Почти откровенно: московский пиарщик о большой политике и ее саратовских и других игроках

Есть ли команда у Владимира Путина? В чем его тайный план? Чем кончится проект «Новороссия»? Что будет с рублем? Ответы – в эксклюзивном интервью «БВ».
15.01.2015
Перед Новым годом ненадолго занесло в саратовские края интересного собеседника. В столице он подвизается пиарщиком у одного финансово-политического туза. Этот туз – из той колоды, что тасуется причудливо и раскладывается ежедневно, формируя пасьянс событий и шлейф информационного шума.

Мой собеседник, назовём его Василий, благодаря близости к сферам и иерархиям, уверен, что знает довольно точно траекторию силовых линий, вокруг которых и выстраивается ежедневная картинка на экранах масс-медиа. Эти знания, как уверяет столичный гость, дают ему возможность понимать, почему одних пешек смахивают с доски, а других выводят в ферзи, что на самом деле говорят публичные люди, почему произносят именно такие слова и о чем они умалчивают. По старой памяти, поговорили мы довольно откровенно, хотя и недолго. И вот что получилось.

– Ну, давай: закулисье большой политики. Вот из какого сора растут некоторые удивительные законы? Например, что серверы, обрабатывающие персональные данные россиян, должны непременно находиться на территории России?

– Насколько я помню, проект появился весной 2014-го, вскоре после резкого обострения ситуации с санкциями. Естественно, у закона очевидный антизападный вектор. Вокруг него сильно суетились депутаты от ЛДПР, а им обычно доверяют делать то, что не могут себе позволить респектабельные единороссы. Тут как раз нет никакого двойного дна.

– А законопроект о профстандартах — что работать можно только строго по диплому?

– В этой истории интереснее всего, что выдвигало проект правительство, а отдуваться пришлось Ольге Баталиной как председателю думского комитета по труду. Профстандарты предлагались только для госорганов и госкомпаний, а все вдруг решили, что журналистам запретят работать без диплома. Я думаю, эта ситуация была специально создана:  «Ъ» все так преподнес, и понеслось…Баталиной пришлось потом что-то опровергать, как-то в прессе объясняться. Проект в итоге отложили в долгий ящик, но, как говорится, осадочек остался.

А подоплека этого странного проекта могла быть вполне простой: нужно убрать, допустим, министра какого-нибудь, или руководителя заметной госкомпании. Начинают «партнёры» по властному серпентарию рыть, за что бы зацепиться… А ничего нет, кроме того, что  работает он не по диплому — и вот появляется законопроект о профстандартах. Все кричат, что это глупость, но те, кто стоял за этим проектом в своей парадигме очень логично и неглупо действуют.

Не удивлюсь, если так и было. История знает примеры. Чтобы снять прошлой осенью с должности руководителя Центрального исполнительного комитета «ЕР» такого заметного «медведя» Виктора Кидяева, пришлось даже устроить реформу всех исполкомов партии. Было принято решение, что главы исполкомов «ЕР», начиная с регионов и кончая Центральным комитетом, не должны больше совмещать свою работу с работой в парламентах. А Кидяев еще и председатель комитета Госдумы по местному самоуправлению. И вот он оставил за собой парламентский пост, хотя в исполкоме «ЕР» имел репутацию главного политтехнолога по выборам в регионах.

 – Одиозный закон Димы Яковлева, принятый в конце 2012 года, — это в чьих интересах?

– Да тут все ясно как раз: это ответ на закон Магнитского. В угоду политике лишили брошенных больных детей шанса на семью, на адекватную медицину. Но тут сыграла роль не только антиамериканская политика, во имя которой вспомнили смерть ребенка, случившуюся в США в 2008 году. Я думаю, в проекте был лично Путин заинтересован, потому что одна из его мулек – положительное сальдо рождаемости. Отдаем ребенка, неважно, из детдома, больного, здорового – сальдо снижается в пользу умерших, а смертность большая, огромная даже. Вот это сальдо-плюс, превышение рождаемости над смертностью, — тут скребут поштучно, каждое рождение на счету. Путин не случайно озвучивал цифры в декабре на пресс-конференции перед СМИ, — довольно смешные там, кстати, цифры прироста для 140-миллионного населения — потому что у него подход как у нормального императора. Его, по большому счету, интересуют две вещи: прирост земель и прирост людей. Отсюда Крым – вот, мол, я настоящий император, я новые земли к стране присоединил! Прирост людей важен, потому что иначе получается, что такая хреновая страна, жить в ней не хотят и не могут – поуезжали, поумирали.

– Смысл вообще есть протестовать, кричать чего-то?

– Вопли имеют значение. Те же профстандарты вспомни, или попытку в Москве сделать платный въезд в центр. По поводу этого намерения Собянина поднялся дикий крик. Он смотрит: неделю вопят, две, не переставая, Доренко в своем блоге сказал, что ты, Собянин, нас, мужиков, кастрируешь. И вот когда он увидел, что вопли не стихают, дал задний ход. После того, что учудили в Москве с сокращением медиков и что потом поднялось, мэрия нервная стала, боится, когда громко и долго кричат.

– Да, эта история надолго запомнится.

– Опять же, понятно, что денег на выполнение майских указов нет. Два года поднимали зарплаты бюджетникам, но рост был лукавый, потому что росли, в основном, не оклады и ставки, а общий заработок из-за переработок. А сейчас не хватает даже на то, чтобы платить на достигнутом уровне, про увеличение речи даже нет. Что делать, если сумма у тебя одна, а врачей вон сколько? Тут только два пути: или сумму увеличить, или врачей сократить. Но денег больше точно не станет, поэтому будут врачей сокращать.

– А потом почему нашли деньги на компенсации сокращенным?

– Эти выплаты по полмиллиона, наверняка, из резервного фонда шли, не имеющего отношения к медицине. И то, раскошелиться Собянину пришлось после публичного недовольства Путина. Главное же вот что: при Лужкове не бастовали, не вопили, хотя при нем много чего творилось. А все потому, что он умел с людьми разговаривать в отличие от Собянина. Это сокращение как при Лужкове прошло бы? Он бы лично по пять раз встретился с ключевыми людьми, с профессиональными сообществами. Он бы все объяснил, почему мы это делаем, какой у нас план, куда мы вас денем. Он всегда объяснял до, а не после. Если бы Собянин встретился с главврачами, купил бы их чем-нибудь, такой реакции не было бы. Главврачи что, в своих коллективах, в этих банках с пауками, не знают, как манипулировать?

А Собянин ни с кем не встретился, проявил неуважение. Скажи сейчас человеку – завтра пойдешь вон, мы тебя увольняем – может быть, только в деревне такое стерпят, и то сейчас деревни фейсбука начитались. А это не деревня, это же Москва. Да после такого душевного парня, как Лужков, Собянина вообще не воспринимают. И он, конечно, в опалу попал.

– Дело Маркво – это знак опалы?

– Вероятней всего. Сначала его заставили финансировать Навального, как пошли проводки — собрали документики, а потом этими же документиками его умыли. Началось с выборов все, он разочаровал, показав низкий результат. Реально он в первом туре не победил бы, если не известные тебе технологии. Во втором бы победил, потому что какой из Навального мэр? Но Собянина Путин одно время рассматривал как одного из возможных преемников, а теперь уже не рассматривает.

– По-твоему, Навальный – такой надувной мальчик, несерьезная фигура?

– Надувной не значит несерьезный. Совершенно точно Навальный и вся его движуха финансируются из США. Он идеально попал в образ такого продвинутого горожанина, который умеет считать, думать головой и не любит, когда его держат за дурака. Но что живет он в обычной квартирке, бизнесом небольшим пробавляется – три ха-ха! Его прошляпили, я считаю, дали ему раскрутиться, а потом еще и жертву сделали из него. Дурацкий «Кировлес» — да все юристы плевались! Что, нельзя теперь в одной лавке купить, в другой дороже продать? Это же и есть бизнес!

– Говорят, инакомыслящих у нас курирует Вячеслав Володин, первый замглавы администрации президента. Думаешь, это он такой дубовый?

– Нет, он не дубовый нисколько, но он же не может во все мелочи вникать. А потом, эффект дурного исполнителя нельзя сбрасывать со счетов. Вокруг такого высокого политика, как Володин, не может быть никого, кто умнее его. Человек, на которого работают люди умнее его, это огромная редкость в политике. А если его оруженосцы, «Санчо Пансы», еще и против него не ведут игру, не претендуют на первые роли, — это адское везение.

Поэтому, как только в окружении большого политика заводится кто-то «больно умный», энергичный – его тут же зачищают. Из-за этого наверху огромный кризис исполнителей. Вот, допустим, даёт ВВВ задание своим подчинённым нарыть компромат, приходят они с папками и говорят: мы можем Навального засудить. Да и прекрасно, что, он будет вникать в детали? А потом к этим папкам пришли папки поменьше и наглупили в итоге.

 – И второй раз наглупили?

–…и в сотый…

– Я воспринимаю нашу политику по отношению к несогласным, будь то Украина или оппозиция, как бред в тяжелой форме. Летом перед Майданом была эта история с конфетами «Рошен», потом грузы из Украины гноили на таможне. В итоге бизнес влетал в убытки, Россию ненавидел до исступления, а делалось, оказывается, все для того, чтобы Украину удержать в экономическом союзе с Россией! Ну это ли не бред?

– С конфетками перегиб, конечно, да и Онищенко примерно за это же уволили. Но знаешь, они над нами издевались больше. Но у нас про это не писали, потому что России не только до Украины дело, а вот Украине только до России.

– То, что происходит сейчас в Новороссии, как ты оцениваешь?

– Там махновщина происходит. Социальная сфера разрушена, из трудоспособного населения все кто мог, уже разбежались. Там полно солдат удачи, нестабильной публики, вооруженной до зубов. Хорошо, что еще идет вялотекущая перестрелка с хохлами, иначе эти воины Новороссии будут друг в друга стрелять, похищать людей с целью выкупа. Будут между собой колошматиться, так что прекращение огня никому не выгодно. Этот нарыв надолго. Украине не взять Луганск и Донецк, а ополченцам дальше-то что делать? Путину надо было сразу отбирать и Крым, и эти две области, если он хотел людям сделать хорошо.

– А он хотел сделать хорошо? Что он вообще планирует с Новороссией делать?

– Ну, с Новороссией у него с кондачка не вышло. А сейчас он Донецк отдал ФСБ-никам, а Луганск – ГРУ. И смотрит, как вы, ребята, сумеете разрулить ситуацию? И вот они тренируются на живых людях. У Новороссии даже единого парламента нет, две спецслужбы соперничают, в том числе, руками полевых командиров. Ну, это любимый метод Путина — разделяй и властвуй.

– Он с Россией-то что делать собирается? Его пресс-конференция декабрьская совершенно неинформативна, послание тоже мутное абсолютно.

–Пресс-конференция по-своему очень информативна. Были моменты, когда он отвечал не чётко по заготовкам, и видно было, как он на ходу конструирует ответ. Спросили про курс рубля,  про девальвацию, и он начал мучительно подбирать слова. По смыслу так получилось: чего вы на Набиуллину напали, она не должна за все отвечать, есть ведь правительство, Медведев должен ей помогать. Значит, делаем вывод, он ей реально не помогает, не поддерживает, у них нет команды. И тут у Путина возникает мысль: может, я сам виноват, я ведь всех этих людей собрал, по местам рассадил, а они не могут ничего внятного предложить, не способны удержать ситуацию? Там по лицу видно было, что его вдруг осенила эта мысль, но он ее поспешил прогнать: нет, я не могу быть виноватым. И дальше – виноваты спекулянты, и вообще, я тут уже позвонил кое-кому.

Второй момент – с зарплатой Сечина и прочих больших шишек. Ну зачем он сказал, что зарплата топ-менеджера «Роснефти» аналогична зарплате руководителей подобных западных компаний? На следующий день вся оппозиция вывесила в соцсетях таблицы сравнительные – у Сечина в разы больше, чем даже у топов не государственных, а полностью частных крупнейших иностранных нефтяных компаний. Сам подставился тоже хорошо, мол, не знаю, какая у меня самого зарплата, перечисляют на карточку, и все. Ну разъясни ты, что на гособеспечении находишься, костюмы тебе положены, квартира там, загородная резиденция. А так получается, что у него другие доходы, капиталы, ему и без этой зарплаты нормально, раз он даже не интересуется, какая она. У него и раньше плюхи были, помню один из его бесконечных телеэфиров, какие-то подтопленные граждане с Дальнего Востока благодарили, что им восстановили дома, но вот беда, машины есть у них, а дороги нет, ездить невозможно. Дорогу попросили, а он рассмеялся: раз дороги нет, зачем вы машины покупаете? Ха-ха-ха! Как смешно!

– Он и на Валдае всех удивил. Показал, что не знает ни структуру резервных фондов, ни точную сумму. В декабре на пресс-конференции у него спрашивают, где же экономка наша? А он – зато у нас национальная безопасность.

– Да не знает он экономику, откуда? Вот, кстати, разница: Ельцин тоже не знал, но он хоть обратился к экономистам, из соответствующих госучереждений, функционирующих на тот момент. Не друзей поставил, а Гайдара, человека с экономическим образованием, специалиста, хоть ему он лично был очень неприятен. Друга же не взял, с которым в теннис играл. Партнер по теннису так и остался теннисом рулить, и газопроводы он не стал  прокладывать. При Путине принципиально другой подход: сначала друзья близкие, потом друзья подальше, потом друзья друзей и так далее. И у Медведева: сначала его однокашники, потом они кончились, однокашники жены пошли.

Все там настолько случайно, первое — личная преданность, причем она должна быть доказана родством или связями с первым кругом. Поэтому им там тяжело очень: возьмешь талантливого, и все увидят, что ты дурак. Там могут быть только проверенные люди, которые будут за шефом таскать папку и говорить: ты прав, а во всем виновата Америка. И цель каждого быстрее добежать до папы и соперника опередить. Так что нет ни команды, ни плана, ничего. Даже в 2008 году такого не было, когда Медведев был президентом и реально старался, да и Кудрин был далеко не дурак. В регионы шли деньги, был запущен очень хороший механизм софинансирования, когда ФОКи, ледовые дворцы, перинатальные центры строились на деньги из трех уровней бюджетов (федерального, регионального и муниципального) и по типовым проектам, чтоб много не крали. С проверками из центра ездили тертые такие ребята, которых не обдурить. Полно всего построили, в кризис причем.

– Ну, в Саратовской области умудрялись ФОКи в три раза дороже строить, чем у соседей, и ничего. Но что говорят эти люди без команды про 2015-ый?

– Соцпрограммы резко урежут, но к пенсиям будет две прибавки, потому что режим реально боится, что поднимутся пенсионеры. Их больше всех и им нечего терять. Они и на рельсы лягут, если что.

 – При путинских-то рейтингах недавних, какие пенсионеры на рельсах? Или дутые рейтинги?

– Не дутые, но вопросы сформулированы так, что они все в пользу Путина. Поэтому такой процент. При формулировке типа «за кого бы вы проголосовали, если бы выборы президента состоялись в это воскресенье», Путин набирает большинство, но с незначительным перевесом. И надо понимать — с кем его сравнивать?

– А выборы в Госдуму в 2016 году? Говорят, ОНФ должен взять большинство в одномандатных округах.

– Ну… ОНФ пробовали раскрутить, потом выяснилось, что он отбирает электорат у «Единой России». Перед самыми выборами в Госдуму были замеры: все равно у «ЕР» рейтинг выше. Так что сразу после президентских выборов ОНФ задвинули подальше. А сейчас снова вспомнили, запустили в дело. Это все солдатики Володина.

– А «Единую Россию» сольют, наконец?

– Да кто ж ее сольет, это делянка Володина, он не позволит. Тем более, у него карт-бланш на назначение губернаторов отобрали после того, как с Волгоградской области с огромным скандалом сняли володинскую креатуру – Сергея Боженова. После этого Путин, несмотря на отрицательные рейтинги  проволодинского фонда Дмитрия Бадовского, принял у себя губернатора Тверской области Шевелева. Это на 99,99 процентов означает, что отставки не будет. А это по Володину удар, поскольку ходили устойчивые слухи, что он готовил на губернаторство своего человека из Саратовской диаспоры, возможно даже родственника. Все эти рейтинги Бадовского, Костина, Минченко и иже с ними – это такой разводняк, сигнал кандидатам на высокие должности, что они нежеланные персоны для ВВВ — рулевого политической кухни. Но это не приговор! Путин прекрасно понимает, что нельзя класть яйца в одну корзину, давая  карт-бланш одному человеку. Такого не было при Суркове, не будет и при Володине.

– Санкции снимут?

– Нет, это ход мега-политический, это Западу нужно для своего электората прежде всего. Есть куча проектов в России, которые под санкции не попали, хотя идут вместе с иностранцами. И финансирование им никто не перекрыл. То, в чем США и Европа очень заинтересованы, — на них санкции отчего-то не распространяются. Но делается это по-тихому. Да и потом, что за истерика вокруг санкций? Ну какой смысл бояться санкций стране, которая вообще 70 лет жила за железным занавесом? Кубу  50 лет душили санкциями, но даже с такой крохой  США ничего сделать не смогли. А уж Россия-то…

– Ну, у Кубы была революция, идеи, идеалы.

– А у нас Русский мир – чем тебе не идея? Она до сих пор удерживала от волнений и забастовок. На этой идее держится рейтинг Путина. Из-за этой идеи сидят по кухням и не идут бунтовать, хотя в Москве что-то страшное происходило в середине декабря, когда валился рубль.

– Не согласна, люди просто не дошли до края.

– И не дойдут. Денег напечатают и до края не допустят. Легко, конечно, уже не будет, но корку хлеба с молоком уж как-нибудь произведём.

– А с ценами-то что будет через полгода, как денег допечатают?

– А этого никто тебе не скажет.