«Продукт, максимально похожий на депозит»: как вкладчикам «впаривали» «ТФБ Финанс»?

«Анатомия» машины продаж Сергея Мещанова: в распоряжение «БИЗНЕС Online» попали инструкции для операционисток.
20.02.2017
В федеральный розыск объявлен в конце прошлой недели зампред ТФБ Сергей Мещанов, курировавший продажу розничных продуктов. Его подозревают в мошенничестве, из-за которого многие вкладчики перевели деньги со вкладов в доверительное управление «ТФБ Финанс» и лишились страховки АСВ. «БИЗНЕС Online» провел собственное расследование, чтобы выяснить, что говорили, а о чем умалчивали банковские клерки, «уламывая» клиентов, и зачем это было нужно.

«ЭТА СХЕМА БЫЛА СИЛОЙ СПУЩЕНА СВЕРХУ, С ПОДАЧИ ГОСПОДИНА МЕЩАНОВА»

Как и предположил «БИЗНЕС Online», главное следственное управление МВД по Татарстану объявило в розыск зампреда правления ПАО «Татфондбанк» Сергея Мещанова, который ранее не явился на допрос в ГСУ МВД по РТ. Его подозревают в мошеннических действиях в рамках дела ООО «ИК «ТФБ Финанс» (дочерней структуры Татфондбанка).

Напомним, уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество, совершенное в особо крупном размере») на основании заявлений клиентов «ТФБ Финанс» было возбуждено в начале февраля. До 2 апреля суд арестовал директора «ТФБ Финанс» Тимура Вальшина, начальника управления активных операций инвестиционной компании Ильнара Абдульманова и руководителя отдела клиентского сервиса Рустама Тимербаева, которые занимали аналогичные должности и в Татфондбанке (ТФБ). Самым громким на сегодня стал арест члена совета директоров «ТФБ Финанс» и заместителя председателя правления ТФБ Вадима Мерзлякова.

По версии следствия, арестованные, а также другие «неустановленные лица» под видом исполнения агентского договора между Татфондбанком и «ТФБ Финанс» путем обмана и злоупотребления доверием похитили средства вкладчиков под предлогом перевода их в «ТФБ Финанс» и распорядились ими по собственному усмотрению.

Ранее в показаниях свидетелей по уголовному делу фамилия Мещанова звучала неоднократно: именно он как куратор розничного бизнеса в ТФБ отвечал за продукты «Доходные инвестиции» и «Доходные инвестиции Плюс», куда агитировали переводить сбережения вкладчиков Татфонбанка. В частности, согласно прозвучавшей на судебном заседании информации, подписи Мещанова и Мерзлякова стоят под согласованием внедрения этих продуктов. Также начальник отдела прямых продаж Татфондбанка Камил Туктаров заявил следователям: «Курировали программу [„ТФБ Финанс“] Мещанов Сергей Викторович, Нургалиев Марат Рашитович. Было известно, что вложения в ценные бумаги не попадают в закон о страховании». Еще один свидетель из числа сотрудников банка сообщил: «Мещанов постоянно спрашивал на совещаниях о привлеченных клиентах». «Эта схема была силой спущена сверху, с подачи господина Мещанова. Вместо него арестованы исполнители», — отметил источник «БИЗНЕС Online», близкий к «Тимер Банку».

ЗЯТЬ БЕЗОПАСНИКА МУСИНА, ПРОШЕДШИЙ ШКОЛУ ВТБ

Who is главный на сегодняшний день банкир республики? Мещанов — выпускник знаменитой Плехановки (специальность «финансы и кредит»), который сделал в нулевые довольно стремительную карьеру в московских банках. С 2003-го он — начальник отдела потребкредитования Москомприватбанка, затем занимает должности в Банке Москвы и Промсвязьбанке, наконец, уже с 2008 года 27-летний Мещанов становится вице-президентом управления продаж департамента сети ВТБ24. И уже с этого места в 2011 году он перебрался в Казань, где сначала трудоустроился на должность советника предправления ОАО «АИКБ «Татфондбанк», а уже в феврале того же года вошел в число зампредов. Причем, как говорят наши собеседники, с собой он привез целую команду, к примеру, нынешний директор управления продаж ТФБ Марат Муллагалиев — это креатура Мещанова из ВТБ.

Знающие его люди характеризуют Мещанова как талантливого продавца, прошедшего неоценимую школу в ВТБ. Ему действительно удалось выстроить в ТФБ довольно успешную машину по реализации розничных продуктов. Умел Мещанов и «продать» самого себя, в частности умело бравировал связями в Москве. В его стиле, к примеру, невзначай оставить на видном месте визитку Андрея Костина.

Добавим, что наш герой на протяжении долгого времени входил в ежегодный рейтинг журнала «Банковское обозрение» как один из наиболее успешных банкиров страны в возрасте до 35 лет. Стремительному взлету, по данным источников «БИЗНЕС Online», как это часто бывает в Татарстане, способствовали и семейные узы. Супруга бывшего зампреда Татфондбанка Айгуль Латыпова тоже работала здесь, а до 2015 года была зампредом в «Тимер Банке», причем также отвечала за розницу. Ее отец Рашит Латыпов возглавлял службу безопасности «АК БАРС» Банка во времена, когда там всем заправлял Роберт Мусин.

В декабре, когда запахло жареным, Мещанов нашел себе новую работу в Москве: он занял пост вице-президента — заместителя руководителя блока «Розничный бизнес» в Промсвязьбанке братьев Алексея и Дмитрия Ананьевых. Эту информацию «БИЗНЕС Online» подтвердили в пресс-службе банка. Источник нашей газеты в банковских кругах Казани пояснил, что, возможно, это вовсе не было бегством с тонущего корабля, как кажется со стороны. Сам Мещанинов, как говорят, объяснил свой уход подчиненным тем, что у него истек срок контракта, а временная администрация АСВ не захотела его продлевать. Это, в общем-то, и понятно: зачем держать в проблемном банке топ-менеджера на большой зарплате, если о развитии розничного бизнеса и речи быть не может?

ЗАЧЕМ НУЖНА БЫЛА СХЕМА С «ТФБ ФИНАНС»?

Набирающее обороты расследование деятельности «ТФБ Финанс» стало первым перешедшим в уголовную плоскость фрагментом монументального пазла под названием «Крушение финансовой империи Роберта Мусина». На его примере мы хотим досконально разобраться, что на самом деле произошло, кто какие указания давал, какие были спущены установки рядовым сотрудникам, заманивавшим клиентов в доверительное управление «ТФБ Финанс», для чего это все делалось и т. д. Благо часть документов уже обнародована в ходе судебных слушаний, а часть «БИЗНЕС Online» сумел добыть через свои источники.

Напомним, что на судебном заседании, на котором было вынесено постановление об аресте подозреваемых, была приведена справка Нацбанка РТ, которая раскрыла доселе неизвестные подробности событий, предшествовавших крушению ТФБ. Согласно документу, с 25 апреля по 21 июля 2016 года в Татфондбанке прошла плановая проверка ЦБ РФ, которая выявила нарушения ведения кассовых операций, операций с ценными бумагами, оценки кредитного риска некоторых крупных клиентов. Так, например, банк приобретал паи, акции и облигации компаний по завышенной стоимости, при формировании активов завышалась стоимость земельных участков. В итоге Татфондбанку было предъявлено требование об увеличении резервов на возможные потери на огромную сумму — 23,5 млрд. рублей, в то время как собственные средства банка на тот момент составляли 29 млрд. рублей.



Организовать столь масштабную докапитализацию Мусин так и не смог, хотя и пытался. В отличие от «АК БАРСа», куда помощь в схожей ситуации пришла по щелчку, Татфондбанк получил скромные вливания от Генкомпании и «Татспиртпрома», суборд на 4 млрд. от ТАИФа и обещание о передаче земельных участков оценочной стоимостью 40 млрд. рублей (эта процедура так и не завершена).

При этом у ЦБ, который видел, к чему идет дело, было и второе болезненное требование: не увеличивать объем страховой ответственности АСВ, то есть заморозить увеличение средств физлиц и индивидуальных предпринимателей на депозитах. Регулятор делает так довольно часто. У банков, оказавшихся в сложной ситуации, слишком велик соблазн продлить агонию методом пирамиды: поднять проценты, набрать вкладов, расплачиваясь со старыми клиентами средствами новых. В конце же за банкет приходится раскошеливаться АСВ.

Отметим, что на протяжении всего 2016 года объем средств на счетах в ТФБ действительно находился на уровне 74 - 75 млрд. рублей, так что формально требование ЦБ соблюдалось. Но появилась и обходная схема: переводить средства вкладчиков подконтрольных Мусину банков в доверительное управление «ТФБ Финанс», скупать на них облигации ТФБ и, таким образом, возвращать деньги в банк.

Отметим, что для VIP-вкладчиков банка, у которых на вкладах лежали многомиллионные суммы, схема имела смысл. Ведь государство гарантирует возврат только 1,4 млн. рублей, а о сохранности остальной части суммы речь не идет и так и так. Разве что в очереди кредиторов при банкротстве банка «превышенцы» стоят выше, чем владельцы облигаций. При этом была и плата за риск: ожидаемая доходность в доверительном управлении была на несколько процентов выше, чем на вкладах, за доходностью которых зорко следит ЦБ.

Но для тех сотен рядовых вкладчиков, которые держали в банке свои 1 - 2 млн. и поддались уговорам перевести деньги в доверительное управление, ситуация выглядит совсем иначе. Они потеряли все свои накопления. «Сами виноваты, надо было лучше читать договор», — говорят им теперь сторонние наблюдатели. В этой связи интересно разобраться, что на самом деле видели, слышали и подписывали незадачливые клиенты «ТФБ Финанс».

1 ТЫСЯЧА РУБЛЕЙ ЗА «ГОЛОВУ»

В распоряжении «БИЗНЕС Online» имеются документы, которые раскрывают, как проходила подготовка к реализации продуктов «ТФБ Финанс» в «Тимер банке». По всей видимости, аналогичные действия принимались и в Татфондбанке. Также мы располагаем документом под названием «типовые ответы», которым, по всей видимости, сотрудники банка должны руководствоваться на допросах у следователей.

Судя по этим данным, 10 августа и.о. председателя правления ПАО «Тимер банк» Эльвира Алексеева подписала план-проект по запуску продукта «Доходные инвестиции», назначив ответственной за него руководителя департамента розничного бизнеса Ольгу Владимирову. 16 августа на территории банка прошло обучение всех управляющих офисов. Со стороны «ТФБ Финанс» внедрение продаж ДУ курировал Рустам Тимербаев.



24 августа 2016 года «ТБФ Финанс» заключил агентский договор с «Тимер банком» о привлечении клиентов на услуги доверительного управления. За эти услуги «ТФБ Финанс» выплачивал банку 0,25% от величины привлекаемых средств. Одновременно операционисты банка прошли экспресс-обучение алгоритму продаж (имеется в распоряжении редакции «БИЗНЕС Online») и работе с возражениями. Им было обещано по 1000 рублей за каждого привлеченного клиента (такие показания прозвучали и на суде). Интересно, что сотрудникам банка рекомендуется отвечать на вопрос о вознаграждениях уклончиво: «Выплата мотивации осуществляется за все операции, входящие в мои обязанности». Наличие плана продаж продукта рекомендуется отрицать вовсе.

Целевой аудиторией были обозначены вкладчики, на счету которых хранилось более 1 млн. рублей, не удовлетворенные существующей доходностью вкладов, намеренные по каким-то причинам расторгнуть договор вклада, а также те, у кого заканчивался срок депозита.

Работа дала свои плоды. По состоянию на декабрь 2016 года клиентами новых продуктов ТФБ Финанс стали около 2 тысяч человек, а привлеченная сумма составила порядка 4 млрд. рублей.



ХИТРОСТЬ № 1. НЕ ДОГОВОР, А ЗАЯВЛЕНИЕ

В самом механизме продаж, судя по документам, был заложен целый ряд хитростей, которые помогали не отпугнуть клиента. Начать с того, что они, как это ни парадоксально звучит, вовсе не подписывали сам договор, где было бы сказано о рисках.

Клиенту, как подтверждается и в «типовых ответах», давали на руки лишь «Заявление о присоединении к ДДУ», уведомление об инвестиционном профиле и платежное поручение о переводе средств. Сам договор со всеми приложениями к нему, включая Декларацию о рисках, людям не давали на руки даже почитать, отправляя их для этого на сайт «ТФБ-Финанс». Таковая вот экономия бумаги при том, что речь в каждом случае шла о миллионных суммах.

Справедливости ради заметим, что, прочитав внимательно даже это заявление на одной странице можно почуять неладное. Так сказано, что клиент, подтверждает <...>, что ознакомлен с Декларацией (уведомлением) о рисках, связанных с осуществлением операций с ценными бумагами, осознает и принимает на себя риски, изложенные в указанной Декларации (уведомлении) о рисках«. «Какие-такие риски?», — должен был спросить себя вкладчик.

В самом договоре в пункте 16.5 четко сказано: «Учредитель управления настоящим заявляет, что он полностью осознает тот факт, что любые инвестиции в ценные бумаги являются высоко рискованными по своему характеру. Все решения об инвестировании в ценные бумаги принимаются Доверительным управляющим по собственному усмотрению исходя из Стандартной инвестиционной стратегии. При этом Доверительный управляющий не гарантирует Учредителю управления прироста или сохранения стоимости Имущества, переданного в доверительное управление, если иное не предусмотрено Стандартной инвестиционной стратегией».



ХИТРОСТЬ № 2. ДОХОДНОСТЬ — ВОВСЕ НЕ 14,5% ГОДОВЫХ

Привлечь клиентов должна была прежде всего высокая доходность доверительного управления. В инвестиционной стратегии, которая давалась на руки клиенту, крупно была написана «ожидаемая доходность» — 14-14,5% годовых. Однако внизу листа мелким шрифтом написано, что, во-первых, доходность, не гарантируется ООО «ИК «ТФБ Финанс», а, во-вторых, указана до вычета налогов и комиссионных.

Вознаграждение же за управление составляло 0,8% в год (2% при досрочном расторжении договора), из дохода также надо вычесть НДФЛ в 13% (вклады с доходностью ниже ставки ЦБ +5% налогом не облагаются). Таким образом, на выходе

клиент бы получил порядка 12%. Это все равно выгоднее, чем действовавшие на тот момент по вкладам 9-10% годовых, но все-таки не настолько.



ХИТРОСТЬ № 3. НИ СЛОВА ПРО ОБЛИГАЦИИ «ТАТФОНДБАНКА»

Ни из одного документа — ни на сайте, ни из тех, что давались на подпись — клиент не мог узнать самого главного. А именно, что все его деньги предполагается инвестировать в облигации одного эмитента — самого «Татфондбанка». В инвестиционной стратегии указано, что средства могут вкладываться либо в рубли, либо в государственные ценные бумаги, либо в облигации российских организаций. Никаких ограничений по доле различных инструментов в портфеле не было, хотя, казалось бы, надежность предполагает принцип не класть все деньги в одну корзину.

Не сообщается всей правды о том, куда пойдут деньги, и в алгоритме продаж, по которому операционисты банка продавали финансовые продукты. Операционисты должны были говорить клиентам, что «доверительное управление является альтернативой классическому депозиту и состоит из государственных облигаций (ОФЗ) или облигаций компаний с госучастием с высоким рейтингом надежности».

В договоре доверительного управления оговаривалось, что «деньги клиентов будут размещаться по консервативному профилю в инструменты с низкой вероятностью дефолта и/или существенных потерь в условиях рыночных колебаний». В приложении к определению инвестиционного профиля клиента «ТФБ Финанс» указывалось, что «допустимый риск по продуктам „Доходные инвестиции“ и „Доходные инвестиции плюс“ может составлять не более 5% от инвестируемой суммы». При этом назывался минимальный гарантированный доход — не менее 10,5% годовых.

Более того, отвечая на вопросы клиентов, операционистам полагалось подчеркивать, что инвестиции вне опасности даже в случае проблем у самого «Татфондбанка»: «В случае если с нашим банком или компанией ТФБ Финанс что-то случится, все Ваши активы сохранятся в депозитарии. Оформляем продукт?»

Единственный признак, по которому можно было бы судить об истинных намерениях управляющих, — появление в договоре пункта 16.8: «Учредитель управления осведомлен о том, что при инвестировании денежных средств в ценные бумаги по Договору Доверительный управляющий вправе приобретать финансовые инструменты аффилированных лиц». Изначально такой пункт отсутствовал.

Кроме того, похоже, решение не афишировать перекачивание вкладов именно в бумаги ТФБ не было изначальным. В презентации новых финансовых продуктов для менеджеров по продажам заготовлены аргументы в пользу надежности вложений в облигации банка: «Это банк с государственным участием в 43% (по состоянию на август, в декабре доля республики превысила 50% — прим. ред.), также одним из крупнейших акционеров данного банка является холдинг „ТАИФ“ (на самом деле нет- прим. ред.). Ключевым совладельцем банка является Правительство РТ, а совет директоров возглавляет премьер-министр РТ Ильдар Халиков. Потеря Татфондбанка приведет к серьезной экономической нестабильности региона. Поэтому крупнейшие предприятия Татарстана, правительство РТ и РФ заинтересованы в процветании и развитии банка».

ХИТРОСТЬ № 4. ПРО АСВ — ТОЛЬКО В «ОБРАБОТКЕ ВОЗРАЖЕНИЙ»

Опрошенные «БИЗНЕС Online» клиенты в один голос уверяют, что операционисты банков не говорили им про отсутствие страховки АСВ при переводе средств в доверительное управление. А уже после того, как в результате крушения ТФБ стоимость облигаций банка упала на 75%, и клиенты в панике стали обращаться к операционистам банков, которые оформляли перевод в доверительное управление, те уверяли, что сами не знали об этом — якобы на обучении им об этом самим ничего не говорили.

Согласно все тому же алгоритму продаж, операционистам действительно нигде не предписывается самим сообщать клиентам про АСВ. Однако в разделе «обработка возражений» в ответ на конкретный вопрос клиента они должны были «признаться» и привести контрдоводы. «Все верно, АСВ не распространяется на облигации. Как раз поэтому мы выбираем бумаги крупных компаний, которые давно рынке и заручились поддержкой государства. Как правило, на этих компаниях завязан весомый сектор экономики, поэтому даже в случае каких-то экономических катаклизмов, такие компании государство будет спасать в любом случае. Представьте только, что будет, если „Газпром“ обанкротится. Ну, так что, оформляем?» — должны были убеждать операционисты. Более того, им надлежало говорить, что отсутствие страховки даже выгодно, так как не нужно делать отчисления в АСВ, в результате чего доходность доверительного управления выше.

Если же клиент прямо говорил, что «ничем, кроме депозита, не пользуется, совсем в этом не разбирается», ему отвечали: «Данный продукт как раз сделан максимально похожим на депозит как с точки зрения надежности, получения доходности, так и с точки зрения оформления».

«ТФБ ФИНАНС» ВСЕ ВАЛИТ НА ОПЕРАЦИОНИСТОВ?

На фоне поднявшейся волны возмущения людей, потерявших свои деньги в доверительном управлении руководство «ТФБ Финанс» предприняло попытку переложить ответственность с себя на сотрудников банков. 10 января 2017 года Тимур Вальшин отправил руководству «Тимер банка» претензию на некачественное исполнение агентского договора.

В документе (есть в распоряжении «БИЗНЕС Online») в частности говориться, что с 12 декабря 2016 года поступило значительное количество жалоб и обращений клиентов «ТФБ Финанс» на действия сотрудников ПАО «Тимер банк», осуществлявших привлечение клиентов по договорам доверительного управления. «В заявлениях акцентируется внимание на факт введения в заблуждение клиентов путем предоставления сотрудниками банка недостоверной или искаженной информации: не указывалось, что деятельность по доверительному управлению ценными бумагами не подпадает под действие законодательства о страховании вкладов, не проинформированы о возможных рисках. При обращении с клиентами акцентировался лишь высокий доход, без разъяснения сути договора доверительного управления», — говориться в претензии.

Вальшин, ссылаясь на пункты агентского договора о том, что агент не вправе понуждать клиентов к заключению договора доверительного управления и искажать полученную от «ТФБ Финанс» информацию, потребовал от руководства «Тимер банка» дать разъяснения относительно выявленных нарушений агентского договора.

Впрочем, дата 10 января говорит сама за себя — почему на протяжении нескольких месяцев продажи продукта никаких вопросов не было.

В «Тимер банке» отказались комментировать «БИЗНЕС Online» суть претензий. Попытки получить комментарии напрямую у самих операционистов, которые занимались продажами услуг доверительного управления также не увенчались успехом — те были изрядно напуганы и отказывались общаться.

«О ТОМ, ЧТО Я ПОТЕРЯЮ СТРАХОВКУ, МНЕ НИКТО НЕ ГОВОРИЛ»

Разговоры с клиентами «Тимер банка», которые вложили деньги в доверительное управление, оставляют двойственное впечатление. С одной стороны, люди понимали, что доверительное управление — это не вклад. Так, по словам бывшего преподавателя, а теперь пенсионерки Лилии Тишиной, 15 ноября 2016 года у нее заканчивался срок вклада «Ваш пенсионный». За день до этого она обратилась в дополнительный офис «Первый» «Тимер банка», который находится на улице Татарстан и стала интересоваться возможностью пролонгации вклада, а заодно узнать, есть ли более выгодные предложения. «Операционистка — очень приятная дама, предложила перевести деньги на доверительное управление. Мне сказали, что риск действительно существует, но гарантированный процент — 10,5%, то есть чуть больше, чем тот, который был у меня на вкладе „Ваш пенсионный“ (на тот момент около 10% — прим. ред.). У меня было несколько банковских вкладов — в пределах страховых сумм. Вечером, на семейном совете, мы решили, что ТФБ — это крупный банк с государственным участием, сам являющийся санатором, так что риска никакого нет, зато можно будет получить чуть больше денег. И это определило наше решение вывести средства с разных вкладов и вложить в доверительное управление. Даже добавили еще — всего мы вложили немногим менее 2 млн. рублей».

С другой стороны, она же говорит, что не понимала главного — отсутствие гарантий АСВ. «О том, что я потеряю страховку, мне никто не говорил. А сама я об этом не спрашивала, так я была абсолютно уверена, что это само собой разумеется. О том, что суммы не застрахованы, я узнала только после того, как начался ажиотаж. Я зашла на сайт „ТФБ Финанс“ в раздел вопросы-ответы и в самом последнем абзаце там было написано, что средства, вложенные в доверительное управление, не подлежат страхованию. Когда я пришла к операционисте и спросила, почему она меня ввела в заблуждение, та ответила, что, когда проводилось их обучение, об этом ничего не говорилось, они сами не знали об отсутствии страховки. По словам операционистки, у них есть видеозаписи всех лекций, которые могут подтвердить это», — рассказала Лилия Тишина, добавив, что её семья сейчас находится в шоковом состоянии — пропали все их сбережения.

«Я не экономист, но считаю, что это какая-то схема, не совсем хорошая. Возможно, она и законная, но почему тогда никому не говорилось, что суммы не застрахованы? Прочитав статьи в СМИ, я поняла, что руководство ТФБ пыталось спасти себя за наш счет, завлекая нас и забирая наши средства. И, самое главное, лишая нас шанса вернуть их. Фактически они нас обманули», — высказала она свое мнение о происходящем.

«То, что операционисты говорили или не говорили про страхование вкладов — это уже детали. Понятно, что операционисты не могут донести все детали сложного финансового продукта. Если было нарушение, то их надо штрафовать, или как-то по-другому наказывать. Люди подписывали договор не глядя, потому что сработал бренд ТФБ, как банка с госучастием. Раз он принимает деньги под какой-то процент, значит, он отвечает за вклады. Если его председатель совета директоров — премьер-министр РТ, значит, все будет хорошо. Именно поэтому бабушки невнимательно читали договор», — так прокомментировал историю Лилии Тишиной близкий к «Тимер банку» источник «БИЗНЕС Online».

«ЭТО КАК РАЗ ТОТ СЛУЧАЙ, КОГДА КОЛИЧЕСТВО ПОКАЗАНИЙ ПОТЕРПЕВШИХ ПЕРЕЙДЕТ В КАЧЕСТВО»

«БИЗНЕС Online» узнал мнение юристов по поводу перспектив судебного преследования сотрудников «ТФБ Финанс» и банков, которые продавали его финансовые продукты. Ведущий юрист юридического агентства ЮНЭКС Алмаз Хайруллин отметил, что согласно закону «О защите прав потребителей» исполнитель обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию об услугах, обеспечивающую возможность их правильного выбора. «Полагаем, что операционисты банка должны были уведомлять клиентов о не применении ФЗ „О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации“ к правоотношениям, возникающим из договора доверительного управления. Что касается привлечения операционистов банка к уголовной ответственности, то доказать их обман и виновное поведение будет довольно сложно. Клиенты банка должны были ознакомиться с договорами доверительного управления до их подписания» — считает Алмаз Хайруллин.

Другого мнения придерживается совладелец и директор Казанского юридического центра Джаудат Латыпов. «В случае с „ТБФ Финанс“ доказательная база будет формироваться из большого количества показаний потерпевших. Это как раз тот случай, когда количество перейдет в качество», — сказал он «БИЗНЕС Online». По мнению юриста, если бы пострадавший был один, вес бы этих показаний был бы слабый, а если их будет сто — то это «убойные» доказательства. «Все пострадавшие будут говорить одно и то же — что их обманули. По большому счету, даже если пострадавшие сами подписали договор, все зависит от того, как они вводились в заблуждение. Понятно, что людьми можно манипулировать, смещая акценты, например, говоря о положительных моментах договора и скрывая подводные камни. Никто не будет читать в банке с лупой в руках 15-20 страниц договора и всех его приложений», — отметил он.

Комментируя претензию, которую в январе «ТФБ Финанс» отправил в адрес «Тимер банка», Джаудат Латыпов назвал ее грамотной стратегией защиты. «В инвестиционной компании операционистов в глаза не видели. Так что защита „ТФБ Финанс“ очень грамотно пытается переложить ответственность на плохую работу операционистов банков, что это они вводили клиентов в заблуждение. Мы же понимаем, для чего схема делалась, но если рассматривать произошедшее как взаимоотношения двух юрлиц, действующих в рамках агентского договора, то следователю придется устанавливать, что конкретно делалось в рамках этого договора, кто что должен был делать и как он делал на самом деле», — пояснил он.

По словам Латыпова, за исключением «посадок», тема с возбуждением уголовного дела ему нравиться. «Единственный вариант для потерпевших защитить свои вклады — через суд признать факт обмана: что на самом деле они думали, что размещали средства на другом, более выгодном застрахованном вкладе. На основании этого можно будет аннулировать договора доверительного управления, что подразумевает возврат средств на счета в банке. В этом случае они подпадут под страховку АСВ. Я думаю, что у потерпевших довольно большие шансы на победу, жалко только мальчишек из „ТФБ Финанс“ и ТФБ, которых подставило руководство, сделав их стрелочниками», — сказал руководитель Казанского юридического центра.

***

Понятно, что любой продавец всегда расхваливает, приукрашивает свой товар. Но одно дело какой-то пылесос или телевизор, а другое — деньги, которые всю жизнь на свою старость копит человек. Хотелось бы, что безотносительно от того, чем закончиться уголовное дело, руководители и продавцы компаний, занимающихся распространением финансовых продуктов, сделали правильные выводы.

Например, не случайно «Законе о рекламе» запрещает давать гарантии или обещания доходности вложений, если она не может быть определена на момент заключения договора. А для доверительного управления активами прямо запрещает размещать «информацию о гарантиях надежности возможных инвестиций и стабильности размеров возможных доходов». То, что такого рода сведения, вероятно, распространялись в устной форме, не меняет сути вопроса.

Чтобы потом можно было смотреть в глаза клиентам, чтобы те потом не ходили к тебе домой со словами «Зачем ты нас обманул?», чтобы до конца жизни клиенты не преследовали тебя лично, ты должен сто раз удостовериться, что клиент в полной мере понимает, под чем подписывается, что он понимает свои риски. Пусть ты продашь меньше, пусть ты эту тысячу рублей не получишь, но по крайней мере твоя совесть будет чиста.