«Прошу привлечь Дьяконова к уголовной ответственности за организацию системы откатов»

Экс-проректор КНИТУ-КХТИ Ильдар Абдуллин, находясь за решеткой, все-таки дал показания на своего шефа и минпромторг РФ.
27.06.2016
Черные пакеты без ручек — именно в них Ильдар Абдуллин носил деньги ректору КНИТУ-КХТИ Герману Дьяконову, который затем передавал их «наверх». По крайней мере, если верить заявлению, подписанному самим осужденным за мошенничество проректором, — копию документа сегодня публикует «БИЗНЕС Online».
Подробнее на «БИЗНЕС Online».

«ОН ВЗЯЛ У МЕНЯ ПАКЕТ И СКАЗАЛ, ЧТО ЭТО НЕ ДЛЯ НЕГО, А «НАВЕРХ»

В распоряжении «БИЗНЕС Online» оказалась копия заявления за подписью осужденного экс-проректора КНИТУ-КХТИ Ильдара Абдуллина, которое он написал, уже отбывая наказание. В документе, датированном 23 мая, он просит привлечь к уголовной ответственности Германа Дьяконова. В основу заявления Абдуллин положил серьезное обвинение — якобы его руководитель, используя служебное положение, организовал «систематическое получение им взяток от подчиненных сотрудников университета, выполнявших госконтракты». Причем якобы не для себя, а для должностных лиц минпромторга РФ. Подлинность документа и интерес к нему правоохранительных органов «БИЗНЕС Online» подтвердил источник, близкий к самому Абдуллину.

Помимо Дьяконова в заявлениях в качестве участников преступной схемы упоминаются ближайшие коллеги Абдуллина: директор Высшей школы бизнеса ВПО «КНИТУ» и заведующая лабораторией кафедры плазмохимических и нанотехнологий высокомолекулярных материалов Лилия Джанбекова. Себе Абдуллин при этом отводит весьма скромную роль не погруженного в детали процесса исполнителя чужой воли — этакого курьера, переносящего с места на место пакеты с деньгами.

Всего в признаниях Абдуллина описано три эпизода, первый из которых относится к началу 2014 года. «Ректор Дьяконов Д.С. в своем кабинете КНИТУ корпус „А“ потребовал от меня, чтобы я предал ему якобы для передачи в последующем должностным лицам Минпромторга РФ денежные средства, которые, к тому времени, со слов Дьяконова Г.С., были аккумулированы профессором Сергеевой Е.А.» — написал Абдуллин.

Согласно показаниям, деньги действительно были собраны и переданы проректору через Джанбекову. «В начале апреля 2014 года Джанбекова Л.Р. передала мне черный упакованный пакет без ручек и сказала, что это от профессора Сергеевой Е.А. для ректора Дьяконова Г.С., — описал Абдуллин. — После вручения паркета, я позвонил по телефону ректору Дьяконову Г.С и попросил его о встрече. Он назначил встречу у себя в кабинете в КНИТУ корпус „А“, завел меня в комнату отдыха, где я сказал, что это от профессора Сергеевой Е.А., и передал ему этот пакет. На что мне ректор Дьяконов Г.С. сказал, что это не ему, а в Минпромторг, и забрал пакет».

Два других эпизода схожи с первым, но есть один нюанс: происходили они в мае и мае-июне 2015 года, то есть уже после того, как проректор в июне 2014 года побывал в СИЗО, а над вузом сгустились тучи. В остальном все повторялось — деньги по указанию Дьяконова Абдуллину передавали Джанбекова или Сергеева, а экс-проректор, в свою очередь, относил их своему руководителю. Исключение произошло только в третьем эпизоде — деньги Абдуллин передал заведующей кафедрой «Технология химических и натуральных волокон и изделий» Ирине Красиной, которая, как якобы было сказано ректором, «знает, что делать». Заметим, что это абсолютно новое, доселе не засвеченное лицо в деле о хищениях в КНИТУ-КХТИ. В списке публикаций, указанных на сайте КНИТУ-КХТИ на счету Красиной 12 научных работ, 7 из них были написаны в соавторстве с экс-проректором.

Из заявления Абдуллина следует, что он беспрекословно исполнял волю ректора, не задавая вопросов, даже когда нарушение закона было очевидно. «В назначенное время я пришел в рабочий кабинет к ректору Дьяконову, где в его комнате отдыха передал ему сверток. Он взял у меня пакет и сказал, что это не для него, а „наверх“, что он этим имел в виду, я не знаю» — отрешенно описывает ситуацию Абдуллин. «В мае-июне 2015 года ко мне в кабинет пришла профессор Сергеева и сказала, что у нее все готово. Я сказал ей, что не понимаю, о чем она говорит», — отмечает осужденный.

Тем не менее, заявление резюмируется разгромным обвинением в адрес ректора вуза. «Прошу привлечь ректора КНИТУ Дьяконова к уголовной ответственности за организацию в КНИТУ системы поборов и откатов. Содержание статьи 306 УК РФ („Заведомо ложный донос о совершении преступления“ — ред.) мне известно».

КАК ДЬЯКОНОВ ПОЛУЧИЛ ВНУШЕНИЕ ОТ НАФИКОВА

Сам Абдуллин никогда не делал секрета из того, что конечная цель расследования махинаций в КНИТУ-КАИ не он сам, а рыба покрупнее. В интервью «Вечерней Казани» тогда еще подследственный проректор заявил: «Мне сразу было сказано: следствию я не интересен, им интересен ректор, и, если я расскажу, что он во всем этом замешан, — меня освободят. После такого предложения сотрудников полиции я сказал: «Поскольку все это полная неправда, я ни на кого не собираюсь наговаривать».

Между тем, в то, что проректор проворачивал свои схемы без ведома руководства, изначально были большие сомнения. «Я никогда не поверю, что Абдуллин сделал это один — работала команда, — говорил в интервью БИЗНЕС Online профессор КНИТУ-КХТИ Исмагил Хуснутдинов. — Кстати, когда его в 2007 году назначили проректором по науке, у нас состоялся разговор тет-а-тет. Я ему обрисовал политику. Говорю: „Сначала вас поссорят со всеми проректорами. Потом приподнимут и дадут чуть больше власти, чем остальным, и вы будете выполнять грязную работу — таскать каштаны из огня. А когда станете не нужны, вас сольют. В лучшем случае уволят“. Он тогда не поверил, но, к сожалению, я оказался прав».

Поначалу в рамках процесса экс-проректор и ректор держались единой позиции. Вуз категорически отказывался признать ущерб, нанесенный деятельностью Абдуллина. А раз нет потерпевших нет и дела, настаивали его адвокаты. Дьяконов даже представил свою позицию в суде в виде письма, суть которого сводилась к тому, что госконтракты, связанные с подсудимым, «исполнены в полном объеме, оборудование поставлено в КНИТУ», претензий нет.

Перелом наступил после того, как с позиции потерпевшей стороны от вуза в суде начал выступать проректор по режиму вуза, экс-прокурор Казани Рафкат Уразбаев. О том, что этому способствовало, БИЗНЕС Online рассказал прокурор РТ Илдус Нафиков: «Я поручил своему заму вызвать ректора Дьяконова и объявить официальное предостережение в случае непринятия мер. Поскольку ущерб нанесен государству, то он будет нести ответственность по невзысканию ущерба и пойдет как соучастник вместе с Абдуллиным либо будет привлечен за халатность. Когда такой разговор начался, он позвонил Уразбаеву, дал ему поручение и выписал ему доверенность, после чего Уразбаев и вступил в процесс».

Вслед за этим Московский суд вынес Абдуллину обвинительный приговор. На обжаловании решения суда Абдуллин решился на если не обвинение, то выпад в адрес своего босса. «Я не был инициатором сделки [по приобретению оборудования]! Действовал по указанию ректора. На протяжении всей сделки фигурировал другой микроскоп!»

Обращаясь к суду, Абдуллин вновь заявил о том, что ему поступало предложение оговорить неназванных лиц. Однако и после этого прозрачного намека в адрес бывшего босса, он не дождался от него помощи. Приговор вступил в силу, и экс-проректор отправился в колонию.

«ФИНАНСОВАЯ ПОДДЕРЖКА ПРЕКРАТИЛАСЬ, ВОТ ОН И РЕШИЛ РАССКАЗАТЬ, КАК ВСЕ БЫЛО»

При каких обстоятельствах была подписана бумага и что заставило проректора пойти на такой шаг, доподлинно неизвестно. «Написать заявление Абдуллина спровоцировал тот факт, что он перестал получать помощь от вуза, — рассказал „БИЗНЕС Online“ знакомый с ситуацией источник. — Раньше ему даже адвокатов вуз оплачивал, теперь финансовая поддержка прекратилась, вот он и решил рассказать, как все было».

По предположению источника «БИЗНЕС Online», обе они в своих показаниях перевели стрелки на Абдуллина, и экс-проректор остался, по сути, один в окружении обвинений, предъявленных бывшими соратниками по вузу.

Между тем, источник «БИЗНЕС Online», близкий к администрации КНИТУ-КХТИ, сообщил, что в последнее время Дьяконов выглядит несколько поникшим. «Если Абдуллин действительно решился на такие заявления, для меня это достаточно неожиданно», — признает собеседник нашего издания. По его мнению, поводом для таких заявлений могло стать «то же, что является основанием для участников ОПГ, сдающих своих подельников: уменьшить свой срок тюремного заключения». «Кроме того, это фактически означает, что Абдуллин понял: его никто не спасает», — отметил источник.

По информации «БИЗНЕС Online», ГСУ МВД по РТ уже начал проверку в отношении Дьяконова по факту заявления Абдуллина. Более того, ректор вуза уже дал показания на допросе в правоохранительных органах. Однако прокомментировать сложившуюся ситуацию «БИЗНЕС Online» Герман Сергеевич отказался наотрез. «Я не буду ничего комментировать, мне не нравится, как ваше издание освещает эту тему» — заявил Дьяконов нашему корреспонденту. «У нас позиция руководства никаких дел не иметь с вашим изданием» — сообщили в пресс-службе вуза в ответ на запрос «БИЗНЕС Online».

НИТИ К ВЕДОМСТВУ ДЕНИСА МАНТУРОВА

Не менее интригующий момент в заявлении Абдуллина — упоминание должностных лиц минпромторга РФ. Ведомство Дениса Мантурова и раньше не раз поминалось в контексте махинаций в КНИТУ. В этой связи можно вспомнить показания основного свидетеля обвинения директора ООО «Экофарм» Игоря Кушниковского — того самого, который лично передавал Абдуллину откаты в мексиканском ресторане. «К тому моменту, когда Абдуллин предложил мне „оказать услугу вузу“, как раз шла защита моего инвестиционного проекта в Москве в министерстве промышленности и торговли РФ. А Ильдар Шаукатович — член экспертного совета, очень важная фигура, он участвовал в принятии решения по моему проекту. Для меня это также было стимулом выполнить просьбу Абдуллина», — говорил Кушниковский.

Бывшие сотрудники вуза, знакомые с ситуацией, считают, что тесные связи с федеральным министерством у Абдуллина сложились, в частности, благодаря тому, что он руководил московским СКТБ «Мединструмент» (100% учредитель — Росимущество) — сначала это было ФГУП, потом его преемником стало АО. У общества есть казанское представительство, которое арендует площади в принадлежащем Абдуллину неказистом четырехэтажном здании из силикатного кирпича на ул. Меховщиков, 40 (оно фигурирует в уголовном деле, потому что позже Абдуллин сдал его в аренду родному вузу). В этом же помещении арендовало площади ООО «НПЦ «Технополис». Учредителем и директором компании была неизвестная в научном мире Салиса Исмайлова — родная сестра Нурии Багаутдиновой, в прошлом коммерческого директора того самого ФГУП «СКТБ «Мединструмент». Так вот, этот самый «НПЦ «Технополис» несколько лет выигрывал многомиллионные контракты минпромторга РФ на НИОКР с такими же названиями и шифрами, которые, согласно отчетности, выполнял СКТБ «Мединструмент». Очень похоже на схему «папа решает, а Вася сдает», не правда ли? К слову, были у «Технополиса» контракты и от КНИТУ. Сам Абдуллин опроверг связь с фирмой, заявив, что ни он, ни его родственники не являются учредителями. А что насчет сестер подчиненных?..

Печальный итог проректорства Абдуллина для вуза известен: в 2014 — 2015 годах количество закупок КНИТУ-КХТИ резко сократилось. Тонкие финансовые ручейки из КНИТУ впадали преимущественно в компании, занимающиеся ремонтом зданий и сооружений университета. Ассигнования на модернизацию вуза и закупку оборудования практически прекратились.

Единственным лучом света в середине 2015 года стали заказы от Евгении Даутовой и ее АО «КЗСК-СИЛИКОН», под которые вуз закупил несколько дорогостоящих агрегатов. Впрочем, на этом крупные контракты вуза исчерпываются, в 2016 году КНИТУ-КХТИ довольствуется только снабжением себя тепловой энергией.

14 декабря 2015 года экс-проректор КНИТУ Ильдар Абдуллин был приговорен Московским районным судом к 6,5 годам лишения свободы после рассмотрения уголовного дела о многомиллионных хищениях бюджетных средств, выделенных на развитие вуза. Два ключевых эпизода уголовного дела связаны с контрактами на создание лаборатории просвечивающей микроскопии (75 млн. рублей) и поставку научного оборудования (40 млн. рублей). По версии следствия, проректор присвоил 40 и 16 млн. рублей с обоих контрактов соответственно. Третий эпизод дела связан с арендой зданий для КНИТУ-КХТИ — Абдуллин, по версии следствия, через фирму-посредника сдавал в аренду вузу собственные помещения по улице Меховщиков, 40. В итоге общая сумма ущерба от действий экс-проректора, по версии следствия, составила порядка 60 миллионов рублей.

Однако осуждением Абдуллина следствие по «делу КНИТУ-КХТИ» не кончилось. Напротив, появились новые эпизоды и фигуранты. Среди них директор Высшей школы бизнеса ВПО «КНИТУ» и заведующая лабораторией кафедры плазмохимических и нанотехнологий высокомолекулярных материалов Лилия Джанбекова. Обе проходят по ч. 4 ст. 159 УК РФ («мошенничество в особо крупном размере»). Сергеева вместе с доцентом Аркадием Брысаевым подозреваются в хищении бюджетных средств на сумму 1,439 млн. рублей. Предполагается, что мошенничество было совершено путем завышения стоимости товаров, закупленных для исполнения государственного контракта, заключенного 20 сентября 2013 года между минпромторгом РФ и КНИТУ на ОКР по «Разработке технологии и оборудования для производства броневых листов на основе полиэтиленпластиков». Общая стоимость работ в рамках контракта, который был выполнен в мае 2015 года, составляла 166 млн. рублей.