/
14.10.2016

Поправку из «пакета Яровой» впервые применили в Тюмени

ФСБ попросила журналистов помочь доказать вину блогера Кунгурова.
Управление ФСБ по Тюменской области обратилось к ряду уральских СМИ с просьбой помочь ему в поисках доказательств виновности блогера Алексея Кунгурова, а именно «предоставить следствию его статьи, где содержатся публичные оскорбления представителей власти и другие сведения, на которые необходимо обратить внимание правоохранительным и контролирующим органам».

Просьбу это можно считать и требованием. Как рассказал «Новой газете» корреспондент издания Znak.com Антон Юлаев — один из получивших это письмо — в тексте обращения есть ссылка на норму закона, которая обязывает отреагировать на него.

«Сейчас наши юристы решают эту задачу: как ответить, чтобы не навредить Алексею, и чтоб не было претензий к редакции», — рассказал Юлаев.

Обращение УФСБ по Тюменской области — новая норма законодательства, которую вводит так называемый «пакет Яровой». Об этом рассказал «Новой газете» адвокат блогера Кунгурова Алексей Зырянов.

«Раньше можно было на такое послание отмолчаться, а теперь уже не получается. По сути, этим законом у нас введена уголовная ответственность за недоносительство», — говорит защитник.

Ответственность прописана в статье 206.6 УК, поправка вступила в силу 20 июля 2016 года и звучит так: «несообщение о преступлении террористической направленности» карается штрафом в сумме 100 тыс. рублей либо лишением свободы на срок до одного года. Если граждане что-либо знают о человеке, который готовит или совершил такое преступление, но не делятся своими знаниями с правоохранительными органами, они могут быть признаны виновными.

Блогер Алексей Кунгуров пятый месяц находится в СИЗО по обвинению в «публичном оправдании терроризма». Следствие усмотрело такой состав преступления в посте, опубликованном на странице блогера в «Живом журнале» в октябре прошлого года. Пост называется: «Кого на самом деле бомбят путинские соколы?» — и он по-прежнему находится в открытом доступе.

11 октября 2016 года  Центральный райсуд Тюмени продлил срок содержания Кунгурова под стражей еще на два месяца — до 15 декабря. Следствие мотивировало ходатайство о продлении тем, что за 4 месяца не успело «провести все необходимые действия». По словам адвоката Зырянова, никаких действий и не велось — все это время ожидали результаты экспертиз.

Почему лингвистическая экспертиза шла так долго? Вероятно, полагает адвокат, задача экспертов была нелегкой: доказать, что размышления блогера о том, что ИГИЛ (запрещенная в России организация) — «далеко не самая страшная и безбашенная», оправдывают каким-то образом терроризм.

13 октября следователь сообщил адвокату, что заключение наконец-то пришло.

«Я еще с ним подробно не ознакомился, — говорит Алексей Зырянов — но вывод там ожидаемый: состав преступления в статье Алексея есть». Трудно было надеяться на что-то иное, потому что проводило экспертизу бюро, относящееся тому же ведомству, которое предъявило блогеру обвинение — управлению ФСБ, только не Тюменскому, а Свердловскому.

Осталось дождаться результатов еще одной экспертизы — авторской, которая определит, насколько оригинален текст, «оправдывающий терроризм», принадлежит ли он целиком Кунгурову, или у кого-то им позаимствован полностью или частично, — и дело будет, очевидно, передано в суд.

Почему спецслужбам понадобилась помощь СМИ? По мнению, адвоката, у следствия нет убедительных доказательств, и оно пытается чем-то подкрепить обвинение. Но, возможно, и то, что УФСБ решила опробовать таким образом на журналистском сообществе новый закон — принуждая независимые издания, которые на Урале можно пересчитать по пальцам (а другие позволить себе публикации статей Кунгурова не могли) к даче «свидетельских показаний».