Последний допрос Каримова

О бизнесе челябинского экс-министра и его партнеров, дорогом коньяке и подтасовке фактов ради громкого дела.
19.06.2015
Центральный районный суд Челябинска сегодня перенес на 1 июля заседание, на котором планируется завершить последний перед прениями сторон допрос бывшего начальника регионального управления материальных ресурсов Эрнеста Каримова. Экс-чиновник обвиняется в получении взятки от главных фигурантов громкого «медицинского дела» - бывшего министра здравоохранения региона Виталия Тесленко и замглавврача санатория «Кисегач» Ивана Сорокуна. Сам обвиняемый продолжает утверждать, что налицо подтасовка фактов следствием: его консультационные услуги, не связанные с преступной деятельностью чиновников от медицины, приняты за содействие в получении откатов.
 
Бывший начальник главного управления материальных ресурсов (ГУМР) Челябинской области Эрнест Каримов, по версии следствия, действовал в интересах фигурантов знаменитого «медицинского дела», за что получил взятку (статья 290 УК РФ). Это дело стартовало в 2012 году, по нему уже осуждены экс-министр здравоохранения Челябинской области Виталий Тесленко и экс-главврач клинической больницы №4 Михаил Шуховцев (освобожден от наказания в связи с тяжелой болезнью). Дела еще двух фигурантов – заместителя главврача ООО «Санаторий «Кисегач» Ивана Сорокуна и предпринимателя Александра Москалюка – выделены в отдельные производства. Все четверо обвинялись в получении многомиллионных откатов при проведении аукционов на поставки медицинского оборудования в больницы Южного Урала в рамках программы модернизации системы здравоохранения.
 
Эрнест Каримов, задержанный позже других, весной 2013 года, на сегодня обвиняется в получении полумиллионной взятки от Тесленко и Сорокуна (статья 290 УК РФ) за создание «режима максимального благоприятствования» нужным контрактам чиновников от здравоохранения. Дело в отношении Каримова было выделено в отдельное производство, и судебный процесс по нему стартовал в сентябре 2014 года. позиция защиты и самого обвиняемого с самого начала заключалась в одном: взятки как таковой не было хотя бы потому, что ее не за что было давать.
 
Каримов во всех заседаниях утверждал, что его управление не имело возможностей влиять на процесс проведения электронных торгов по покупке областью дорогого медицинского оборудования для больниц и поликлиник.
 
Фиктивно, по мнению адвоката Эрнеста Каримова, Андрея Кадралиева, само возбуждение уголовного дела. Znak.com уже сообщал, что, согласно первому рапорту следователя от 18 апреля 2013 года, Каримов, действуя в интересах Тесленко и Сорокуна, не выполнял ряд пунктов и статей губернаторского «Положения о ГУМР». Однако защита еще в октябре прошлого года доказывала, что такой вывод базировался на несуществующей редакции Положения: на момент работы Каримова в управлении пункты, на которые ссылались предоставившие следователю информацию оперативники УФСБ по Челябинской области, уже не действовали. Кроме того, в своих действиях Каримов не мог руководствоваться и действующим сегодня Регламентом начальника ГУМР: в 2011-2012 годах такого документа еще просто не существовало.
 
«Собственно, вся позиция следствия базировалась на одном утверждении, - объяснял корреспонденту Znak.com Андрей Кадралиев. – Раз не проводилось экспертизы поданных заявок, значит, имели место нарушения, за которые Тесленко и Сорокун платили деньги. Но административный регламент об экспертизе документов, предоставленных в ГУМР для размещения заказов, был утвержден только 1 октября 2012 года, мы же говорим о событиях года 2011-го. В то время контроль за торгами могло осуществлять только Главное контрольное управление области».
 
Накануне в суде сам Эрнест Каримов объяснял: «Такая экспертиза в принципе возможна только при наличии действующей методики и сравнительной базы цен по аналогичным, ранее заключенным в России контрактам. Но в 2011 году ничего такого у нас просто не было, базу мы составляли сами, и заработала она только к концу 2012 года. Узнать цены на высокотехнологичное медоборудование в Интернете невозможно: производители цены не публикуют, а в информации по торгам не указаны технические данные оборудования. Невозможно узнать, подходит ли товар заказчику!»
 
Заметим, эти доводы защита приводила еще на стадии предварительного следствия. В итоге в августе 2013 и в феврале 2014 года формулировка предъявленного Эрнесту Каримову обвинения изменялась. Неизменным оставался один пункт: брал взятку у Сорокуна и Тесленко за помощь в победе на торгах тех фирм, на которые указывали фигуранты «медицинского дела».
 
«Программа модернизации системы здравоохранения готовилась еще с 2010 года, - рассказал вчера на последнем перед прениями допросе бывший начальник ГУМР. – При правительстве Челябинской области была создана специальная комиссия под председательством вице-губернатора Павла Рыжего, всем, в том числе и ГУМРу, была поставлена задача организовать реализацию программы максимально быстро. На 2011 год было дано задание: осваивать федеральные деньги максимально быстро, так как в противном случае их отозвали бы из региона. Так что не только какие-то выгодные Тесленко и Сорокуну контракты, а вообще все торги по программе модернизации оформлялись управлением в оперативном режиме».
 
Каримов также заявил, что он как начальник управления даже не знал, какие именно заявки на торги проходят через его подразделение: он был занят стратегическими вопросами, а организация торгов – чисто технический аспект, который выполняли его подчиненные.
 
Таким образом, до начала следствия и собственного задержания начальник ГУМР даже не знал, какие именно фирмы обещали «откаты» Тесленко и Сорокуну.
 
Фактически, вся деятельность ГУМР сводилась к размещению в сети Интернет поступивших заявок, без права вносить в них какие-либо изменения или высказывать какие-либо требования, касающиеся их содержательной части, и опубликованию протоколов торгов после их завершения.
 
«Всем этим я не занимался, - утверждает Эрнест Каримов. – В мою задачу входило решение стратегических вопросов работы управления. Более того, аукционную и конкурсную документацию по закону до 1 октября 2012 года утверждает тот орган, который ее и разработал – но не ГУМР. Ведением всех этих дел занимался наш юридический отдел».
 
Адвокаты Каримова предоставили суду доказательства того, что ни одна заявка от минздрава не пользовалась какой-то собой популярностью у самого начальника или рядовых сотрудников. По словам экс-руководителя ГУМР, на том же заседании комиссии по программе модернизации вице-губернатор Павел Рыжий прямо указал ему, чтобы все процедуры в управлении Каримова проходили в максимально сжатые сроки. «Свое требование Рыжий обосновал значимостью и приоритетностью программы, но это и так все понимали, заметил обвиняемый. - Дело в том, что для реализации программы из федерального бюджета выделялись сотни миллионов рублей, которые необходимо было освоить в сроки, установленные сетевыми графиками. Неосвоение этих средств в установленные сроки влекло их потерю для Челябинской области и, соответственно, административные выводы с дисциплинарной ответственностью для руководителя, допустившего волокиту».
 
Так что с января 2011 года все заявки, поступающие в ГУМР, регистрировались в день поступления. Всего, согласно архивам управления, 2011 году более 27% поступивших заявок, то есть более тысячи штук, регистрировались прямо сегодняшним днем, в крайнем случае, если поступали слишком поздно, – на следующее утро.
 
«Платить мне деньги за ускорение административных процедур в ГУМР у Тесленко не было никакой необходимости, - разводит руками Каримов. - Ему было бы достаточно поднять вопрос о волоките на заседании комиссии, и меня либо уволили бы, либо подвергли другому дисциплинарному наказанию».
 
Однако следствие и сторона обвинения, которые все эти аргументы слышали не раз, продолжают настаивать: обвиняемый помогал Сорокуну и Тесленко за взятку. Интересно, что сам факт получения денег Каримов и не отрицает. Но вот можно ли считать их взяткой? Сам обвиняемый называет это вознаграждением за консультационные услуги по делам, не имеющим отношения к его служебной деятельности.
 
«В мае 2011 года мне позвонил Иван Сорокун и предложил встретиться и попить чай в ресторане «Бадгештайн», - рассказал судье и прокурору Каримов на последнем допросе. - О Сорокуне часто упоминал Тесленко, что они вместе работают. Представившись, он показал мне удостоверение советника губернатора и пояснил, что губернатор (на тот момент – Михаил Юревич – прим. Znak.com) поручил ему курировать медицинское направление. Но больше всего Сорокуна интересовал механизм проведения торгов».
 
Сорокун пожаловался Каримову, что в законодательстве о торгах никто из его людей не разбирается, а между тем в бизнесе, который он ведет совместно с Тесленко, регулярно возникают подобные вопросы. Каримов согласился консультировать Сорокуна.
  
«Направленность моих консультаций была ориентирована на правильность применения норм законодательства при организации и участии в торгах, - объяснял Каримов. - Не только в рамках 94-ФЗ, который регулирует государственные и муниципальные закупки, но и 135-ФЗ о защите конкуренции, концессионного законодательства, инвестиционных торгов».
 
Работать в личное время на Сорокуна и Тесленко начальнику ГУМР в конце концов надоело. В начале сентября 2011 года он прямо спросил у Тесленко, почему должен консультировать совместный бизнес министра и советника губернатора. Ответ последовал только спустя четыре месяца, в январе 2012 года: Сорокун зазвал Каримова в свой офис и сообщил, что они с министром решили отблагодарить консультанта деньгами. Каримов признался в суде, что был удивлен: он-то рассчитывал максимум на бутылку дорогого виски.
 
Заметим, в материалах следствия есть аудиозапись, на которой Тесленко и Сорокун обсуждают вопрос вознаграждения сегодняшнего обвиняемого: Сорокун предлагает подарить дорогой алкоголь, Тесленко настаивает на деньгах.
 
«Затем мне еще несколько раз давали деньги, - признался Каримов. - За что – я ни разу не уточнял, но иногда угадывал по контексту. Но к моей деятельности как начальника ГУМР предмет наших договоренностей не имеет никакого отношения. И ни от Сорокуна, ни от Тесленко каких-либо просьб о каком-либо содействии при проведении процедуры торгов, проводимых через ГУМР, никогда мне не поступало».
 
«Подработка» Эрнеста Каримова продолжалась до ноября 2012 года, когда Тесленко с подельниками были задержаны в бане при дележке очередного отката от организованных в рамках программы модернизации торгов. Но о том, что министр со товарищи протежировали какие-то образцы оборудования, равно как и названия фирм-поставщиков, Каримов и его сотрудники узнали немного позже – из СМИ.
 
Сегодня уже понятно, что оперативная разработка Сорокуна, Тесленко и других участников «медицинского дела» велась силовиками не один месяц. Однако, по мнению адвокатов Каримова, оперативники, а вслед за ними и следователь попросту не разобрались в специфике организации торгов и перепутали основную работу начальника ГУМР с его же подработкой. Однако версия уже была выстроена, и именно под нее – содействие за взятку в преступной деятельности Тесленко – подгонялись остальные факты и доказательства.
 
Это было заметно и в ходе первой части допроса. Большая часть вопросов гособвинителя Дмитрия Батюкова после завершения речи Эрнеста Каримова касалась именно взаимодействия экс-начальника ГУМР с фигурантами «медицинского дела». Так, Батюков зачитал несколько расшифровок аудиозаписей разговоров Каримова с Сорокуном, добытых оперативниками. На всех шла речь о неких аукционах и контрактах. Каримов парировал, объяснив, что разговаривал именно как консультант и по вопросам, не имеющим отношения к программе модернизации, – например, по вопросам организации торгов по санаторным путевкам.
 
Добавим, 1 июля, после завершения допроса Каримова, его адвокатами будет подано суду сразу шесть ходатайств.
 
Большая их часть дублируют поступавшие ранее, еще осенью прошлого года – об исключении из дела ряда подложных документов, фиктивность которых была доказана. Однако, кроме того, адвокаты озаботились повторной экспертизой аудиозаписей «прослушки» разговоров Тесленко и Сорокуна: предыдущая экспертиза заставила их усомниться в подлинности записей и в отдельных местах защитники заподозрили монтаж.
 
Адвокат Андрей Кадралиев полагает: вывод из последнего допроса Каримова может быть только один. Да, экс-начальник ГУМР нарушил закон о госслужащих, запрещавший ему иметь другие виды дохода кроме законной зарплаты. Однако о взятке говорить просто смешно.
 
«Взятка дается за какие-то действия, совершенные должностным лицом, - напомнил адвокат. – Но действий таковых Каримов не мог совершить чисто технически. Так что все дело от начала до конца выглядит весьма натянуто».