Придёт ли конец вертолётной клоунаде

Сколько денег из бюджета «Вертолёты России» вытащили зря на скоростной геликоптер?
16.01.2017
Новогоднее назначение Андрея Богинского, теперь уже бывшего заместителя главы Минпромторга Мантурова, руководителем российской вертолётной отрасли ознаменовалось его интервью информационному агентству. «Вертолёты России» Сергея Чемезова, похоже, готовы признаться в провале проекта сверхскоростного вертолёта. В интервью он сказал о том, о необходимости чего мы дважды в прошлом году поднимали вопрос – на страницах «Нашей Версии» в статье «Вертолётная клоунада» (№ 20) и на сайте нашей газеты в материале «Вертолётная клоунада продолжается» (от 09.09.2016).

Цитирую: «…Проект перспективного скоростного вертолёта был переформатирован. Из-за необходимости пересмотра первоначальной концепции его финансирование со стороны государства прекращено…». В переводе с русского на русский это может означать, что сей проект полностью провалился и никто отвечать за это не будет. Причём сказано это было как-то вскользь, без особого акцента на данной проблеме. По всей видимости, вот почему.

Михеев сбежал вовремя

Не так давно на встрече с челябинскими рабочими Владимир Путин поведал об успехах вертолётного холдинга, отдельно сделав акцент на успехе в области создания сверхскоростного вертолёта. То есть получается, что главу государства дезинформировали по части успехов в создании скоростного вертолёта? А теперь проект оказался сомнительным и был закрыт? При этом нигде не упоминается об ответственности за потраченные на него бюджетные миллиарды. А тема эта долго будоражила умы минпромторговцев и деятелей холдинга: в 2011-2012 годах программа предполагала 1,1 млрд рублей бюджетного финансирования, в начале 2013-го – ещё 2,5 млрд рублей, в 2014-м – 1,516 млрд рублей, в 2015 году – 2,692 млрд рублей. Кто ответит за эти траты?

Александр Михеев, который в ближайшие дни станет главой «Рособоронэкспорта», сбежал вовремя. Стало быть, отвечать будет Андрей Богинский, ведь похоже, что именно он в качестве «представителя заказчика» курировал эту программу в Минпромторге. Конечно, если бы Богинский не был рядовым бухгалтером, а хоть что-то понимал в технических вопросах, то эту программу он сразу закрыл бы ещё на уровне её рассмотрения в Минпромторге. Теперь же получается, что более шести лет тратили бюджетные миллиарды впустую и российские военные так и не дождутся серийного производства скоростного вертолёта в 2025 году. Ведь ещё в бытность заместителем Дениса Мантурова в Минпромторге Юрий Слюсарь планировал потратить на эту программу аж 7 млрд рублей.

А заместитель министра обороны России Юрий Борисов буквально недавно заявлял о проекте как о свершившемся факте. Хотя, как выпускник факультета вычислительной математики и кибернетики МГУ, он должен был бы оценивать перспективы этой сомнительной программы более трезво. Интересно, кто-нибудь хоть когда-нибудь понесёт ответственность за подобные проделки с бюджетными средствами в современной России?

Откуда взяться чуду для итальянцев?

Тем временем как небывалое достижение преподносится полученное «Вертолётами России» право на ремонт и техническое обслуживание итальянских вертолётов AW189. Наивные итальянцы полагают, что российский вертолётный холдинг сможет обеспечить поддержку лётной годности их машин. Если на протяжении всего срока существования «Вертолёты России» с трудом справлялись с поддержкой лётной годности машин собственного производства, то откуда взяться чуду для итальянцев? Похоже, что стремление заняться сервисом итальянских машин, завалив сервис собственных, обусловлено подготовкой «Вертолётов России» к продаже большой партии вертолётов одной из нефтегазовых госкомпаний. Функционеров от холдинга даже не смущает тот факт, что итальянские летательные аппараты могут не соответствовать требованиям, которые предъявляет заказчик к вертолётам данной размерности.

При этом в холдинге не унывают. А чего им беспокоиться, если Сергей Чемезов с Денисом Мантуровым, несмотря на системные провалы, всё равно обеспечат бюджетный поток на поддержку его, по-моему, бесполезного существования? Так, по сути, завалив под руководством Александра Михеева экспортные поставки, холдинг теперь будет делать вертолёты, производство которых обеспечат граждане России, платя всё увеличивающиеся налоги и всевозможные поборы в пользу российского бюджета. Например, в 2017 году российский бюджет профинансирует Государственную транспортную лизинговую компанию (ГТЛК) для закупки 29 вертолётов у холдинга «Вертолёты России».

Огромная финансовая дыра, которую, можно сказать, представляет собой вертолётный холдинг, будет засасывать бюджетные средства с всё большей эффективностью, так как само его существование скорее всего является большой проблемой для российских разработчиков, производителей и потребителей вертолётной техники. Уже сам факт наличия этой управляющей структуры и та дезорганизация, которую она, как мне кажется, вносит между производителями и потребителями вертолётной техники в России и за её пределами, позволяют сделать вывод, что перспектив у вертолётов российского производства на цивилизованных рынках будет всё меньше. Этот тезис полностью подтверждается нынешним состоянием с загрузкой производств в отрасли и необходимостью организации хотя бы минимальных бюджетных закупок через ГТЛК. В противном случае без этих закупок серийные заводы в 2017–2018 годах просто встанут.

Уже сейчас на некоторых предприятиях рабочие, по-видимому, переведены или готовятся к переводу на сокращённые графики работ, также планируется «оптимизация»: снижение накладных расходов за счёт «корректировки» численности общехозяйственного, общепроизводственного и вспомогательного персонала, переход на сокращённую рабочую неделю. А облик вертолёта эти деятели будут оптимизировать «…до предельно допустимого уровня, позволяющего эксплуатировать вертолёт». При этом себя любимых они почему-то разогнать не предлагают…

Никакого бюджета на такое «творчество» не хватит

Очевидно, что ничего положительного новогоднее назначение для вертолётной отрасли России не несёт. Порулив вертолётным холдингом неполных три года, его уже бывший шеф Александр Михеев, как я понимаю, предпочёл удалиться, несмотря на то что контракт с ним был совсем недавно продлён до 2021 года. Нужно вовремя уйти от ответственности? Ведь реальные перспективы очень сомнительны. Концепции, под которые на протяжении ряда лет, можно сказать, качали бюджетные средства, разваливаются. Это хорошо видно на примере программы скоростного вертолёта.

Если и далее откладывать вопрос признания ошибочным бума повсеместного холдингостроительства, то никакого российского бюджета на оплату «творческих» экспериментов Сергея Чемезова в российской промышленности не хватит. Даже если в наступившем 2017 году на правительство РФ снизойдёт счастье в виде подорожания барреля нефти.