Прокуратура реанимирует дело «Перваков» в Москве

Как выяснилось, присяжный, которого обвинили в пристрастии, голосовал за виновность подсудимых по четырем эпизодам.  
05.09.2013
Сегодня Верховный суд России назначил дату рассмотрения апелляционного представления прокуратуры Татарстана, в котором она обжалует оправдательный приговор предполагаемым лидерам казанской группировки «Перваки». Как стало известно газете «БИЗНЕС Online», на заседание в Москву отправится лично Фирдинат Юсупов. А пока сторонам процесса остается только обмениваться взаимными ударами и обсуждать позицию Артема Хохорина, назвавшего оправдательный приговор «Первакам» провалом правоохранительных органов.

28 марта коллегия присяжных заседателей вынесла оправдательный вердикт, и суд полностью оправдал Фирдината Юсупова, Валентина Лукоянова и Сергея Сардаева, освободив их прямо в зале суда  

«БОЛЬШЕ, ЧЕМ ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ ПРИСЯЖНЫЕ, Я НЕ ЗНАЛ!»

Оправдательный приговор Фирдинату Юсупову, Валентину Лукоянову и Сергею Сардаеву, которых правоохранительные органы считают лидерами группировки «Перваки», был обжалован прокуратурой Татарстана еще 11 апреля. Но отправить материалы уголовного дела в Верховный суд России и дождаться, пока там изучат претензии прокуратуры, – процесс не быстрый. В итоге рассмотрение апелляционной жалобы в Москве назначено только на 2 октября. Об этом газете «БИЗНЕС Online» сегодня сообщил Айрат Хикматуллин – адвокат Юсупова. По словам Хикматуллина, его подзащитный сам поедет в Москву и будет присутствовать на заседании лично.

Государственное обвинение, обжалуя приговор, аргументировало свою позицию тем, что один из присяжных знал об уголовном деле «Перваков» больше положенного. Кандидатам в присяжные заседатели был задан вопрос, располагают ли они информацией о деле из СМИ или иных источников. Один из кандидатов ответил утвердительно и пояснил, что являлся очевидцем митинга в поддержку подсудимых. Эти митинги проходили на фоне событий, развернувшихся в полицейском участке «Дальний», и речь, по всей видимости, идет о Руслане Зинатуллине – старшем преподавателе КНИТУ-КХТИ, руководителе регионального отделения партии «Яблоко». Он действительно в марте прошлого года принимал участие в акции против пыток в полиции, а осенью попал в состав коллегии присяжных заседателей.

– Больше, чем все остальные присяжные, я об этом деле не знал, – сообщил газете «БИЗНЕС Online» Зинатуллин. – Только когда я пришел в первый раз в зал суда, понял, о каком деле идет речь, потому что принимал участие в митинге против произвола полиции и видел там плакаты в поддержку подсудимых. Я сам об этом сказал на суде, и, как выяснилось впоследствии, потерпевший и представители прокуратуры подали ходатайство о моем исключении из списка присяжных. Но затем потерпевший свое ходатайство отозвал, а суд счел мое участием на процессе уместным. Более того, по четырем эпизодам убийства я голосовал за то, что они были виновны, поэтому не думаю, что позиция прокуратуры о недопустимости моего участия станет решающей в этом деле.
Артем Хохорин назвал исход дела в Верховном суде РТ полным провалом правоохранительных органов

ПРОКУРАТУРА НЕ ОТСТУПАЕТ

За это время оправдательный приговор получил самые разные оценки на высшем уровне. К примеру, руководитель республиканского МВД Артем Хохорин назвал исход дела в Верховном суде Татарстана полным провалом правоохранительных органов.

– Думаю, сомнений в том, что группировка «Перваки» существовала, а ее участники совершали тяжкие преступления, ни у кого нет. Вам никто не запрещал продолжать работать, находить новую доказательную базу по тем преступлениям, по которым был вынесен оправдательный приговор. Сроки давности не истекли – ничто не мешает возбуждать уголовные дела по вновь открывшимся обстоятельствам и отправить их присяжным.

– Наша позиция остается прежней, по делу внесено апелляционное представление, – рассказал газете «БИЗНЕС Online» старший прокурор апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры РТ Сергей Якунин. – Мы считаем, что вердикт присяжных незаконный и необоснованный в силу определенных нарушений, допущенных в процессе стороной защиты, – на присяжных оказывалось воздействие, до них доводили информацию, которая не должна быть исследована. Мы считаем, что присяжные не сохранили объективность и беспристрастность при вынесении своего вердикта. Поскольку приговор основан на этом оправдательном вердикте, мы считаем, что и приговор необоснованный.

«ПРИСЯЖНЫЕ – ПОКОЛЕНИЕ 90-Х. ОНИ ОТНОСЯТСЯ С СОЧУВСТВИЕМ К БАНДИТАМ»

Айрат Хикматуллин – адвокат Фирдината Юсупова:

– Как адвокат я обеспокоен тем, что Артем Хохорин назвал оправдательный приговор провалом правоохранительных органов. Боюсь выразиться неправильно, но смысл его слов был примерно таким: «Ищите новые доказательства, возбуждайте по вновь открывшимся обстоятельствам...» Фактически его слова звучат таким образом, что судебная система у нас перестает что-то значить, и если есть настроение посадить человека, то давайте его посадим, несмотря на решение, которое вынесено судом.

С первого дня процесса и до последнего позиция стороны защиты, включая мнение подсудимых, такова: никто не оспаривает объективную сторону преступлений, что они были и люди были убиты. Понятно, что преступники есть. Другое дело, что те, кто на скамье подсудимых, к этому отношения не имеют. И поэтому слова Хохорина в связи с этим приговором, на мой взгляд, должны были звучать таким образом: «В любом случае надо найти настоящих преступников (раз не эти, значит надо найти настоящих)». Иначе это действительно провал правоохранительной системы, которая не может найти реальных преступников. Возможно, Хохорин имел в виду что-то другое.

Не надо ставить вопрос таким образом, что оправдательный приговор является провалом, и давайте мы этих людей все равно как-нибудь посадим. С этим я не согласен.

И, собственно, сами подсудимые на процессе (при присяжных этого говорить было нельзя) высказывали идею, дескать, по некоторым эпизодам известно и понятно или, во всяком случае, видно, куда ведут следы и к кому, кто мог совершить это преступление. Вместо этого сторона обвинения сидит и выдумывает какое-то обвинение против подсудимых.

Был вынесен приговор, присяжные свое решение приняли. К этому решению все равно нужно относиться с уважением, чтобы не превращать судебную систему в профанацию.

Посмотрим, что скажет апелляция. Решение должно быть законным. Первый тезис при судах присяжных заключается в том, что апелляционное рассмотрение направлено не на то, виноват или не виноват Юсупов и другие подсудимые. При суде присяжных апелляционное рассмотрение направлено только на то, чтобы определить, правильно суд прошел или нет. Это экзамен не адвокатам, подсудимым и прокурорам. Это экзамен для судьи, который постановил этот приговор, соблюдал ли он все требования законодательства при рассмотрению этого дела. Потому что сам вердикт присяжных не обжалуется никак.

Руслан Атнагулов – потерпевший, брат основателя ООО «Агентство радиокоммуникаций RCA» (крупнейший в то время в Татарстане оператор пейджинговой связи) Тимура Атнагулова, убитого в середине 1990-х годов:

– Доводы прокуратуры, обжаловавшей приговор «Первакам», заслуживают внимания. Нарушения процессуальных норм со стороны защиты действительно имели место быть. На присяжных было оказано воздействие. Например, о некоторых вещах, согласно закону, работники прокуратуры не могли написать в представлении. Ближе к вынесению вердикта они не могли написать, что вся аудитория зала была заполнена родственниками подсудимых, или что кто-то из родственников делал выкрики из зала во время допроса. Или же, когда удаляли некоторых родственников подсудимых из зала, а присяжные в этот момент находились в коридоре, те уходили с выкриками, что судить надо справедливо. Для любого неискушенного человека это может стать некоторым фактором давления.

Хохорину, который назвал оправдательный приговор провалом правоохранительных органов, виднее. Здесь не столько правоохранительные органы, сколько институт присяжных заседателей больше виноват. Потому что присяжные заседатели – люди, которые не занимаются профессионально деятельностью, связанной с правом, с защитой прав и т.д. Они мыслят совершенно по-другому. Они могут не суметь нормально расставить приоритеты в собранных доказательствах, не суметь оценить значимость и в некоторых случаях допустимость доказательств.

Присяжные заседатели в своей основной массе представляют то поколение, которое взращено в 90-х годах, когда все эти банды и группировки были модны, все это было на подъеме. Получается, что они относятся с сочувствием и пониманием к подсудимым и мечтают поставить большую жирную двойку синим мундирам. Стоит обратить внимание на тенденцию вынесения оправдательных приговоров коллегиями присяжных. В предыдущие годы такого не было. За последние два года слишком большое количество оправдательных приговоров потому, что возраст коллегии присяжных определен законодательно. И сейчас коллегии присяжных состоят из людей, которые являются детьми 90-х.

Являясь участником процесса, я могу в чем-то переубедить судью, который будет руководствоваться принципом непредвзятости и беспристрастности. А вот переубеждать убежденного – это в 99 случаях из 100 дело неблагодарное.

«СУДЕБНЫЙ ПРОЦЕСС – СОСТЯЗАНИЕ. И ГОСОБВИНИТЕЛЬ ЕГО ПРОИГРАЛ»

Александр Аввакумов – бывший заместитель начальника уголовного розыска МВД РТ: 

Я полностью разделяю точку зрения Артема Хохорина, назвавшего оправдательный приговор «Первакам» провалом правоохранительных органов. Приговором всегда кто-то недоволен. Когда судья зачитывает приговор, как правило, обе стороны не согласны. Сторона обвинения считает, что мало дали, сторона защиты – что дали слишком много. Почему мы не можем сказать, что мы недовольны решением суда? Я тоже считаю, что присяжные не совсем разобрались в этом деле. Гособвинитель плохо подготовился к процессу и не смог состязаться с опытными и красноречивыми адвокатами. Обычно адвокаты рассказывают о семье, о трудном детстве подсудимых и взывают присяжных к справедливости. А неопытному гособвинителю, который, возможно, разок полистал уголовное дело и считает, что готов, нечем на это ответить. Судебный процесс – это состязание! И гособвинитель его проиграл. 

Дело «Перваков» нельзя просто так спускать на тормозах. Это действительно плевок в сторону правоохранительных органов. Как это так получается? Три человека: один сознается в совершенных преступлениях, в том числе убийствах, сдает оружие. А двое других отказываются от этого, и все ломается, и все оказываются на свободе в связи с тем, что они якобы ничего не совершили. 

Я достаточно хорошо знал Федю Юсупова, когда работал замначальника угрозыска МВД Татарстана. Неоднократно встречался с ним во времена, когда Галимов был главой нашего ведомства. Было такое неофициальное указание – нам предписывалось регулярно встречаться с лидерами преступных группировок, разговаривать с ними. Это как-то их сдерживало в своих действиях. С Фирдинантом Юсуповым мы беседовали у меня в кабинете и в кабинете тогдашнего замминистра Федотова. Я знаю, что из себя представляла группировка «Перваки». Она была мощной, с большим количеством участников. То, что сейчас говорят, якобы ее не было, такого не может быть. 

Сама группировка в свое время раскололась на две части, одну из которых возглавил Бибик. Они между собой что-то не поделили, стреляли друг друга. У Бибика брата застрелили. Есть много моментов, доказывающих, что группировка существовала. 

Найти дополнительные доказательства спустя 12 лет после совершенных преступлений вполне реально. Не только вещественные доказательства, которые изымаются с места преступления, могут быть основной доказательной базы, но и показания свидетелей. 

Сейчас обвинению необходимо все дорабатывать, искать свидетелей, в том числе и новых, заново проводить допросы. Если раньше в материалах дела были огрехи, недосказанность или двусмысленность, надо уточнять эти моменты. Конечно, трудно по прошествии такого времени людям вспомнить все обстоятельства происходившего, но нужно работать. 

Правоохранительным органам надо более серьезно подходить к расследованию преступной деятельности таких громких резонансных группировок. Раз здесь осечка произошла, значит надо что-то менять в работе.