье иммунитет от разного рода посягательств, соглашается Макаркин. Пусть Лужков и ушел в отставку не по своей воле, но увольнял его Медведев. Путин же хорошо относился к бывшему градоначальнику, считает Макаркин. Даже полным кавалером ордена «За заслуги перед Отечеством» бывший мэр Москвы стал в 2016 г., напоминает политолог. Лужков мог рассчитывать на хорошее отношение как человек, который в свое время был оппонентом Путина, но потом договорился и вел себя адекватно. Батурина же не рассматривается как игрок, с которым нужно договариваться, считает Макаркин.

«Альфа» – опытный игрок и, похоже, уверена, что Путин Батуриной не поможет, считает политолог Аббас Галлямов. Решения о судьбе миллиардных капиталов в России без президента уже много лет не принимаются. По мнению Галлямова, Путин ранее мог дать гарантии безопасности Лужкову и членам его семьи. Но когда Лужкова не стало, заинтересованные стороны посчитали, что обязательства обнулились. С Батуриной же Путин вести разговоры ни о каких гарантиях не мог, «это птица не того полета».

Покупка прав требований к Батурину позволяет А1 управлять процессом его банкротства, комментирует партнер адвокатского бюро «Деловой фарватер» Павел Ивченков. Это потенциально даст возможность влиять на управляющего либо самостоятельно инициировать споры. А1 сможет в рамках старых процессов заявлять ходатайство о правопреемстве, чтобы выступать вместо Батурина, и пытаться добиться пересмотра решений по новым или вновь открывшимся обстоятельствам, добавляет руководитель проектов адвокатского бюро «S&K Вертикаль» Алена Бачинская.

Как поссорились брат и сестра

«Сестра, брат – я никогда эти понятия не разделял. Всегда все было 50% на 50%», – рассказывал в 2007 г. Батурин «Ведомостям». Виктор и Елена вместе создали «Интеко» в 1991 г. В нулевые компания стала крупнейшим строителем жилья в Москве. Правда, Батурин к тому времени своей доли лишился. Сначала в 2000 г. в ходе бракоразводного процесса он отдал бывшей жене половину из своих 50%. Этот пакет Елена купила в феврале 2001 г. В этом же году у нее оказались и все 100%. Представитель Батуриной указывает, что акции были переданы по договору дарения. Любовь Радосавлевич, работавшая в «Интеко» с 2002 по 2017 г. руководителем юридического блока, указывает на наличие передаточного распоряжения 25% акций от Виктора Елене Батуриной.

Позднее Виктор получил обратно 1% акций «Интеко». Представитель Батуриной объясняет это тем, что так было удобно – акционерным обществом не могло владеть одно физическое лицо.

Виктор Батурин – от тюрьмы до банкротства

Виктор Батурин был осужден дважды. В 2011 г. Пресненский суд Москвы признал его виновным в мошенничестве в особо крупном размере и дал три года условно – в 2008 г. Батурин пытался дважды продать свою квартиру в центре Москвы. В ноябре 2011 г. Батурина вновь задержали по делу о покушение на мошенничество в особо крупном размере. Бизнесмен пытался предъявить «Интеко» и входящей в нее «Интеко-Агро» векселя на 3 млрд руб. В 2013 г. Гагаринский суд Москвы приговорил Батурина к семи годам лишения свободы. Но в январе 2016 г. срок наказания бизнесмену был сокращен, и он вышел на свободу. Судимости сняты, сообщил Батурин «Ведомостям», продемонстрировав соответствуюшее решение Элистинского городского суда республики Калмыкия.
А уже в августе 2016 г. Арбитражный суд Республики Калмыкии признал Батурина банкротом и назначил его финансовым управляющим Эренцена Манжеева. Тот начал в суде требовать расторжения договора между Виктором и Еленой Батуриными о продаже 25% акций «Интеко» или выплаты рыночной стоимости. Манжеев узнал, что брат и сестра, когда заключали мировую в 2007 г., подписали к нему приложение. Но у каждого своя версия документа. В экземпляре Виктора якобы указано, что Елена должна выплатить по его требованию рыночную стоимость 25% акций «Интеко», но в версии Елены этого обязательства нет.
Правда, попытки Манжеева успехом не увенчались. Сначала он подал иск о признании задолженности структур Елены перед Виктором на 6,2 млрд руб. Затем требовал признать недействительной продажу Виктором сестре доли в «Интеко», а от «Интеко» – выплаты в пользу Виктора 7,3 млрд руб. В исках суды отказали. Также Манжеев направлял самой Батуриной требования выплатить брату 13,8 млрд руб. – во столько он оценивал 25% «Интеко». А 27 декабря 2019 г. Манжеев подал иск Тверской районный суд Москвы к Елене Батуриной о взыскании рыночной стоимости 25% акций ЗАО «Интеко».

А в 2005 г. Батурин был уволен с поста вице-президента «Интеко». Увольнение произошло в один момент, Виктор просто исчез из компании, вспоминает его бывший коллега. Сам он в интервью «Ведомостям» говорил, что целый год добивался предоставления документов, на основании которых был уволен. В 2006 г. Батурина выкупила 1% «Интеко» за 552 млн руб. Батурин подал иск к компании с требованием восстановить его в должности и выплатить зарплату в 337 млн руб., но проиграл. Батурина подала встречные иски к Виктору и его компаниям, требуя вернуть часть активов, а также 313 млн руб. долгов.

Эта война длилась недолго. В 2007 г. стороны подписали мировую. Как рассказывал Батурин «Ведомостям», брат и сестра договорились отозвать все взаимные претензии и поделить имущество. Виктору причитались весь сельхозбизнес и строительные активы в Сочи. В интервью «Коммерсанту» Батурин говорил, что «получил не обремененные долгами активы на сумму не менее $500 млн». Сейчас он утверждает, что условия мировой «не были выполнены».

Несколько лет о Батурине ничего не было слышно. Но после отставки Лужкова он активизировался – направил в Следственный комитет России заявление с требованием «провести тщательную проверку преступной деятельности» Батуриной. А СМИ он заявлял, что его «незаконно лишили» принадлежащих ему 25% акций «Интеко».

В ответ в ноябре 2010 г. «Интеко» выпустила заявление, в котором причиной увольнения были названы растраты, «которые правильнее было бы назвать воровством».

Сразу после отставки Лужков с семьей уехал за рубеж. А Батурина стала распродавать активы в России. Микаилу Шишханову досталась «Интеко». За нее Батурина получила порядка $560 млн. Позднее она продала Льву Кветному Верхнебаканский цементный завод примерно за 650 млн евро, а семье Михаила Гуцериева – Атакайский цементный завод почти за $60 млн.

Сама она признавалась «Дождю», что в России у нее «почти нет активов». Впрочем, за ней до сих пор числится дворец в подмосковной Рублевке на участке 15 га. Участок записан на фирму Батуриной ООО «Резерв – управление активами» (прежнее название – ООО «Аморис»). Стоимость только земли можно оценить не менее чем в 3,8 млрд руб., говорит гендиректор аналитической группы «Земер» Илья Терентьев.

Активы Батуриной за границей

Батурина уже давно предпочитает инвестировать в других странах – в Европе, США и Казахстане. Основная часть активов сосредоточена в инвестиционной группе Inteco Management. Это проекты в гостиничном бизнесе, возобновляемой энергетике, девелопменте жилой и коммерческой недвижимости. 

В Англии у Батуриной есть поместье Beaurepaire Park, которое она купила в 2016 г. А в Лондоне ей принадлежит офис в районе Мейфэр и дом поблизости от Holland Рark, где она и обосновалась с семьей. В 2017 г. Батурина приобрела недвижимость в 100 га в графстве Хэмпшир на юго-востоке Англии, на территории которого есть своя ферма и производство сыра, сообщали «Открытые медиа». Также у нее есть особняк площадью 3000 кв. м на австрийском горнолыжном курорте Китцбюэль. 

В 2015 г. компания Батуриной купила за $10 млн здание площадью 1500 кв. м в Бруклине под редевелопмент. Другой девелоперский проект Батуриной – жилой комплекс на берегу кипрского города Лимасол на 23 квартиры общей площадью 7000 кв. м. Инвестиции оценивались в 40 млн евро. В Казахстане Батуриной принадлежит бизнес-центр «Москва» площадью 70 000 кв. м.

В отельном бизнесе главными были инвестиции в 5-звездочный отель Grand Tirolia в австрийском Китцбюэле. Его построили к 2009 г. на базе гольф-клуба Eichenheim за 40 млн евро, позднее продали австрийскому инвестору за 45 млн евро. Батуриной принадлежит мини-отель Quisisana Palac в чешских Карловых Варах, Morrison в ирландском Дублине и отель «Новый Петергоф» под Петербургом.

Крупная добыча для А1

А1 уже много лет специализируется на корпоративных конфликтах. Компания предлагает свои услуги акционерам, не имеющим возможности участвовать в управлении бизнесом, или выкупает у них доли.

Например, в 2014 г. А1 заявила о покупке крупнейшего в России производителя плитки – завода «Стройфарфор» – у Лазаря Шаулова, который в то время воевал с Леонидом Маевским за контроль над предприятием. Конфликт закончился банкротством предприятия и выкупом его активов структурами А1 – последняя до сих пор владеет и управляет заводом.

В 2016 г. А1 купила 40% одного из крупнейших российских производителей индейки – компании Вадима Ванеева «Евродон». А1 сразу начала судиться с «Евродоном» и Ванеевым, требуя признать недействительными кредиты компаниям Ванеева в ВЭБе и Россельхозбанке на 17 млрд и 7 млрд руб. Однако успеха она не добилась и была вынуждена продать акции «Евродона» ВЭБу.

Недавно А1 освоила новый бизнес. Сейчас компания по контракту с АСВ ищет активы бывших владельцев Внешпромбанка Георгия Беджамова и его сестры Ларисы Маркус. ЦБ отозвал у Внешпромбанка лицензию в январе 2016 г. Дыра в нем оценивалась в 216 млрд руб. Беджамов бежал из страны, а Маркус суд приговорил к девяти годам колонии за хищение более чем 114 млрд руб. А1 объявила за помощь в поиске активов вознаграждение и даже размещала рекламные плакаты соответствующего содержания в аэропорте «Шереметьево». Сейчас с такой рекламой катаются грузовики по лондонскому району Найтсбридж, где предположительно живет Беджамов.

Батурина вкладывается и в стартапы. В 2014 г. ее австрийская компания Inteco Beteiligungs вложила 10 млн евро в фирму RE-Pro Group, которая занимается производством возобновляемой энергии в Европе, в частности строит и эксплуатирует солнечные парки. Годом позже структуры Батуриной приобрели немецкую компанию Hightex GmbH, специализирующуюся на производстве мембранных материалов для промышленности. 

Где судятся Батурины

Батурин пытался оспорить продажу «Интеко» в Арбитражном суде Москвы. Он заявлял, что по мировому соглашению от 2007 г. продолжает оставаться владельцем 25% акций. «Этого пункта не может быть в мировом соглашении, так как с начала 2000-х гг. у Виктора Батурина уже не было никаких 25% акций компании», – парирует представитель Батуриной. Оказалось, что на руках у брата с сестрой документы с разным содержанием. Документы Виктора гласят, что сестра должна выплатить ему компенсацию за 25% «Интеко», в документах Елены такого пункта нет. В итоге суд отклонил требования Виктора.

В 2011 г. тяжбы прервались. Тогда Виктор сначала был осужден на три года условно за попытку двойной продажи квартиры в центре Москвы, а потом был арестован по делу о мошенничестве с векселями «Интеко» и входящей в нее «Интеко-Агро». Он пытался предъявить компании к погашению бумаги на 3 млрд руб. Суд счел, что векселя были поддельные, и приговорил бизнесмена к семи годам лишения свободы. Но Батурину удалось добиться смягчения приговора, и в 2016 г. он вышел на свободу.

Тяжбы продолжились. Батурин подал в МВД заявление о хищении 25% «Интеко». Полиция возбуждать дело не стала.

В 2017 г. Виктор подал к сестре два иска в Австрии. Один – о клевете из-за обвинений в воровстве в пресс-релизе 2010 г. Второй – о защите деловой репутации, где Виктор просит признать порочащим и не соответствующим действительности утверждение Елены о том, что он подделал соглашение об урегулировании, – оба еще идут.

В 2016 г. Батурин был признан банкротом. Его конкурсный управляющий Эренцен Манжиев в сентябре 2019 г. обратился в суд в Элисте с заявлением о привлечении Елены Батуриной к ответственности за клевету. Якобы в декабре 2018 г. та заявила, что против Манжиева возбуждено уголовное дело. В декабре мировой суд Элисты объявил Батурину в розыск.

В декабре же Манжиев подал в Тверской районный суд Москвы иск к Батуриной о взыскании рыночной стоимости 25% акций «Интеко» на основании мирового соглашения в редакции Виктора Батурина.

Сам Манжиев комментировать это не стал. Подана апелляционная жалоба на постановление о розыске Батуриной, говорит ее представитель.

1989
Елена и Виктор Батурины открывают кооператив. Он, по словам Батуриной, «занимался чем ни попадя, чтобы заработать первые деньги», в частности перепродавал компьютеры.
1991
Батурины создали ТОО «Интеко», доли распределились в пропорции 50 на 50. В этом же году Елена вышла замуж за Юрия Лужкова, который в то время уже был одним из первых лиц Москвы, а в 1992 г. стал мэром столицы.
1998
Дочка «Интеко» – ООО «Арена-спорт» – получила контракт на поставку 80 000 пластиковых сидений для стадиона «Лужники». Именно выпуск изделий из пластика поначалу был коньком «Интеко». Производство находилось на площадке Московского НПЗ, контролировавшегося тогда мэрией.
2000
Батурин развелся со своей женой Натальей, которой по брачному договору перешло 25% акций «Интеко». Практически сразу она продала пакет Батуриной.
2001
«Интеко» занялась жилищным строительством, купив домостроительный комбинат № 3 (ДСК-3). Вскоре компания завоевала около 25% рынка панельного домостроения в Москве.
2002
Батурина увеличила долю в «Интеко» до 99%. Тогда она консолидировала несколько цементных заводов.
2004
Батурина впервые вошла в список миллиардеров Forbes и заняла 35-ю строчку с состоянием $1,1 млрд.
2005
Батурина продала контрольные пакеты пяти и миноритарные – двух цементных заводов владельцу «Евроцемент груп» Филарету Гальчеву более чем за $800 млн.
2005
Группе ПИК был продан ДСК-3 за $300 млн.
2005
Батурин уволен с поста вице-президента «Интеко». В случившемся он винил сестру и с тех пор судится за долю в компании.
2007
Батурины подписали мировую, которая оказалась в итоге в двух версиях: в документе Виктора указано, что Елена обязуется выплатить по его требованию рыночную стоимость 25% акций ЗАО «Интеко», а в версии Елены этого обязательства нет.
2008
Батурина продала принадлежащие ей голубые фишки (0,44% акций «Газпрома», 0,387% акций Сбербанка и 0,03% акций «Роснефти»), выручив за них более 18 млрд руб.
2010
Президент России Дмитрий Медведев уволил Лужкова с поста мэра Москвы «в связи с утратой доверия». Бывший градоначальник с семьей покинул Россию.
2011
Батурина продает «Интеко» структурам Микаила Шишханова и основные капиталы переводит в западные инвестиционные фонды.
2017
Батурин подал к сестре два иска в Австрии, где живет Елена. Первый касался соглашения от 2007 г. по поводу активов, а второй – о клевете: Батурина якобы объявила брата вором и нанесла ущерб его репутации. Также Батурин заявил о хищении 25% акций «Интеко», но МВД в возбуждении дела отказало.
2019
Мировой суд Калмыкии объявил Батурину в розыск. На одном из процессов она давала показания и якобы упомянула, что против финансового управляющего в деле о банкротстве Батурина Эренцена Манжеева возбуждено уголовное дело. Тот счел это клеветой и подал иск против Батуриной.

Манжеев обратился в Тверской районный суд Москвы с иском к Батуриной о взыскании рыночной стоимости 25% акций «Интеко» на основании мирового соглашения в редакции Батурина. Выяснилось, что право на истребование долга по этому соглашению купила компания А1 – инвестиционная структура «Альфа-групп» Михаила Фридмана.

А1 может быть в деле уже давно

Как А1 появилась в этом разбирательстве? Виктор Батурин на этот вопрос не ответил и посоветовал обратиться в саму компанию. А1 приобрела права требования к Виктору Батурину в декабре 2018 г., сообщил представитель А1. Перед этим, по его словам, юристы А1 детально изучили обстоятельства утраты Виктором Батуриным и приобретения Еленой Батуриной акций ЗАО «Интеко».

Близкий к А1 источник указывает, что А1 появилась в этом процессе давно. Адвокат Батуриной Константин Астафьев говорит, что это может быть правдой. Он указывает, что практически на всех австрийских процессах присутствовали представители А1. Он предполагает, что именно они могли финансировать услуги адвокатов Батурина из международной компании DLA Piper, ведь сам истец – банкрот.

Каких шагов можно ждать от А1? Скорее всего, компания планирует подать иск по ранее не заявлявшемуся основанию о признании устной сделки от 2001 г. в отношении 25% акций между Батуриными незаключенной, считает управляющий партнер адвокатского бюро «Кочерин и партнеры» Владислав Кочерин. Ранее Батуриным оспаривались лишь последующие сделки позднее 2001 г. Такая позиция А1 может иметь под собой правовые основания, если суд признает, что устной сделки по передаче актива от Батуриной к Батурину в 2001 г. не было, то и все остальные судебные акты могут быть пересмотрены по вновь открывшимся обстоятельствам, уверен Кочерин.

Представитель А1 косвенно это подтверждает. «Нет ни одного судебного дела, в котором лично Виктор Батурин пытался бы взыскать со своей сестры рыночную стоимость 25% акций ЗАО «Интеко» и где Виктору бы отказали, – объясняет он. – При детальной проверке выяснилось, что какие-либо письменные документы, оформлявшие переход 25% акций ЗАО «Интеко» от брата к сестре, отсутствуют, доказательства оплаты – тоже».

Спустя 19 лет сложно доказать, что сделка совершена с нарушением закона, сомневается адвокат Антон Пуляев: только восстановив пропущенный срок исковой давности по уважительной причине, что на практике при таком длительном отрезке времени маловероятно. 

Возможно, А1 рассчитывает на мировую с Батуриной в обмен на некую компенсацию за полный отказ от дальнейших претензий к ней, считает Бачинская из адвокатского бюро «S&K Вертикаль». Расчет на то, чтобы эмоционально вымотать Батурину и вынудить ее заплатить отступные, считает близкий к ней источник. Другой ее знакомый уверен, что Батурина согласится на мировую: «Она всегда дорожила репутацией, в нынешней ситуации новые конфликты ей ни к чему».

«В поданных к нашей стороне исках мы не видим перспектив и считаем иски безосновательными, – уверен адвокат Батуриной Константин Астафьев. – С 2011 г. все судебные инстанции подтверждают нашу позицию. То, что происходит сейчас, воспринимается как попытка оппонентов оказать репутационное давление при отсутствии правовой позиции. Эти попытки не приведут ни к какому результату».