Предложение «вне Игр»

Национальные антидопинговые организации требуют олимпийской дисквалификации России.
18.07.2016
Накануне публикации доклада независимой комиссии Всемирного антидопингового агентства (WADA) ряд национальных антидопинговых агентств, в том числе представляющих США и Канаду, и объединений спортсменов подготовили обращение к Международному олимпийскому комитету (МОК) с требованием отстранить от участия в Олимпиаде в Рио-де-Жанейро всю сборную России. Причиной они называют несоответствие российской антидопинговой политики регламентам МОК и WADA. Эта атака на отечественный спорт выглядит довольно мощной. Правда, некоторые олимпийские чиновники уже выразили возмущение в связи с появлением текста письма, фактически проявив солидарность с руководителем Министерства спорта РФ Виталием Мутко, назвавшим его «давлением» на головную организацию.

Документ, который в минувшие выходные вслед за The New York Times обнародовал еще ряд изданий, представляет собой обращение к президенту Международного олимпийского комитета Томасу Баху. Его авторы, действующие «по поручению сообщества “чистых” атлетов и антидопинговых организаций», призывают исполком МОК «защитить принципы Олимпийских игр» путем «отстранения Олимпийского и Паралимпийского комитетов России» от участия в Олимпиаде в Рио-де-Жанейро, открывающейся 5 августа. Они считают, что такие «строгие и решительные меры должны быть приняты МОК с целью противостоять коррупции на Олимпийских играх, допингу в спорте», а также с целью «поддержать “чистых” спортсменов и сохранить целостность олимпийского движения».

На самом деле речь формально идет все-таки не об обращении, а проекте обращения. Он составлен накануне назначенной на понедельник публикации доклада независимой комиссии Всемирного антидопингового агентства во главе с Ричардом Маклареном. Она была сформирована после выхода в мае в том же The New York Times статьи, базирующейся целиком и полностью на откровениях бывшего директора Московской антидопинговой лаборатории Григория Родченкова, уволенного со своего поста и переехавшего в США в разгар прошлогоднего допингового кризиса. Господин Родченков рассказал о якобы существовавших в российском спорте допинговых программах, пользовавшихся поддержкой на государственном уровне, и массовых сокрытиях положительных допинг-проб во время Олимпиады в Сочи в феврале 2014 года. Обращение должно «вступить в силу» лишь после того, как Ричард Макларен представит доклад.

Между тем текст письма вызывает ощущение, что авторы нисколько не сомневаются в том, что выводы комиссии WADA будут неутешительными для России и подтвердят систематическое применение запрещенных средств и методик и «нарушения фундаментальных положений» как Олимпийской хартии, так и Всемирного антидопингового кодекса. А реакция на преждевременную утечку инициаторов этого обращения вызывает ощущения, что они вполне благосклонно отнеслись к ней.

Под документом стоят подписи глав Антидопингового агентства США (USADA) и Канадского центра спортивной этики (CCES) — Трэвиса Тайгарта и Пола Мелиа. Господин Тайгарт — один из наиболее последовательных сторонников применения к России жестких санкций, а господин Мелиа — соотечественник двух видных юристов, которым довелось возглавлять созданные WADA в последние месяцы в связи с российским «допинговым кризисом» независимые комиссии, Ричарда Макларена и Дика Паунда. Комиссия господина Паунда обнародовала свой доклад в ноябре 2015 года, и именно на его основании на Всероссийскую федерацию легкой атлетики (ВФЛА) была наложена олимпийская дисквалификация. Из-за нее российским легкоатлетам, желающим выступить в Рио-де-Жанейро, приходится теперь ждать решения Международного спортивного арбитража (CAS), куда они обратились с исковыми заявлениями. Оно должно быть оглашено 21 июля.

И Трэвис Тайгарт, и Пол Мелиа охотно давали комментарии по поводу письма. Господин Тайгарт выпустил заявление, в котором убеждал, что «нельзя закрывать глаза на предъявляемые свидетельства», явно имея в виду истории Григория Родченкова, а текст, вышедший в воскресенье на официальном сайте CCES и, по сути, отражающий позицию господина Мелиа, апеллировал, в частности, к недавнему интервью Томаса Баха изданию USA Today. В нем господин Бах в который уже раз подчеркивал необходимость сурового наказания в случае, если будут доказаны обвинения в адрес российского спорта.

Трэвис Тайгарт и Пол Мелиа утверждают, что обращению гарантировано большое количество сторонников. По данным The New York Times, присоединиться к нему готовы антидопинговые организации из по меньшей мере десяти стран (помимо США и Канады в списке фигурируют, например, Германия, Испания, Япония и Швейцария) и около двадцати «групп спортсменов». А его адресатом наряду с МОК стало WADA. Причем глава комиссии спортсменов этой структуры Бекки Скотт моментально отреагировала на обращение, указав, что оно «во многом родственно позиции» ее структуры.

Министра спорта РФ Виталия Мутко не удивил сам факт появления обращения до публикации доклада, несмотря на то что его содержание не раскрывается. По его мнению, оно является частью «давления» на тех, кому предстоит решать судьбу российской сборной. «Выдержит ли МОК это давление?» — сформулировал господин Мутко «Р-Спорту» интригу, связанную с документом. А давление, несомненно, выглядит довольно мощным.

Между тем уже очевидно, что в рядах руководителей МОК найдутся и те, на кого Россия, не исключено, сможет опереться, отбивая эту атаку. Так, сразу же после утечки письма антидопинговых чиновников возмущение в связи с ней выразил член исполкома организации, президент крупной и влиятельной структуры под названием «Европейские олимпийские комитеты» (EOC) Патрик Хикки. Господин Хикки был «шокирован» тем, что документ, создатели которого «контактировали исключительно со сторонниками исключения России», стал достоянием общественности до обнародования доклада WADA. Он охарактеризовал его как «попытку согласовать итог перед тем, как представлены все свидетельства». Причем эта попытка «ставит под сомнение независимость и беспристрастность» доклада.

Вслед за Патриком Хикки аналогичное по стилистике заявление выдала Международная федерация водных видов спорта (FINA), одна из ключевых в олимпийском движении. В нем говорится, что FINA «обеспокоена закулисной игрой комиссии спортсменов WADA во главе с председателем в попытке заполучить поддержку со стороны отдельных организаций в международном движении, чтобы объединиться и призвать к полной дисквалификации сборной России». Федерация фактически осудила действия Трэвиса Тайгарта и Пола Мелиа, охарактеризовав их призыв к отстранению России от Олимпиады «преждевременным».

А президент Международной федерации борьбы (FILA), тоже чрезвычайно важной для МОК структуры, Ненад Лалович предположил, что доклад WADA из-за утечки «потерял свою ценность»: «Теперь никто не станет относиться к нему с должной серьезностью, потому что создается впечатление, что все было известно заранее». Господин Лалович дал понять, что USADA, которое «должно быть сосредоточено на здоровье американских спортсменов», превысило свои полномочия: «Эта организация вместе с канадской берет на себя функции WADA. Никто не имеет права так поступать».

Заранее предупредил, что в любом случае будет против «тотальной дисквалификации» сборной России, и президент Международной волейбольной федерации (FIVB) Ари Граса. Он объяснил свою позицию тем, что в российском волейболе, как показывают постоянные проверки, «отсутствует проблема допинга», а поэтому распространение наказания на него будет совершенно несправедливым. Схожую точку зрения высказали и некоторые другие федерации, а также главы национальных олимпийских комитетов Хорватии и Греции.

Кто и почему отсутствовал на Олимпийских играх

История вопроса


Формально Международный олимпийский комитет с момента создания декларировал принцип, по которому олимпийское движение находится вне политики. В реальности Олимпиады часто страдали из-за нее.

Серьезные потери они несли еще до Второй мировой войны. Так, в 1920 году на Олимпиаду в Антверпене не получили приглашения потерпевшая поражение в Первой мировой войне Германия и ее союзники — Австрия, Болгария, Венгрия и Турция. Спустя четыре года немцев снова не пригласили на Игры в Париже.

После Второй мировой войны история повторилась. Две подряд Олимпиады — лондонскую 1948 года и хельсинкскую 1952-го — пропустили Германия и Япония.

Первый бойкот Олимпийских игр зарегистрирован в 1956 году. В Мельбурн не приехали спортсмены из семи стран. Египет, Ирак и Ливан проигнорировали Олимпиаду из-за Суэцкого кризиса, Голландия, Испания и Швейцария — из-за советского вторжения в Венгрию, а Китай — протестуя против участия в ней Тайваня.

Олимпиада 1964 года в Токио обошлась без Индонезии и Северной Кореи, дисквалифицированных за участие в так называемых Играх новых сил, позиционировавшихся в качестве олимпийской альтернативы. ЮАР запретили участие в ней из-за политики апартеида. МОК снял санкции с южноафриканцев только в 1992 году.

Первый массовый бойкот Олимпиады произошел в 1976 году. Привело к нему выступление новозеландской регбийной команды в туре по исключенной из олимпийского движения Южной Африке. Не добившись наказания для Новой Зеландии, Танзания инициировала бойкот монреальской Олимпиады, к которому присоединилась еще 21 африканская страна.

Единственный случай бойкота зимней Олимпиады зафиксирован в 1980 году. Тайвань отказался соревноваться в Лейк-Плэсиде под названием Китайский Тайбэй, желая официально именоваться Республикой Китай.

Еще больше пострадала из-за политических противоречий московская Олимпиада 1980 года. Бойкот был инициирован президентом США Джимми Картером в связи с вводом советских войск в Афганистан, а в общей сложности в нем участвовали 62 страны. Отсутствие в первую очередь спортсменов из США, ФРГ и Японии серьезно снизило уровень соревнований.

Ответом Советского Союза был бойкот Олимпиады 1984 года в Лос-Анджелесе. К нему присоединились 13 стран. Восточный блок в Америке представляла только Румыния. Уровень Олимпийских игр в Лос-Анджелесе пострадал, пожалуй, еще сильнее, чем тех, что состоялись в Москве. Ведь из-за бойкота они потеряли не одну, как четыре года до этого, спортивную супердержаву (тогда ею были США), а сразу две — СССР и ГДР.

Последний олимпийский бойкот зафиксирован в 1988 году, когда Олимпиаду принимал Сеул. КНДР хотела провести ее совместно с Южной Корей, но договориться о формате сотрудничества не удалось. В итоге солидарность с северными корейцами, отказавшимися участвовать в соревнованиях, проявили Куба, Никарагуа и Эфиопия. Главной жертвой бойкота оказался боксерский турнир: кубинцы в то время доминировали в любительском боксе.

Как сборные отстраняли от соревнований из-за допинга
 
В 1988 году на Олимпиаде в Сеуле допинг-пробы двух болгарских штангистов дали положительные результаты на фуросемид. Они были лишены золотых наград, а руководство болгарской делегации после инцидента сняло с соревнований всю команду тяжелоатлетов.

В 2000 году на Олимпиаде в Сиднее в центре скандала вновь оказалась сборная Болгарии. После обнаружения следов фуросемида в допинг-пробах трех атлетов болгарская сборная по тяжелой атлетике была дисквалифицирована в полном составе. После этого инцидента в МОК всерьез обсуждалась идея лишить «допингового лидера» — тяжелую атлетику — олимпийского статуса.

В 2001 году во время чемпионата мира по лыжным видам спорта в Лахти в применении допинга была уличена вся лыжная команда Финляндии. Сборная лишилась выигранных медалей, все участники команды были дисквалифицированы на два года, тренеры — пожизненно.

В 2002 году на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити (США) женскую сборную РФ по лыжным гонкам сняли с соревнований перед стартом эстафеты. Поводом стало обнаружение в крови Ларисы Лазутиной превышения нормы гемоглобина. 24 февраля Лазутина выиграла гонку на 30 км, а Ольга Данилова получила серебро, однако на следующий день обеих дисквалифицировали из-за обнаружения в их организме дарбэпоэтина. Лазутину лишили всех медалей, полученных в Солт-Лейк-Сити, а Данилову — серебра за гонку на 30 км.

В 2005 году сборная Турции по тяжелой атлетике не принимала участия в чемпионате мира в Катаре из-за дисквалификации. Международная федерация тяжелой атлетики приняла такое решение из-за того, что трое членов команды уклонились от прохождения допинг-тестов.

В 2006 году, за четыре дня до начала чемпионата мира, была дисквалифицирована вся сборная Ирана по тяжелой атлетике, одна из сильнейших в мире в этом виде спорта. Из 11 иранских тяжелоатлетов на допинге попались девять. Аналогичное наказание угрожало также сборным России (шесть попавшихся на допинге), Казахстана (тоже шесть) и Аргентины (три). Однако все эти страны отделались штрафами в размере от $50 тыс. до $250 тыс., избежав главного наказания — двухлетней дисквалификации всей федерации.

В том же году сборная Индии по тяжелой атлетике была отстранена от всех международных соревнований на два года после того, как четверо атлетов сборной попались на допинге во время Игр Британского Содружества.