Последний из Авакян

Бывший чиновник Росреестра чуть не сдал российскую границу в аренду вору в законе Калашову
01.08.2016
Последние задержания и обыски, связанные с так называемым пертербургским контрабандным делом, держат силовиков в намного более нервном состоянии, чем, собственно, контрабандистов. Ни один из чинов Федеральной таможенной службы, прокуратуры и даже представители проигравших во внутренней борьбе кланов ФСБ не могут чувствовать себя в безопасности. Правда, сотрудникам Федеральной службы безопасности немного легче: их просто отправляют в отставку, а вот представителям других служб могут грозить реальные сроки. Даже активная помощь следствию и чистосердечные показания (еще более полные в случае, если они даны против старых недругов) не дают гарантии свободы. О том, кто из силовиков может стать следующей жертвой "охоты за контрабандистами" говорится в расследовании "Новой газеты".

Плюшевый пророк Авакян

В среду, 27 июля, в одном из ресторанов в элитном комплексе «Москва-Сити» поздравляли известного бизнесмена, бывшего замглавы Управления Росреестра по Санкт-Петербургу Бориса Авакяна. Поводом для вечеринки стали произведенные сотрудниками УСБ ФСБ в Федеральной таможенной службе (ФТС) обыски, в результате завершившиеся отставкой высокопоставленных таможенников во главе с главой ведомства Андреем Бельяниновым. «Мы победили!» — торжественно произнес Авакян, занося над головой бокал с шампанским. Спустя два дня предприниматель уже находился в «клетке» Кронштадтского суда Санкт-Петербурга, где по ходатайству Управления МВД на транспорте по Северо-Западному федеральному округу (УТ МВД по СЗФО) ему избиралась мера пресечения в рамках расследования уголовного дела о контрабанде крупных партий товаров народного потребления.

В итоге суд вынес решение о помещении бизнесмена под домашний арест. Примечательно, что против отправления Авакяна в следственный изолятор настаивал не только представлявший гособвинение прокурор, но и экстренно прибывший заместитель Северо-Западной транспортной прокуратуры Артем Анненков

Не халявщики, а партнеры

«Боря — это не человек, а стихийное бедствие. Вечеринки, ночные клубы и съемки клипов у него перемежались с написанием заявлений и жалоб на работников ФТС и ФСБ. Он своими рассказами о царящей там коррупции уже замучил», — вспоминает знакомый с Авакяном предприниматель. По его словам, страсть к «правозащитной» деятельности у бизнесмена вспыхнула в конце сентября прошлого года, аккурат после громких арестов петербургских предпринимателей по подозрению в уклонении от уплаты таможенных платежей при импорте крупной партии электроники и турецкой одежды. Задержания тогда производили оперативники Главного управления по борьбе с контрабандой (ГУБК) ФТС и 7-го отдела Управления «К» ФСБ, курирующего борьбу с контрабандой в таможенных органах. Всего силовики задержали 11 человек, организатором преступления назвали перегруз» — замена груза в фурах.

Находясь в спецблоке СИЗО «Матросская Тишина», Зарубин написал в СМИ несколько писем, в которых рассказал об основных участниках рынка «товарной контрабанды» в Санкт-Петербурге. По его словам, это бизнесмены Игорь Хавронов и Борис Авакян. «Авакяна я знал как таможенного «схемщика», предоставлявшего услуги за 35 тысяч долларов за «перегруз» одного автомобиля (для сравнения: группа Хавронова брала по 50 тысяч долларов за машину)», — писал Зарубин. В конце 2014 года, по словам Зарубина, у него возник конфликт с Игорем Хавроновым — бизнесмены делили рынок турецкого импорта. Тогда же, со слов того же Зарубина, у него возник конфликт с ГУБК ФТС: старший оперуполномоченный Павел Смолярчук (был задержан в декабре 2015 года) активно разрабатывал компании бизнесмена и проводил обыски на его складах.

После очередного оперативного мероприятия к Зарубину обратился партнер Бориса Авакяна Иван Сергеев: «Предложение [от Сергеева] было следующее: я передаю им свои компании и предоставляю для работы транспорт, а он [Авакян] улаживает мой конфликт со Смолярчуком и «группой Хавронова». Я дал свое согласие».

Однако уладить конфликт со Смолярчуком Авакяну, похоже, не удалось: 25 сентября Зарубин был задержан и помещен в следственный изолятор. Следующим задержанным, как предполагали сотрудники ФСБ, должен был стать сам Авакян. Как раз в этот момент потенциальный сиделец и начал атаковать заявлениями Управление собственной безопасности (УСБ) ФСБ, в которых обвинял Смолярчука и якобы его покровителя, начальника 7-го отдела Управления «К» ФСБ Вадима Уварова, в крышевании перевозчиков и заказных атаках на бизнесменов.

Просьба из СКР

В начале декабря Борис Авакян встретился с Вадимом Уваровым в лобби одного из столичных отелей. На встречу Авакян пришел с записывающими устройствами, врученными ему сотрудниками УСБ ФСБ. Уваров, в свою очередь, сам пришел со звукозаписывающей аппаратурой, рассказывает сотрудник ФСБ: «Перед этим им [Уваровым] был написан рапорт о встрече с «источником из негативной среды». Уваров прекрасно понимал, что возможна провокация, поскольку не он был инициатором этой встречи». Якобы организовал встречу между бизнесменом и чекистом, продолжает собеседник, тогдашний заместитель председателя СКР Василий Пискарев, будто бы обратившийся с просьбой «свести Авакяна и Уварова» к начальнику Управления «К» ФСБ Виктору Воронину.

«Тогда велась активная разработка Авакяна сразу несколькими подразделениями [ФСБ] — все были немного удивлены обширным кругом его влиятельных знакомых в различных государственных органах», — говорит сотрудник спецслужбы и приводит выдержки из оперативной справки, докладывавшейся руководству службы. «Ключевым знакомым, конечно, был Пискарев, который находился в товарищеских отношениях с тестем Авакяна — Арменом Аракеляном, с которым они служили в прокуратуре Ленинградской области. Самые большие связи у него были в органах прокуратуры. Крестный отец дочери Авакяна — Нелли Солнышкину, начальника Главного управления международно-правового сотрудничества Генпрокуратуры Сака Карапетяна и многих других», — говорит собеседник.

После встречи с Уваровым Авакян написал в УСБ ФСБ очередное заявление, в котором рассказал об имевшем месте вымогательства у него 3 млн долларов. Через неделю Авакян передал денежную «куклу» бывшему работнику ФТС Вячеславу Наумову, который будто бы выступал «связным» между бизнесменом и Вадимом Уваровым. В момент передачи денег Наумов был задержан: ему инкриминировали посредничество при даче взятки должностному лицу (ст. 291 УК РФ). В тот же день на рабочем месте Вадима Уварова и Павла Смолярчука были произведены обыски, а сами они были допрошены в качестве свидетелей.

По словам сотрудника ФСБ, возбуждение дела и последующие мероприятия происходили на фоне обострившейся внутриведомственной борьбы между УСБ и Управлением «К» ФСБ и якобы послужили «в какой-то мере поводом для действий против Виктора Воронина». Сам же Авакян был взят под защиту 6-й службы УСБ ФСБ.

Защита взяла под конвой

«У Авакяна и Зарубина  была договоренность: Борис [Авакян] устраняет угрозу в лице Вадима Уварова, тогда Дмитрий [Зарубин] не дает на него показания», — рассказывает сотрудник ФСБ. Однако, подчеркивает он, Авакян допустил большую ошибку: он думал, что сможет использовать в своих целях УСБ. «В тот момент Боря себя вел так, будто держал Бога за бороду», — рассказывает в свою очередь знакомый бизнесмена.

В результате УСБ, приставленное к Авакяну в качестве его защиты, стало его конвоем, смеется сотрудник ФСБ: «Сами оперативники [УСБ] стали разрабатывать близкие связи Авакяна и наблюдать за его встречами и контактами». По его словам, в течение месяца оперативникам удалось установить круг «деловых связей» Авакяна. В него вошли: бывший Санкт-Петербургский транспортный прокурор Феофил Кехиопуло, советник руководителя ФТС Василий Ермолин, начальник Северо-Западной оперативной таможни Александр Безлюдский (с которым, в частности, было зафиксировано несколько встреч Авакяна в ресторанах), начальник Управления рисков и оперативного контроля ФТС Филипп Золотницкий, а также многочисленные сотрудники СЭБ ФСБ России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области и даже один сотрудник Управления «К» ФСБ.

Помимо связей в правоохранительных органах УСБ удалось установить контакты Авакяна в криминальной среде. «Чашу терпения переполнил его визит в начале июня к
Шакро Молодому, которому он [Авакян] предложил поработать на рынке грузоперевозок в Санкт-Петербурге», — рассказывает сотрудник ФСБ, приводя «пикантные» подробности разговора Авакяна с «вором в законе»: «Он хотел встать под воровскую «крышу», а взамен администрировать рынок перевозок от их имени». Напомним, что Захарий Калашов, более известный как Шакро Молодой, недавно был задержан сотрудниками ФСБ по обвинению в На такой шаг Авакян пошел по двум причинам, считает сотрудник ФСБ: он всерьез рассчитывал возглавить «контрабандный рынок» Санкт-Петербурга (что предполагало достижение договоренностей с криминалом) и надеялся на физическую защиту, опасаясь решительных действий со стороны Дмитрия Зарубина и Игоря Хавронова: «Хавронов — пока единственный, кто остался «живым» на рынке. А Зарубин, безусловно, зол. Не только потому, что Авакян не выполнил договоренности. Дело в том, что Авакян дал обличающие Зарубина показания».

Шакро не спас накопителя кошачьих туалетов

В четверг на встрече с очередным журналистом в ресторане «Страна, которой нет», где Борис Авакян очень страстно рассказывал о «коррумпированных сотрудниках ФСБ и ФТС», к нему подошли два оперативника Управления «К» ФСБ. Увидев их удостоверения, Авакян схватился за телефон в поисках номера приставленного к нему сотрудника УСБ ФСБ — сегодня он вышел в город без особистской охраны. На том конце провода никто не ответил. Авакяна повезли на обыск в его московскую квартиру, а следующим утром конвоировали в Санкт-Петербург. Следственные мероприятия производились в рамках уголовного дела, возбужденного УТ МВД по СЗФО в июне этого года по признакам уклонения от уплаты таможенных платежей. По версии следствия, в период августа—сентября 2015 года Борис Авакян совместно со своим партнером Иваном Сергеевым и другими неустановленными лицами организовал через международный автомобильный пункт пропуска «Торфяновка» Выборгской таможни ввоз 45 партий дорогой одежды и электроники под видом стройматериалов и наполнителей для кошачьих туалетов, нанеся бюджету ущерб в размере 827 млн рублей.

По словам сотрудника ФСБ, оперативники были вынуждены срочно задерживать Авакяна, поскольку располагали информацией о его намерении уехать в Армению - в свое время он назывался потенциальным кандидатом от Армении в Коллегии Евразийской экономической комиссии (ЕЭК). «Он сообщил о возможном отъезде сразу в нескольких телефонных разговорах. Иначе бы его разработка продолжалась. Авакян, видимо, чувствуя себя очень расслабленно, сам давал ФСБ информацию — писал и звонил партнерам, обсуждал с ними детали новых поставок товара, встречался с некоторыми силовиками, хвалился им, как скоро уволит Уварова и Смолярчука».

Впрочем, говорит собеседник, в своей «ложной борьбе за справедливость» Авакяну все-таки удалось помочь правоохранителям: из уголовного дела, возбужденного по факту вымогательства, выделены материалы в отношении оставшихся игроков на рынке контрабанды Санкт-Петербурга. «Так будет завершена большая операция по зачистке контрабандного рынка на северо-западе страны», — заключает сотрудник ФСБ.