При чем здесь Владимир Якунин

Кто стоит за компаниями, которые развивают один из крупнейших портов России.
05.08.2013
Порт Усть-Луга начался с авантюры. В начале 1990-х идея построить порт в Лужской губе Финского залива (хотя ее никак нельзя назвать новой) пришла в голову петербургскому предпринимателю Илье Баскину. «Баскин тогда был великим человеком, вхожим в любые кабинеты. Занимался апатитами, фосфоритами, какими-то вертолетными компаниями и даже спутниками в Сиэтле. Маргарет Тэтчер, когда приезжала в Петербург, с ним встречалась. А еще он пригласил главную героиню популярного в то время сериала “Рабыня Изаура” и ходил с ней под ручку по Невскому. Женщины аплодировали!» — вспоминает знакомый Баскина. Окажись рядом с ним сильные менеджеры, он стал бы богатейшим человеком, считает собеседник «Ведомостей»: «Было в нем что-то авантюристическое. Он генерировал шикарные идеи и любил их обсуждать, но почти ни одной не довел до конца».
В начале 1990-х мысль о строительстве нового порта казалась фантастикой. «Государство было нищее, Минтранс не хотел копать болото с лягушками, а бизнес не решался вкладываться без гарантий», — рассказывает бывший сотрудник порта.
Но Баскин энергично взялся за дело. Он создал АООТ «Порт-инвест» и стал менять его акции на ваучеры — как раз шла чубайсовская приватизация. Баскин возглавил совет директоров созданного в 1992 г. ОАО «Компания Усть-Луга», которое стало впоследствии заказчиком-застройщиком порта. Бизнесмен был контрольным акционером, в партнерах у него состояли Леноблимущество и Октябрьская железная дорога.
Как пришел Валерий Израйлит
Вскоре у «Компании Усть-Луга» появился еще один совладелец — петербургский девелопер Валерий Израйлит. Произошло это, по воспоминаниям знакомого Баскина, так: один из объектов Израйлита располагался рядом со знаменитым Фрунзенским универмагом, принадлежавшим в то время Баскину. Здание магазина пострадало от пожара, и Израйлит решил поучаствовать в реконструкции, выделив Баскину какие-то деньги на ремонт. «Прошло время — ни денег, ни ремонта. Израйлит пришел к Баскину с вопросами, а тот говорит, что универмаг — ерунда, а вот есть настоящий проект: порт Усть-Луга. И повез Израйлита смотреть на месте», — рассказывает знакомый Баскина.
«Приехали, а там как будто тунгусский метеорит упал: деревья повалены, земля разворочена, в залив вынесена песчаная насыпь и около нее какие-то несчастные лебеди плавают, — вспоминает сам Израйлит. — Баскин описал проект с размахом: нужно всего $20 млн — и будет порт. Я, конечно, тогда ни на что не согласился. Но спустя два-три месяца понял, что ничего, кроме этого, не получу».
Так Израйлит взялся за проект и привлек к нему полезных знакомых — в частности, бывшего вице-премьера Альфреда Коха. Кох подтвердил «Ведомостям», что его привел Израйлит и что он получил около 20% «Компании Усть-Луга» и место в совете директоров.
«Взялся — а там долги перед проектировщиками, перед строителями, — вспоминает Израйлит. — Проверки, прокуратура. Уже идет банкротство. Собрали людей, говорим: давайте попробуем поработать дальше. Шум, гам, “хотим идти в суд”. Ну и что, спрашиваю, получите, если все это обанкротится? Постепенно начали выплачивать долги по зарплатам, съездил в США, посмотрел, как там реализуют такие проекты».
По мере развития проекта доля Баскина переходила к новым участникам; к 2001 г. он полностью вышел из проекта. Примерно половина компании за долги Баскина досталась Израйлиту с партнерами, рассказывает знакомый последнего.
АООТ «Порт-инвест» приказало долго жить. Отделение ФСФР в Северо-Западном округе на своем сайте сообщает, что «в декабре 2004 г. прокуратурой Ленинградской области было возбуждено уголовное дело». Но «ни по одному из адресов АООТ “Порт-инвест” не обнаружено», и сведений в госреестре о нем нет.
Как пришел Владимир Якунин
Вместо Баскина председателем совета директоров «Компании Усть-Луга» в октябре 1999 г. стал Владимир Якунин. В то время он возглавлял Северо-Западную окружную инспекцию Главного контрольно-ревизионного управления президента РФ. А гендиректором «Компании Усть-Луга» стал Израйлит.
Как Якунин оказался в Усть-Луге? Дело в том, рассказывают его знакомые, что какие-то небольшие бюджетные деньги шли в Усть-Лугу уже тогда и он проверял, как эти деньги расходуются. «По этому поводу инспектора составили неприятную справку. У Якунина возникло напряжение с тогдашним губернатором Ленинградской области. И тот сказал Якунину: если ты такой активный — иди в совет директоров компании. Якунин и пошел», — вспоминает его знакомый.
Интерес был взаимным, уверяет он: Усть-Луге нужно было привлечь к порту внимание государственных «тяжеловесов», а Якунин верил, что государству такой порт нужен, хотя в Минтрансе, например, некоторые считали, что в Усть-Луге можно только закапывать деньги.
Кроме того, продолжает собеседник «Ведомостей», Израйлита с Якуниным связывают дружба и религия: они вместе помогли возвести храм в Усть-Луге, а в Италии благодаря им одна небольшая церковь стала действующей. Якунин и Израйлит «давно знакомы» и президент РЖД «высоко оценивает его профессиональные качества», подтвердил представитель РЖД.
Проект строительства порта с мертвой точки сдвинул не Якунин, а Израйлит, убежден Кох: «90% в проекте — это его заслуга. Государственного финансирования на тот момент не было. Мы все развивали сами: искали подрядчика, проводили электричество, закупали рельсы, строили подстанцию и железную дорогу».
«Деньги были почти исключительно частные и заемные. Когда Израйлит пришел в порт, было только название, а так — кусок земли и несколько утвержденных государством решений», — рассказывает бывший владелец «Абсолют банка» Александр Светаков. Его банк обслуживал проект с 2000 г. и к 2006 г. собрал 16,66% в «Компании Усть-Луга».
Государство не интересовалось портом, пока «он был на уровне просеки в лесу, — вспоминает Кох. — Якунин начал серьезно участвовать, когда проект обрел более или менее понятную форму».
Якунин оставался председателем совета директоров до конца 2005 г.
Как пришли государственные деньги
В 2002 г. «Компания Усть-Луга» подписала соглашение с Минтрансом, Министерством путей сообщения и Ленинградской областью, а еще через год — с Минимуществом. Это позволило компании стать полноценным заказчиком-застройщиком порта и координировать все работы, что, в свою очередь, сделало ситуацию предсказуемой для частных инвесторов. В проект поверили серьезные люди — сегодня свои терминалы в Усть-Луге есть у Геннадия Тимченко и Леонида Михельсона, Александра Жукова, Искандера МахмудоваВладимира Лисина и др. (см. схему). Израйлит говорит, что это он впервые употребил термин «частно-государственное партнерство», когда представлял свой проект чиновникам.
Стабильное государственное финансирование Усть-Луга получила в середине 2000-х. За 2006-2012 гг. на развитие портовой инфраструктуры из федерального бюджета выделено 18,5 млрд руб., а на 2013-2020 гг. предусмотрено еще 17,7 млрд руб., сообщил представитель Минтранса.
Из отчета «Компании Усть-Луга» следует, что до конца 2012 г. государство из федерального бюджета вложило в проект 21,6 млрд руб., частные инвесторы — 120,6 млрд руб., а РЖД, устраивающая железнодорожные подходы к порту, — 64,4 млрд руб. Итого более 200 млрд руб., подытоживает Израйлит.
Государству в «Компании Усть-Луга» принадлежит 20,99% (владелец — Леноблимущество), РЖД — 7,15%, всего выходит 28%. У кого же остальное? И кто контролирует подрядчиков, осваивающих в порту государственные деньги? В поисках ответов на эти вопросы «Ведомости» составили схему (см. стр. 21).
След Валерия Израйлита
Одним из бенефициаров «Компании Усть-Луга» называют Израйлита. Кох говорит, что продал свои 20% именно ему. Израйлит признает, что у него и топ-менеджеров компании есть доля, но размер ее не называет.
Знакомый Израйлита полагает, что тот был связан с петербургским ЗАО «Новые ресурсы», которое владеет 16,82% «Компании Усть-Луга» (здесь и ниже данные по долям приведены на IV квартал 2009 г., в более свежих отчетах компании доли не раскрываются). Это ЗАО располагалось по одному адресу, имело один телефон гендиректора и основного владельца с теперь уже ликвидированным ООО «Компания Новые ресурсы» (здесь и ниже — данные СПАРК и других реестров). Долей в 0,1% в «Компании Новые ресурсы» владел Марк Израйлит — сын Валерия Израйлита.