"Поправки касаются практически всех аспектов уличных акций"

В Госдуме хотят ужесточить наказание за участие в несанкционированных митингах.
01.04.2014
За повторное участие в митингах будут сажать на пять лет. Депутаты Госдумы Александр Сидякин, Андрей Красов и Игорь Зотов вносят поправки в закон о проведении публичных мероприятий. Изменения с ведущими Олегом Богдановым и Оксаной Барыкиной обсудил политолог Илья Константинов.

Основной смысл поправок — ужесточение наказания за повторное нарушение законов при организации и проведении митингов, пикетов, шествий и других массовых мероприятий. Нарушителя могут приговорить к штрафу до 1 млн руб., исправительным работам от 1 года до 2 лет либо принудительным работам на срок до 5 лет. Максимальное наказание, предусмотренное статьей, — лишение свободы на срок до 5 лет.

Ок.Б.: Как вы считаете, в связи с чем такое ужесточение готовится?

И.К.: Я думаю, что представители нашей законодательной и исполнительной власти ожидают, видимо, очень резкого ухудшения социально-экономической ситуации в нашей стране в ближайшие годы, резкого ухудшения общественно-политического климата, резкого обострения политической ситуации. Потому что фактически предлагаемые поправки означают переход страны в режим чрезвычайного положения и приостановку действия ряда статей Конституции. В данном случае речь идет о фактической приостановке действия 31-й статьи Конституции Российской Федерации, гарантирующей гражданам страны свободу собраний, митингов, шествий и демонстраций. Значит, на самом деле эта статья приостанавливается. Раз законодатель идет на такие экстраординарные меры, как приостановка действия статьи Конституции, значит стране угрожает чрезвычайная опасность, о которой мы с вами не знаем. Видимо, депутаты Думы, может, члены Совета федерации, может, сотрудники Администрации президента Российской Федерации знают о том, что в недрах нашего общества закипают какие-то страшные процессы. Может быть, они знают о том, что какие-то фашисты-бандеровцы проникли всюду, так сказать: в Москву, Санкт-Петербург, в Нижний Новгород, Саратов, во Владивосток, и готовят везде свои страшные, ужасные майданы. Может быть, уже заготовлены шины и бензин, которые вот-вот запылают на улицах наших городов, а мы ничего об этом не знаем, а они знают и готовятся. Они готовятся к введению де-факто чрезвычайного положения в стране.

О.Б.: Илья Владиславович, скажите, какие нарушения имеются в виду при проведении митингов, пикетов, шествий и других массовых мероприятий, о чем тут речь идет?

И.К.: На самом деле предлагаемые поправки касаются практически всех аспектов проведения уличных акций. Это и организация несанкционированных митингов, шествий или пикетирования, и участие в них свыше двух раз в течение полугода, и призывы к проведению таких акций, манифестаций. То есть фактически любая несанкционированная массовая или даже не массовая, потому что пикетирование возможно и одиночное, любая несанкционированная уличная политическая активность криминализируется, переводится в разряд уголовного преступления. Это возврат к той ситуации, — кстати говоря, для тех молодых слушателей, которые не знают, — которая когда-то существовала в СССР, когда любой выход с плакатом на улицу без санкций КПСС означал немедленную посадку по крайней мере, на три года, а иногда и на восемь. Видимо, нас хотят вернуть к такому же положению дел.

О.Б.: Я не помню, в Советском Союзе по какой статье тогда судили?

И.К.: В Советском Союзе было несколько статей, по которым расправлялись с инакомыслящими. Была 70-я статья "Антисоветская пропаганда и агитация". Любой плакат мог быть отнесен к антисоветской пропаганде и агитации. Была еще 193-я, так называемая статья "Клевета на общественный и политический строй".

Ок.Б.: Сейчас "Клевета" у нас тоже есть.

И.К.: В соответствии с которой любая листовка или любое выступление на митинге могло быть расценено как клевета со всеми вытекающими последствиями до трех лет.

Ок.Б.: Илья Владиславович, а нет ощущения, что власти перестраховываются, и, наоборот, этим они только сейчас озлобят людей?

И.К.: Вы знаете, я думаю, что, как когда-то говорил Владимир Семенович Высоцкий: "Жираф большой — ему видней". Видимо, они знают то, чего не знаем мы.

Ок.Б.: То, что вы в начале говорили.

И.К.: Видимо, они так запустили государственные дела, видимо, экономика находится в таком катастрофическом состоянии, видимо, нас ждут такие жуткие времена, что другого выхода у властей просто не остается. Потому что в противном случае эти действия абсурдны. Это как говорил когда-то Лев Троцкий: "Чем прочнее стенки котла, тем страшнее будет взрыв", — это закон физики. Я не думаю, что серьезные мужи, заседающие в Государственной думе и Совете федерации, забыли о законах физики.

О.Б.: А в Китае подобные есть законы? Там тоже митингов нет.

И.К.: Да, конечно. Есть целый ряд стран, в которых действует подобное законодательство, не только Китай. Есть, например, Северная Корея, где и более жесткие наказания, вплоть до высшей меры. Так что нам есть…

Ок.Б.: Куда стремиться.

И.К.: Да, куда стремиться. Простор для совершенствования законодательного поля еще остается. Правда, небольшой.