Протезы ушли в картель

Крупнейших в Нижегородской области поставщиков протезов ФАС признала картелем
27.05.2020
Нижегородское управление ФАС рассмотрело дело о картельном сговоре на рынке протезирования. ­Регулятор установил, что местный филиал Московского протезно-ортопедического предприятия с тремя компаниями два года выигрывали торги Фонда социального страхования с минимальным снижением цены и заявками с одного адреса, имитируя конкуренцию. Ответчики отрицают картельный сговор. Вероятно, решение антимонопольщиков они обжалуют в суде, иначе им может грозить уголовное преследование по ст. 178 УК РФ «Ограничение конкуренции».

Почти девять месяцев потребовалось нижегородскому управлению Федеральной антимонопольной службы на рассмотрение дела о сговоре крупных поставщиков протезного оборудования. Разбирательство началось в сентябре прошлого года по жалобе общественной организации «Стопкартель», заявившей, что нижегородский филиал Московского протезно-­ортопедического предприятия Минтруда («Моспроп»), ЗАО «Юлианна» с дочерней компанией «Отто Бокк Нижний Новгород» и ЗАО «Волго-Вятский центр протезирования и ортопедии» в 2017–2019 годах по очереди выигрывали аукционы Фонда социального страхования (ФСС) на покупку оборудования для инвалидов на общую сумму 168,1 млн руб.

Как утверждали активисты «Стопкартеля», указанные компании имитировали конкурентную борьбу и сбивали начальную цену аукционов на 5%.

Эксклюзивный контракт с австрийским поставщиком необходимых комплектующих одной из этих фирм исключал возможности участия в закупках других игроков и исполнения контрактов по более выгодной стоимости. По мнению заявителей, фигуранты антимонопольного разбирательства были аффилированными лицами: глава филиала «Моспроп» Наталья Маркова выступает учредителем ЗАО «Юлианна» и имеет отношение к руководству «Волго-Вятского центра протезирования и ортопедии». Одним из его учредителей является Людмила Демарина, которой принадлежат доли в бизнес-структурах, аффилированных с генеральным директором ЗАО «Юлианна» Виктором Луневым.

В материалах антимонопольного разбирательства говорится, что участие компаний в закупках координировал один человек. Доказательством служит тот факт, что заявки, оформленные одним и тем же лицом, отправлялись с одного IP-адреса. В ФАС считают, что фигуранты дела фактически образовали монополию на местном рынке: согласно доводам заявителя, Наталья Маркова от лица «Моспропа» подписала с австрийской компанией «Отто Бокк», ее местным представительством и ЗАО «Юлианна» эксклюзивный договор поставки комплектующих для протезов с 20-процентным дисконтом. Остальным производителям оборудования зарубежная компания отказала, ссылаясь на договоренности с госпожой Марковой, — соответственно, другие компании лишились возможности участвовать в торгах ФСС, которые фонд проводил без сборов заявок от пациентов с ограниченными возможностями. В «Стопкартеле» посчитали, что закупки по высоким ценам лишили ФСС остатков средств на выплаты потребителям, которые в итоге не могли получить протезы или компенсацию и вынуждены были брать кредиты.

Во время разбирательства ответчики отрицали претензии заявителя, указав, что жалоба подана недобросовестными конкурентами. Как утверждала Наталья Маркова, филиал «Моспропа» обеспечивает продукцией более 20 тыс. инвалидов в Нижегородской области, ежегодно выпуская порядка 3 тыс. протезов и 5 тыс. пар ортопедической обуви по индивидуальному заказу.

Госпожа Маркова убеждала комиссию УФАС в том, что предприятие участвует абсолютно во всех торгах, а остальные компании редко заявляются на них, поскольку не способны поставить продукцию, и «Моспроп» за три года выиграл 73 тендера из сотни как единственный участник.
Минимальное снижение цены ответчица связала со стратегией предприятия, которому невыгодно работать в убыток. Также Наталья Маркова сообщила, что учредила ЗАО «Юлианна» в 2004 году и продала его как готовый бизнес пять лет спустя и с тех пор не имела к нему никакого отношения. Наконец, она отметила, что начальные цены лотов устанавливал непосредственно ФСС, а изделия сильно разнились по цене и качеству.

Ее коллеги также отрицали взаимосвязь компаний и настаивали, что их фирмы производят продукцию разной степени сложности и назначения. Однако они признали, что арендуют офисы и производственные площадки в одном помещении и заявки действительно могли быть отправлены с одного ­IP-­адреса, как и остальная корреспонденция из объединенной сети выхода в интернет, откуда они скачивали шаблонные формы заявок на торги, которые выигрывали за счет предложения продукции по требованиям заказчика.

Вопреки их доводам, антимонопольщики пришли к выводу о том, что компании реализовали единую стратегию поведения для поддержания цен на торгах, когда победитель определен заранее и участие компаний требовалось для создания видимости борьбы. Если на торги заявлялась сторонняя организация, фигуранты дела конкурировали, но при значительном снижении цены прекращали сбивать стоимость — это противоречило их стратегии получить контракт по максимально высокой цене, говорится в выводах УФАС. В итоге компании признали нарушившими п. 2 ч. 1. ст. 11 («­Картельный сговор») закона о нарушении конкуренции. Ответчикам может грозить уголовное преследование по ст. 178 УК РФ («Ограничение конкуренции») и административный штраф в размере до 50% от начальной цены контракта. Получить комментарий Натальи Марковой оперативно не удалось. Вероятно, решение антимонопольной службы компании будут обжаловать в суде.