Последний островок империи Мусина

О чем расскажет арестованный зампред Татфондбанка Сергей Мещанов.
10.03.2017
Отзыв лицензии у Татфондбанка стал настоящим ударом по репутации татарского истэблишмента и той финансовой системы, которая была им создана еще в 1990-е. Эта система смогла, хотя и с большим трудом, пережить кризис 2009 года, и уход главного «архитектора» Минтимера Шаймиева - первого президента, а по сути - настоящего хозяина республики. Он занимал этот пост с 1991 по 2010 год. Проблемы с бизнесом у Татфондбанка начались в этом же году.

До последнего момента российское финансовое сообщество (включая регуляторов из числа руководства ЦБ) надеялось, что люди из «круга Шаймиева» придут на помощь тонущему Татфондбанку. Не дождались. Нынешнее политическое руководство республики также (по разным причинам) не готово идти на помощь. Федеральный регулятор уже готовится к разборам грядущих завалов.

На 23 марта назначено слушание по иску ЦБ, поданному в Арбитражный суд Татарстана о признании недействительной прошлогодней сделки между Татфондбанком, «Новой нефтехимией» и крупнейшим химическим предприятием республики - «Нижнекамскнефтехим». Предмет иска - обстоятельства передачи «Нижнекамскнефтехимом» обязательств по возврату кредита в 1,8 млрд компании «Новая нефтехимия».

В переводе на обычный русский язык речь может идти о выводе активов с баланса тонущего Татфондбанка и переводе их на островки безопасности. Сколько таких островков осталось в финансовой империи Роберта Мусина, доподлинно неизвестно. И сам он на эту тему говорить пока не будет. С 3 марта Роберт Мусин находится за решеткой по обвинению в мошенничестве (статья 159-4 УК).

В числе известных элементов «архипелага» Татфондбанка пять кредитных учреждений - ИнтехБанк, «Советский», Тимер-банк, Татагропромбанк и Радиотехбанк. У ИнтехБанка лицензия была отозвана одновременно с Татфондбанком, Советский и Тимер санировались Татфондбанком и фактически полностью зависели от него. Оба банка имеют очень специфическое прошлое и систему связей, которые еще могут сыграть отрицательную роль в деле Роберта Мусина. Среди реально действующих пока только два - Татагропромбанк и Радиотехбанк. А с учетом того, что Татагропромбанк лишь условно можно считать входящим в орбиту Татфондбанка (это скорее учреждение самого Мусина), остается лишь один банк - Радиотехбанк. Собственно, выглядит это учреждение на фоне других элементов можно сказать «рухнувшей» системы Мусина очень и очень странно.

Радиотехбанк был образован в конце 1990 года на базе нижегородского отделения Промстройбанка СССР и является старейшим кредитным учреждением этого региона. Наличие «старой» (по российским стандартам) лицензии, впрочем, не помогло продвинуться его бизнесу. Банк занимает 338 место по России и пятое место в регионе по размерам своих активов. Особенно странным выглядят огромные (в сопоставлении с балансом банка) убытки - почти 180 млн рублей по данным на 1 февраля 2017 года.

К этому добавим «странное» дело 2014 года, когда Центробанк привлек Радиотехбанк к административной ответственности за нарушение закона об отмывании денег. Речь шла ни много ни мало о «Неисполнении требований законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».
Но это уже история. Сейчас, судя по всему, банк ждут новые испытания. 28 февраля был арестован бывший зампред Татфондбанка Сергей Мещанов. Решением Казанского суда он отправлен под стражу до 2 апреля. Арест состоялся в больнице подмосковной Электростали, куда Мещанов был госпитализирован еще 16 февраля с приступом панкреатита. Того самого, от которой скоропостижно скончался бухгалтер Сергей Магнитский. На момент ареста должность Мещанова была указана как «вице-президент московского Промсвязьбанка.

По данным Радиотехбанка, он продолжает числиться в совете директоров, в котором участвует с 2014 года (когда банк и был обвинен по закону об отмывании и финансировании терроризма). Суду придется разбираться в том, как в конце 2016 года Радиотехбанк успел сократить вложения в Татфондбанк несмотря на то, что середине декабря Центробанк ввел временную администрацию в казанское учреждение, наложив мораторий на выплаты его кредиторам.

Но главный пункт обвинения Сергея Мещанова - «подозрение в совершении мошеннических действий». По мнению следствия, с августа по декабрь 2016 года «под видом исполнения агентского договора» Мещанов похитил у более чем 100 вкладчиков более 90 млн руб., переведя их со счетов Татфондбанка в доверительное управление ТФБ «Финанс». Логично предположить, что ко всей этой круговерти может иметь отношение и Радиотехбанк. Тем более защищать его некому.