«Поближе к Китаю?»

Зачем президент хочет перенести из Москвы в Красноярск часть столичных функций и госкорпораций.
04.09.2014
На берегах Енисея бурно обсуждают инициативу Владимира Путина о переносе в Красноярск части федеральных органов власти и центральных офисов крупнейших российских компаний. Эту мысль президент высказал на встрече с молодежью, съехавшейся в лагерь на Селигере.

«Я считаю возможным и правильным часть каких-то федеральных центральных органов власти перенести в Сибирь (цитирую по стенографическому отчету на kremlin.ru. — А. Т.). Допустим, Красноярск является подходящим, на мой взгляд, для этого местом, потому что это географический центр нашей страны.  От него примерно столько же до Владивостока, сколько и до Москвы. Сейчас у нас в связи с Крымом географический центр немножко изменился, но это уже мелочи, детали. А так крупный город, миллионник, развитая инфраструктура, аэропорт хороший, шикарная природа, замечательные люди. Вот в этом отношении нужно думать. Так же как некоторые, допустим, крупнейшие российские компании, чего они все расселись в Москве — пускай на территориях тоже работают. От этого доходы региональных и местных бюджетов увеличатся. Просто прилипли к Москве, здесь же традиционно так сложилось, — и выдавить их с московских улиц достаточно сложно. Но в этом направлении мы постепенно будем работать, это я вам обещаю».

Красноярский народ оживленно комментирует обозначенные перспективы в соцсетях и на городских форумах. От идеи облегчить жизнь москвичам за счет Красноярска, естественно, люди не в восторге. «И так пробки большие, а из-за членовозов с мигалками совсем город встанет». При этом публика активно гадает о подлинной мотивации.

Приведу типичные мнения. «Власть серьезно озаботилась подлетным временем от западной границы». — «Эвакуация? Госдуму в Туруханск!» — «В сороковые такое было». — «Пусть переезжают, в Шушенском еще шалаш сохранился». — «Поближе к Китаю тырятся. Только с ним сейчас нам по пути».

А вот еще: «Ха-хы-ха, никто не угадал. Президент намекал на перенос к нам главного УФСИН, чтобы поближе к работе». Разумеется, находятся и оптимисты. «Возможно, федеральные чиновники увидят, в какую клоаку наш город вогнали, и хоть что-то в позитивную сторону улучшится, хотя бы дороги: бояре-то по говну не ездят». — «Заводы и ядерную помойку на запад, а у нас зарегистрировать «Роснефть» и другие компании. И заживем». — «Дерипаску и Кириенко с семьями здесь поселить до пенсии, и сразу болтовня об экологии прекратится, начнется реальная работа, неожиданно деньги на метро появятся и прочее».

Особенно впечатлила красноярцев оценка Путиным местного аэропорта и в целом инфраструктуры. «Хороший аэропорт? Он точно про Красноярск?»

Однако в реалистичности плана общественность сомневается. «Никогда не поверю, что целая армада откормленных и лощеных чинуш променяет столицу на Кырск. Они скорее перевыборы проведут». Недоверие публики можно понять — уж слишком разнятся качество жизни, сами ее стандарты в колонии, каковой является Сибирь, и метрополии. Впрочем, аэропорт можно построить новый. И асфальт положить как надо. В дополнение к уже имеющимся промзонам и тюрьмам построить детсады, велодорожки, скверы, парки и паркинги. Отменить планы «Росатома», организовывающего под Красноярском очередной ядерный могильник в дополнение к уже накопленным горам и озерам радиоактивных материалов. Ну или довернуть ось земли.

Сложность в одном, главной беде Красноярска, — в его загаженности промышленными выбросами. Каждому в год достается от трети тонны загрязняющих веществ, выбрасываемых в атмосферу. Точных сведений просто нет, потому что нет адекватной системы экологического мониторинга. Но даже по куцым и приукрашенным данным Минприроды, Красноярск прочно удерживает лидирующие позиции в перечне самых загрязненных городов РФ.

Это было бы замечательно, если б штаб-квартиры «Русала» и «Норникеля», включая Дерипаску с Потаниным, переехали туда, где их бизнес травит людей. Или переехало бы Минприроды и закрыло бы угольные станции. Заставило бы разобрать плотину Красноярской ГЭС — из-за ошибки гидростроителей в расчетах (на порядок) Енисей зимой не замерзает на сотни верст и парит, как гигантская теплотрасса, одаривая горожан букетом легочных заболеваний.

В это, конечно, никто не верит. А представить себе, что московские чиновники или бизнесмены, вообще люди, глотнувшие нормальной, по европейским стандартам жизни, выдюжат в нашей газовой камере, — невозможно. К этому особая привычка нужна — жить, работать, растить детей в городе, где регулярно объявляют то на три дня, то на неделю режим «черного неба» («неблагоприятных метеоусловий первой степени опасности»). В такие дни мэрия рекомендует горожанам покинуть город. Дело в том, что для Красноярска безветрие и летние плюс 25 и выше или зимние традиционные минус 30 — всегда катастрофа. В городе нечем дышать. Ядовитые выбросы промышленности, тысячи тонн пыли из труб остаются в такую погоду здесь, от земли им не оторваться, их будто заперли.

Чиновников не жалко, но ведь у них — семьи. Может, лучше действительно в географический центр РФ, упомянутый Путиным? Это у эвенкийского озера Виви. Там воздух чист и свеж, а во мху спрятаны три бутылки дорогого коньяка — их закопал Александр Хлопонин с коллегами, когда Красноярск поглотил таймырскую и эвенкийскую автономии. Людей здесь нет на сотни верст, поэтому коньяк так и лежит. Кого-то же он дожидается?