Правительство обложит металлургов и производителей удобрений податями в пользу проектов РЖД

Кремль сделает отчисления в железнодорожные прожекты (ВСМ Москва-Казань и мост на Сахалин) обязательными для частных компаний. Стоимость этих проектов составляет более 2 триллионов рублей.
12.09.2018
Государство может привлечь крупные частные компании из «списка Белоусова» и их бенефициаров к софинансированию высокоскоростной магистрали (ВСМ) Москва—Казань и моста на Сахалин общей стоимостью свыше 2 трлн руб. Пока эти проекты непривлекательны для бизнеса: по финансовым моделям у ВСМ выходит отрицательный NPV, а мост на Сахалин будет окупаться 36 лет. Надо, чтобы государство обеспечило рыночные инструменты участия в подобных проектах именно собственникам, поскольку для самих компаний инвестиции все равно будут непрофильными, считают аналитики.

ОАО РЖД видит в качестве объекта инвестирования для компаний из «списка Белоусова» ВСМ и мост на Сахалин. Об этом 11 сентября сообщил первый заместитель главы монополии Александр Мишарин, уточнив, что ОАО РЖД само предложило эти проекты. «Список Белоусова» — крупные частные горно-металлургические и химические компании, часть их прибыли помощник президента Андрей Белоусов летом предлагал перенаправить на исполнение майских указов Владимира Путина. Инициатива переродилась в рабочую группу для обсуждения «взноса» компаний в важные для экономики проекты (см. “Ъ” от 25 августа). Предполагалось, что госкомпании предложат крупному бизнесу инвестпроекты.

Профильный вице-премьер Максим Акимов поддержал господина Мишарина. «Эта идея достойна того, чтобы над ней очень хорошо поработать,— цитирует его ТАСС.— Мне кажется, там точно есть смысл». «Понятно, что ВСМ имеет очень большой пакет следствий для национальной экономики»,— рассуждает господин Акимов. Это новые металл, тяга, энергетика, вычислительные мощности, «потому что это новая система управления движением». Но «важно, чтобы финансовая модель была привлекательной», добавил он.

Сейчас, как писал “Ъ” 3 сентября, финансовая модель ВСМ Москва—Казань стоимостью 1,69 трлн руб. непривлекательна без капитального гранта из бюджета в 700 млрд руб. и обладает отрицательной чистой приведенной стоимостью (NPV) — минус 641,9 млрд руб. Как говорит источник “Ъ”, знакомый с ситуацией, на прошлой неделе комитет по стратегии совета директоров ОАО РЖД рассматривал вопрос и не согласовал ВСМ ни в полном варианте (Москва—Казань), ни в рамках участка Москва—Владимир. Финальное решение предложено принять правительству. Как говорит собеседник “Ъ”, участвовавшие в обсуждении чиновники отмечали, что денег на грант нет. В аппарате господина Акимова “Ъ” подтвердили факт заседания комитета по ВСМ, но от комментариев отказались (в ОАО РЖД поступили так же).

Для перехода на Сахалин с мостом общей стоимостью 540,3 млрд руб. без НДС ОАО РЖД пока пытается привлечь частный капитал — в концессию по строительству моста, всей трассы либо трассы с угольным портом на Сахалине, который может образовать грузовую базу проекта (см. “Ъ” от 21 августа). Без порта, по расчетам ОАО РЖД, IRR проекта — 7,5%, окупаемость — 36 лет, NPV — 125,1 млрд руб.

Компании из «списка Белоусова» идею не комментируют. На первый взгляд финансовое участие в ВСМ выглядит неоднозначно, логичнее развивать инфраструктуру в регионах присутствия, считают большинство собеседников “Ъ” в компаниях списка. Так, ММК, РМК и ЧТПЗ вошли в капитал проектной компании для ВСМ Челябинск—Екатеринбург — ХП «Уральская скоростная магистраль». Один из собеседников “Ъ” отмечает, что мегапроекты могут дать мультипликативный эффект и обеспечить металлургов новыми заказами, другой замечает, что в обмен на участие в мегапроектах обсуждаются субсидии для частных инвесторов. Но строительство ветки от Эльгинского угольного месторождения к БАМу (321 км, инвестиции — $2 млрд) едва не привело к банкротству «Мечела», напоминал на встрече Андрея Белоусова с бизнесом 24 августа основной акционер компании Игорь Зюзин. Собеседники “Ъ” отмечают, что к мегапроектам предполагается привлекать и бенефициаров компаний.

Источники “Ъ” отмечают, что пока компании не видели список госпроектов, хотя сами они 6 сентября уже представили рабочей группе свои инвестпроекты на 6 трлн руб. По словам собеседников “Ъ”, бизнес надеется, что их проекты будут учтены по максимуму, а участие в госпроектах будет добровольным и с элементом соревновательности: самые привлекательные достанутся первым заявившимся. Можно ли будет не участвовать в госпроектах, если компании и их акционеры докажут наличие масштабной инвестпрограммы в РФ, пока неясно. Попытки отказа уже есть: 11 сентября совладелец НОВАТЭКа и СИБУРа (входит в «список Белоусова») Леонид Михельсон заявил, что эти компании с многомиллиардными вложениями и планами и так вносят «достаточный вклад в инвестпрограмму России». Источники “Ъ” замечают, что еще нет критериев оценки инвестпривлекательности и отбора проектов, а 6 сентября предлагали нанять консультанта с рыночным опытом работы. На эту роль рассматривается в том числе ВЭБ, глава которого Игорь Шувалов входит в группу.

Андрей Лобазов из «Атона» считает принципиальным, будет ли участие в мегапроектах разделено между компаниями и их бенефициарами. «Если баланс компаний не будет нагружен непрофильными инвестициями, это станет хорошим знаком для инвесторов, а государству надо предложить бизнесменам рыночные механизмы участия, например инфраструктурные облигации»,— говорит аналитик.