Провал на 50 миллиардов долларов

Кто обрушил защиту России по иску бывших акционеров ЮКОСа в Гааге и причем здесь Игорь Шувалов?
02.03.2020
Процесс по иску бывших компаньонов Михаила Ходорковского, решивших вытрясти из нашей страны гигантские деньги, изначально был похож на спектакль. Мы хорошо знаем исполнителей главных ролей вроде американского судьи Стивена Швебеля, которого почему-то назначили представителем интересов РФ. Но очевидно, что действующих лиц в этой истории было больше. Роман Колодкин – вряд ли можно сказать, что его фамилия у всех на слуху. Однако этот человек может иметь непосредственное отношение к механизму гаагской тяжбы.

Кого только не называли архитектором победы юкосовцев над Россией. Говорили даже про кураторство над процессом Игоря Шувалова, который, впрочем, отрицает любое участие. Пять лет назад «Наша Версия» начала расследовать механизм этого судебного поражения, чтобы назвать его вероятных виновников. Тем более что они могут находиться едва ли не на высшем государственном уровне, но, кроме журналистов, искать их, похоже, никто не собирается. Анализ послужного списка бывшего посла России в Нидерландах Романа Колодкина, а также ряда его бывших коллег подсветил для нас несколько незаметных прежде связей. В решении Апелляционного суда Гааги по большому счёту нет ничего нового. Он всего лишь вернул к жизни акт, принятый в 2014 году Постоянной палатой третейского суда (ППТС). Для тех, кто запутался в многолетнем противостоянии России и бывших акционеров ЮКОСа, коротко напомним хронологию процесса.

Почти шесть лет назад ППТС присудила истцам компенсацию в 50 млрд долларов. В 2016 году Россия успешно оспорила это решение в Окружном суде Гааги. Но, как мы увидели буквально на днях, в вышестоящей инстанции позиция нашей страны не устояла. Почему мы проиграли? В течение двух недель на страницах газет на этот вопрос отвечали профессиональные правоведы. Почти все их комментарии касались неверной трактовки судом Договора к Энергетической хартии от 1994 года. Россия этот договор, к слову, не ратифицировала. Если углубиться в тему, то можно легко упустить главное в судебной тяжбе между нашей страной и бывшими компаньонами Ходорковского. Суть этой истории в другом. Апелляционный суд Гааги – государственный институт, чьи решения имеют далеко идущие последствия.

А вот ППТС таким институтом не является. Почему тогда, на рубеже 2010-х, мы вообще согласились участвовать в этом процессе? Мы помним, что интересы России в ППТС представляли иностранные юридические фирмы, а фамилии ответственных за это чиновников в российском МИДе и Минюсте так и не были названы официально. Но именно тогда был заложен фундамент нового судебного решения, по которому Россия должна выплатить бывшим юкосовцам 55 млрд долларов (теперь вместе с процентами). По нынешнему курсу это примерно 3,5 трлн рублей – сумма, сопоставимая с бюджетом здравоохранения страны на три года.

Защита с завязанными глазами

Как мы уже упомянули, Постоянная палата третейского суда в Гааге не является отправляющим правосудие трибуналом. Это всего-навсего список людей, из которых стороны спора выбирают арбитров, учреждая таким образом суд. Бизнесмены используют этот механизм для решения своих коммерческих противоречий. Главное условие: каждая из сторон признаёт полномочия суда. Россия эти полномочия добровольно признала. Точнее, от её имени это сделали нанятые правительством международные юридические компании Cleary Gottlieb Steen & Hamilton (CGSH) и Baker Botts. Вопрос, кто выбрал их представителями интересов РФ и проводился ли для этого государственный конкурс, до сих пор остаётся без ответа. В системе госзакупок никаких упоминаний о подобном контракте нам найти не удалось. Но мало того, что голосами американских юристов Россия признала себя стороной процесса в ППТС. Правила этого суда предполагают, что состав арбитров формируется индивидуально для каждого спора. Истец и ответчик должны выбрать по одному судье, которым они доверяют. Далее эти судьи выбирают третьего, как бы независимого арбитра, от которого по большому счёту и зависит исход дела. Кого же выбрали юристы, якобы представлявшие интересы России? Американца Стивена Швебеля, который ранее возглавлял Международный суд ООН и не раз проявил предвзятость по отношению к нашей стране. Результат мы знаем.

В 2015 году «Наша Версия» попыталась понять, кто же был куратором наших американских адвокатов в Гааге от правительства РФ? Мы направили официальные запросы, в том числе в Минфин и Минюст, но внятных ответов не получили. Тем временем сразу несколько наших источников рассказали, что ответственным за выбор юристов для процесса в Нидерландах якобы был назначен первый вице-премьер (2008– 2018) Игорь Шувалов. Представители последнего в официальном письме в редакцию заявили, что к суду в Гааге он никакого отношения не имел. Мы продолжили наше расследование и раскопали удивительную историю, которая если и не проливает свет на причины судебного поражения России на 50 млрд долларов, то даёт благодатную почву для размышлений.

Ошибка или предательство?

Изучая подноготную судебного процесса в Гааге, невозможно пройти мимо фигуры Романа Колодкина – профессионального юриста и кадрового дипломата. На момент рассмотрения иска бывших акционеров ЮКОСа он занимал пост чрезвычайного и полномочного посла России в Нидерландах (2009– 2015). До этого в течение восьми лет Колодкин руководил правовым департаментом МИД РФ, куда, собственно, и вернулся после шестилетней службы в Гааге. В общем, этого человека вряд ли можно назвать не осведомлённым о процессе в ППТС. В апреле 2016 года Роман Колодкин выступил на расширенном заседании кафедры международного права МГИМО. Его доклад был посвящён «вопросам мирного урегулирования международных споров, особенно в связи с делом «Арктик Санрайз» и делом ЮКОСа». Докторант кафедры спросил Колодкина о причинах привлечения иностранных юристов к процессу в Гааге и почему «российским» арбитром в Гааге был назначен американец Стивен Швебель. Докладчик ответил, что решение готовил Минфин России, а вовсе не Министерство иностранных дел. Проще говоря, не смог ответить.

Вместе с тем Роман Колодкин не согласился с прозвучавшими в Госдуме обвинениями в адрес экономических ведомств, что тем самым были преданы национальные интересы России. Но это неудивительно, ведь в противном случае ему пришлось бы обвинить в предательстве страны того, кого называют его давним протеже. Как мы помним, куратором Минфина в то время был всё тот же вице-премьер Игорь Шувалов.

Из чиновников в бизнес и обратно

В некоторых публикациях СМИ Роман Колодкин фигурирует как близкая связь Игоря Шувалова и бизнесмена Александра Мамута. Все трое – выпускники юридического факультета МГУ, Мамут и Колодкин учились на одном курсе. Шувалов окончил университет на 11 лет позднее. Если верить изданию «Медуза», то знакомство Романа Колодкина с будущим вице-премьером состоялось в первой половине 1990-х, когда Шувалов – тогда ещё молодой выпускник юрфака – устроился на работу в правовой департамент МИД РФ. Вскоре, по всей видимости по протекции своего шефа, он перешёл в компанию Александра Мамута «АЛМ Консалтинг», которую позднее возглавил вместе с целым рядом других юридических фирм.

Впрочем, карьера Шувалова в частном секторе длилась недолго. В 1997 году он вернулся на госслужбу, став сначала замглавы Госкомимущества (время подходящее – начало волны приватизаций), а затем руководителем аппарата правительства. Есть мнение, что именно благодаря карьерному росту своего протеже Роман Колодкин в 2009 году был назначен послом России в Нидерландах. После возвращения в правовой департамент МИДа он по совместительству стал одним из судей того самого ППТС в Гааге. Как будто его специально направили туда, так сказать, «насиживать гнездо» – во всём уступать и соответствовать ожиданиям иностранных коллег. А теперь самое интересное: в периметр бизнеса «АЛМ Консалтинг» входила юридическая фирма «АЛМ Фельдманс».

В начале 2000-х успешный юридический бизнес, построенный Шуваловым в предыдущем десятилетии, фактически был уничтожен. По данным Forbes, ситуацию спас юрист Павел Ивлев, который через их общего с Шуваловым друга и однокурсника Василия Алексаняна привёл в АЛМ нового крупного клиента – ЮКОС. Ивлев не только управлял счётом Шувалова, но и параллельно вёл дела компании Ходорковского. По всей видимости, он обладал личной доверенностью нефтяного олигарха. Позднее Ивлев стал фигурантом уголовного дела о хищении нефти, выводе за границу и легализации денежных средств ЮКОСа.

В данный момент он скрывается в США, поскольку в России заочно приговорён к 10 годам лишения свободы по делу ЮКОСа. Похожее обвинение в 2004 году было предъявлено управляющему партнёру «АЛМ Фельдманс» (ALM Feldmans) Елене Аграновской, которая начала работать в компании ещё при Шувалове Если Игорь Шувалов и его бывший патрон Роман Колодкин действительно не имеют никакого отношения к рассмотрению иска бывших акционеров ЮКОСа в Гааге, то это вряд ли может не вызвать удивление. Со стороны это всё выглядит так, что связанные с ними люди заранее узурпировали готовящийся процесс: однокурсник Мамута Роман Колодкин продвигал Шувалова, а коллеги последнего – Ивлев и Аграновская – вроде как помогали Ходорковскому в его операциях.

При этом Колодкин по-прежнему представляет Россию во всех возможных и невозможных международных процессах. И ещё один забавный момент: комментатором по поводу этого дела в западных СМИ, вроде «Радио Свобода», регулярно выступает известный своей любовью к галстукам-бабочкам и курительным трубкам историк и общественный деятель Фёдор Шелов-Коведяев. В 1991–1992 годах этот человек занимал пост первого заместителя министра иностранных дел России Андрея Козырева, которого на Западе называли не иначе, как «мистер Да!». Сегодня Козырев активно раздаёт русофобские комментарии западным СМИ, объясняя, как нужно вести себя с современной Россией. Роман Колодкин в 1991–1992 годах официально занимал должность помощника Шелова-Коведяева. Интересный получился «пасьянс». Пока мы, конечно, не можем ничего утверждать. Но, как говорится, выводы каждый сумеет сделать сам. Удивительно, что с такой «командой» в 2016 году мы вообще могли что-то выиграть в Окружном суде Гааги.