/
13.10.2016

Подполковника МВД из Екатеринбурга судят за разглашение гостайны

Верховный суд рассмотрит дело о попавших в руки убийц прослушках Евгения Ройзмана.
Верховный суд РФ рассмотрит дело высокопоставленного свердловского полицейского Артема Письменного, осужденного за разглашение государственной тайны. Znak.com стали известны подробности этого дела, расследованием которого занималось региональное управление ФСБ. Письменный был наказан за продажу распечаток телефонных переговоров политика и общественного деятеля Евгения Ройзмана. Как решили следствие и суд, он через посредника продал распечатки бывшей сотруднице прокуратуры Анны Филатовой, а та в свою очередь передала их своему супругу Алексею Карпову. На тот момент Карпов уже был в розыске, впоследствии его осудили за организацию заказных убийств. Ройзман считал, что Карпов и Филатова имели деловые связи с наркоторговцами. 

Свердловский областной суд закончил оглашение решения по делу бывшего начальника бюро специальных технических мероприятий (БСТМ) ГУ МВД по Свердловской области подполковника Артема Письменного еще 25 августа. Письменный был осужден на 1 год 6 месяцев лишения свободы условно по части 1 статьи 283 УК РФ – «Разглашение государственной тайны». Учитывая смягчающий обстоятельства (например, наличие госнаград и двоих маленьких детей), Письменный тут же был амнистирован в связи с 70-летием Победы, с него сняли судимость. Однако офицер все равно не согласился с приговором и обжаловал его в Верховном суде. Как ожидается, тот назначит слушание по делу уже на следующей неделе.

Судебное заседание по делу Письменного в Екатеринбурге проходило в закрытом режиме – судя по всему, из-за секретности многих сведений, составляющих уголовное дело. БСТМ занимается той частью оперативно-розыскной деятельности, которую в просторечье называют «прослушкой». Материалы прослушивания телефонных переговоров, как правило, идут под грифом «секретно», засекречены и детали самой работы силовых структур в этом направлении. 

Согласно фабуле обвинения, Письменный передал материалы прослушки, составляющие гостайну, постороннему – своему знакомому предпринимателю, с которым учился вместе в институте МВД. Тот, в свою очередь, осенью 2012 года продал их за 300 тысяч рублей Анне Филатовой – бывшей сотруднице транспортной прокуратуры и супруге другого бывшего прокурора Алексея Карпова. На тот момент Филатова и Карпов находились в состоянии конфликта с Евгением Ройзманом: последний в своем блоге много рассказывал о семье Карпова-Филатовой, в частности о том, что часть своего многомиллионного имущества Карпов получил от арестованного наркоторговца Андреева (который после этого смог добиться относительно мягкого приговора). Сам Карпов к тому времени уже был подозреваемым в организации заказных убийств, а позднее, в 2014 году, суд приговорил его к 20 годам заключения в колонии строгого режима.

Передача денег за прослушку проходила в «Венском кафе» «Атриум Палас Отеля», а данные оперативных мероприятий и справку на Ройзмана продавец отправил Филатовой по простой электронной почте, узнали следователи.  Именно скриншоты почтовой переписки на серверах Mail.Ru стали основным доказательством по делу. 

Впоследствии Карпов был задержан в Кургане. При обыске в квартире, где он жил, были обнаружены 25 листов распечаток телефонных переговоров Ройзмана. Эта информация стала публичной, о ней рассказывал и сам Ройзман. 8 июля 2013 года УФСБ возбудило уголовное дело, в результате расследования которого к ответственности привлекли подполковника Артема Письменного.

По данным Znak.com, уголовное дело стало ареной борьбы двух ведомств: хотя непосредственно «специальными техническими мероприятиями» занимались офицеры МВД, курировали эту тему в ФСБ, так что выбор ответственного с самого начала не был очевидным. В частности, насколько известно, в ходе следствия проверялась версия о причастности к разглашению данных гостайны другого сотрудника отдела БСТМ, который, по неофициальным данным, был прикомандированным в УМВД офицером УФСБ. Однако суд не нашел доказательств его вины, и вся ответственность легла на Письменного.

Особую важность делу придает то, что подразделение БСТМ находится на особом счету у руководства ГУ МВД, данные «прослушек» являются ключевым инструментом расследования уголовных дел и просто наблюдения за ситуацией в регионе (в том числе политической). Работу БСТМ курировал приближенный начальника ГУ МВД Михаила Бородина – Олег Грехов. Он стал одним из свидетелей по делу и ближе к концу расследования, летом 2015 года, был отправлен из ГУ МВД в почетную ссылку на должность руководителя полиции Первоуральска (видимо, не случайно). Один из собеседников Znak.com в силовых структурах выразил мнение, что дело Письменного бросило тень на все руководство ГУ МВД и было элементом соперничества двух силовых ведомств.

Действия Артема Письменного также проверяли на соответствие статьям 275 и 276 УК РФ («Измена Родине и шпионаж»), однако таких признаков в эпизоде не нашли.

В самих ГУ МВД и УФСБ по Свердловской области отказались от официальных комментариев. Источник, близкий к УФСБ, выразил мнение, что осужденный сотрудник МВД передавал результаты прослушек неоднократно, дело было поставлено на поток. Собеседник Znak.com также отметил, что после возбуждения дела Письменного не уволили из органов МВД и «принимались мероприятия по его защите» (лишь в июле 2015 года офицера отстранил от должности Верх-Исетский районный суд Екатеринбурга).

Артем Письменный не стал комментировать дело, передав через своего знакомого, что хочет дождаться решения Верховного суда. Его представитель рассказал Znak.com, что офицер не считает себя виновным и хочет добиться справедливости, несмотря на относительно мягкий приговор, вынесенный ему в Екатеринбурге.

По словам собеседника Znak.com из окружения Артема Письменного, в деле была слабая доказательная база: в частности, в копиях писем на сервере Mail.Ru не совпадало системное время, а позднее они и вовсе оказались удалены. Анна Филатова, бывшая свидетелем по этому делу, ранее в ходе судебного заседания по делу своего экс-супруга Алексея Карпова давала другие показания о том, откуда у нее появились материалы прослушки Ройзмана: якобы это не она передала их мужу, а наоборот, Карпов переслал их ей. Кроме того, защита Письменного указывала на наличие данных наружного наблюдения о том, что Филатова встречалась с сотрудниками ФСБ и могла получить материалы прослушки как раз от них. Впрочем, суд нашел эти доводы неубедительными и в итоге признал вину Письменного.

Анна Филатова развелась с Алексеем Карповым и переехала на постоянное место жительства в Германию, рассказала Znak.com ее троюродная сестра Валентина Гофенберг (именно она, как считается, познакомила свою родственницу с посредником, продававшем данные прослушки). Она отказалась комментировать приговор суда, сославшись на подписку о неразглашении, но выразила сожаление, что «это дело довели до суда» и выразила мнение, что Письменного «подставили». 

Евгений Ройзман рассказал Znak.com, что его самого к расследованию уголовного дела не привлекали, он не проходил по нему свидетелем, не давал показаний, не выступал в суде. 

Однако о том, что суд над офицером МВД состоялся, он осведомлен. «С 2012 года прослушивание телефонных разговоров приняло в Свердловской области обвальный характер, – сказал Ройзман Znak.com. – Прослушки моих разговоров сливали в СМИ, эта ситуация касалась моей семьи и моих друзей. Людей, с которыми я контактировал по телефону, пугали, им рушили бизнес. В эту ситуацию попал не только я: прослушками торгуют, их сливают журналистам, ими шантажируют, это стало обычным делом», – считает Ройзман. 

Он не верит, что материалы его прослушки покупались Анной Филатовой у посредников: скорее, полагает глава Екатеринбурга, эти данные намеренно сливались силовиками Карпову, организатору нескольких заказных убийств. «Как воспринимать то, что данные о моих передвижениях и разговорах передают организатору убийств? Ну, вот так и воспринимать», – подытожил Ройзман.