«Платон» - не друг, но Чемезов дороже

Сергей Чемезов продолжает любимую игру в монополию – в стремлении прибрать к рукам как можно больше даже непрофильных для себя активов глава «Ростеха» вступил в противостояние с Минэкономразвития РФ. Теперь Чемезов хочет взять под свое крыло систему госзакупок, похоже, переработав ЕИС по подобию печально знаменитого «Платона».
31.10.2016
Пока Минэкономразвития (МЭР) предлагает заняться доработкой Единой информационной системы (ЕИС) закупок за счет государства, мотивируя это тем, что передавать систему в концессию пока рано, «суперлоббист» всея Руси Сергей Чемезов, видимо, очень стремится как можно быстрее перевести госзакупки под свой контроль. Хотя, как пояснил «Ведомостям» замминистра Евгений Елин, система пока развивается, многие функциональные требования утверждаются в ходе процесса, а если сейчас отдать кому-то недостроенную систему – он будет достраивать ее под себя.

«Ростех», впрочем, предлагает доработать ЕИС за свой счет и на отечественном программном обеспечении; по словам участника рынка, речь может идти даже о создании новой системы с нуля, но уже не на иностранном софте. Это же вполне логично предлагало и МЭР: зарубежное оборудование и программы, безусловно, несут определенные риски. Однако это вовсе не значит, что всю систему необходимо отдать на откуп именно «Ростеху» - доработать ЕИС готовы «Ланит», Cognitive Technologies, IT-интегратор IBS и «Крок».

И это несмотря на то, что в ЕИС (а до нее в сайт zakupki.gov.ru), по официальным данным, государство уже вложило примерно 3 млрд. рублей – крупнейшая государственная IT-система была запущена с 1 января 2016 года. С ней работают все заказчики, размещающие планы закупок, извещения о них, результаты конкурсов и заключенные контракты. Предполагалось, что все госзакупки перейдут в электронный вид с 1 октября 2016 года, а на настройку системы отводился срок до начала 2017-го. Но до сих пор многие жалуются на частые сбои ЕИС и на то, что половина функций не работает после обновлений.

Как полагает гендиректор Cognitive Technologies Андрей Черногоров, на создание новой системы «Ростеху» потребуется не менее 1 млрд. рублей и еще несколько лет работы; другие эксперты считают, что на новую ЕИС уйдет несколько миллиардов рублей. Как известно, Сергей Чемезов не умеет считать «мелкие» купюры и обычно мыслит чрезвычайно масштабно.

Но в МЭР не зря готовы отложить перевод системы в частные руки – ведомство упорно стремится запустить каталог собственными силами с помощью правительства Москвы. Причем даже тогда основа ЕИС может остаться у государства, а сервисы вынесут на периферию – по аналогии с биржами, где хранятся данные о торгах, но выгружаются для инвесторов агентствами Bloomberg, Reuters и так далее, говорят некоторые участники рынка.

Но «Ростех» не зря отличается настырностью и мощным лоббистским ресурсом – по словам партнера госкорпорации, они готовы привлечь инвестора, который сможет монетизировать проект и окупить вложения за счет рынка. К слову, похожая схема получения концессии с аргументами о национальной безопасности и необходимости собственной IT-системы использовалась «Ростехом» и для получения концессии на систему «Платон» (российская система взимания платы с грузовиков, имеющих разрешенную максимальную массу свыше 12 тонн, против введения которой резко выступали многие дальнобойщики страны), напоминает консультант ГЧП-проектов. Однако президент компании «Ланит» Георгий Генс считает: разработанная система «Платон» значительно проще ЕИС.

Кстати, в декабре прошлого года конкурс по «Платону» был отменен, и сейчас РТИТС, оператор «Платона», принадлежит сыну «короля госзаказов» Аркадия Ротенберга Игорю и фонду «РТ-инвест». Сергей Чемезов объяснил это привычно-патриотично: мол, иностранцам не должен достаться этот рынок. «Впервые в нашей стране система такого масштаба создана без единой лицензии иностранных производителей - все свое, отечественное. Глобальных претензий к ней нет, система работает, - заявил РБК глава «Ростеха». - В таком проекте нельзя было допустить возможности утечки из России очень чувствительной информации. Более того, мы навсегда были бы лишены возможности создать свой собственный продукт в транспортной телематике».

Учитывая, что рынок производства серверного оборудования и программного обеспечения высококонкурентный, и, по сути, многие компании имеют доступ к гостайне, его участники опасаются, что и на сей раз «Ростех» получит доступ к переработке ЕИС безо всякого конкурса. «У «Ростеха» своих рук и средств как таковых нет, «Ростех» их сейчас активно скупает по рынку, поэтому очевидно, что для этой работы «Ростех» будет привлекать какие-то рыночные ресурсы, но будет выступать для них проектным офисом, - говорит Андрей Черногоров. - С моей точки зрения, это просто часть стратегии корпорации на то, чтобы стать крупномасштабным автоматизатором государственных систем, это не самоцель, это просто один из элементов стратегии».

Ранее, напомним, глава «Ростеха» направил первому вице-премьеру Игорю Шувалову официальные предложения по вопросу повышения эффективности расходования казенных денег при проведении госзакупок. Сергей Чемезов заявил, что готов «создать компанию, которая осуществит в рамках ГЧП без использования бюджетных средств доработку и дальнейшую поддержку ЕИС» в сфере закупок – это якобы позволит оптимизировать госрасходы на закупочную деятельность на 1 трлн. рублей ежегодно. В госкорпорации не скрывают – взамен они намерены получить права на использование данных ЕИС в коммерческих целях и доход от продажи дополнительных информуслуг (основные предоставляются бесплатно по закону).

«Ростех» обещает запустить обновленную ЕИС за девять месяцев, а за два года вывести ее на проектную мощность. По данным источников «Коммерсанта», близких к госкорпорации, «дочка» «Ростеха» - компания РТ-ПТ может получить в капитале оператора 15%, а объем инвестиций оценивается «в миллиарды рублей и будет рассчитан и уточнен только после согласования технического задания». При этом Сергей Чемезов, как сообщается, просит Шувалова поручить определение порядка реализации своих предложений ФАС, а не курирующим сейчас ЕИС МЭР и Минфину. Однако, как сообщили журналистам в секретариате первого вице-премьера, предложения «Ростеха» все же будут рассмотрены после проработки всеми тремя ведомствами.

По всей видимости, нежелание Минэкономразвития передавать ЕИС в руки Чемезова основательно портит жизнь человеку, привыкшему выигрывать в процессах монополизации самых неожиданных отраслей. Как известно, в составе «Ростеха» более 700 организаций, из которых сформировано 15 холдинговых компаний. Девять из них — в оборонно-промышленном комплексе, шесть — в гражданских отраслях промышленности. Но всеядность Сергея Викторовича, похоже, поражает даже видавших виды олигархов – то он создает единый центр хранения и обработки данных для мобильных операторов, то вдруг перекидывается на фармацевтику, получая регалии единственного поставщика государству лекарств для лечения ВИЧ, туберкулеза и гепатитов.

А в нынешнем году большая часть госсредств (более 4 млрд. рублей), предназначенных на прививки от гриппа, ушла на закупку российских вакцин компании «Нацимбио», также входящей в «Ростех». В середине 2015 года компания была назначена правительством единственным поставщиком отечественных вакцин в рамках календаря профилактических прививок. Причем большую часть поставленных вакцин «дочка» госкорпорации сама и производит. Как пишет РБК, ссылаясь на данные «Нацимбио», маржа компании от роли единственного поставщика - 34 млн. рублей. Еще 2,5 млрд. рублей были потрачены на собственные «Совигрипп» и «Ультрикс», то есть так или иначе вернулись в структуры «Нацимбио».

Отличился Сергей Чемезов и так называемой «исследовательской деятельностью». Все помнят, как глава «Ростеха» пытался выдать китайские дешевые телефоны за «первый русский айфон», украинские вертолетные двигатели ВК-2500 за отечественные, а бесполезного «боевого робота» - за «не имеющий мировых аналогов уникальный продукт».
Стоит вспомнить, к чему привела и попытка топ-менеджеров «Ростеха» в 2008 году создать конкурента «Аэрофлоту» - альянс «Росавиа», в который влились активы авиакомпаний ГТК «Россия», «Оренбургские авиалинии», «Владивосток Авиа», «Сахалинские авиатрассы», «Кавминводыавиа» и «Саратовские авиалинии», а также обанкроченные остатки альянса AiRUnion («КрасЭйр», «Домодедовские авиалинии», «Самара» и «Дальавиа»). В итоге «мегаперевозчика» похоронили, даже не произведя на свет, а тысячи пассажиров на несколько дней «зависли» в аэропортах страны.

Многие эксперты и представители бизнеса неоднократно отмечали: включение «Ростеха» в подобные процессы – не что иное, как попытка создать искусственного посредника между производителями и государственными заказчиками, что, безусловно, приведет к нерациональному расходованию бюджетных средств и сокращению конкуренции.

«Любопытно, что предложение «Ростеха» совпадает с инициативой Минэкономики о передаче Единой информационной системы в концессию. Вопрос, видимо, проработан, - заявил «Веку» руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев. - Но в благотворительность «Ростеха» я не верю. Подача, что у государства появилась возможность сэкономить, потому что «Ростех» предлагает доработать ЕИС без привлечения бюджетных средств - это разговор в пользу бедных. Конечно, «Ростех» хочет на этом заработать. Но с учетом важности задачи сомневаюсь в том, что тут можно отделаться видимостью успеха, как с российским смартфоном. Провалить такой проект категорически нельзя».

«Ситуация с «Ростехом» и ЕИС имеет несколько сторон для обсуждения, - объяснил «Веку» директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников. - Первая, и, наверное, самая главная, - это признание того, что существующие процедуры государственного регулирования и организации мероприятий в рамках выполнения государственных функций на сегодня настолько переосложнены, что не дают возможности исполнять эти функции ни эффективно, ни, порой, вообще никак. Снимая с себя ответственность за конечный результат управления, государственные институты власти создали столько процедур оценки, согласования, конкурсного участия и утверждения, что ни в какие реальные сроки никакое оперативное регулирующее воздействие не провести. И никто за это не отвечает. Все в рамках установленных правил. Бюрократическая машина работает, шестеренки вертятся, масло чуть не вскипает – на выходе пар и свистки – колеса стоят на месте.

- Из этого состояния есть два выхода, - продолжает политолог. - Можно менять существующий механизм госуправления, добиваясь, чтобы чиновники отвечали за конечный результат, а не за гору исписанной бумаги. Можно выводить ряд функций из-под государственного управления, передавая их сторонним частным организациям. И передать так можно почти все. Вторая, не менее значимая, - это бизнес самого «Ростеха». Корпорация должна заниматься организацией отечественной промышленности в интересах развития государства, прежде всего. Нужно проводить реальное импортозамещение и локализацию, следить за выплатой зарплат рабочим на предприятиях, проводить модернизацию производств и т. д. Но это сложно и не всегда интересно. Что, на этом фронте все сделано безупречно? Нет, есть еще над чем работать! Но гораздо интереснее не постоянная рутина, а организация отдельных бизнес-процессов с осязаемой маржинальной прибылью».

Есть возможность поиграть на монополизме – нужно это сделать, говорит Солонников. «Есть возможность пустить через себя новые государственные заказы (пусть и непрофильные) – тоже обязательно. Есть возможность перевести под свое управление новые финансовые потоки, выведя их из государственного оборота, – опять же нужно переводить. Это - естественная логика капитализма. Подмять под себя все, до чего можно дотянуться, извлечь прибыль из всего, из чего получится. Для госкорпорации, правда, еще стоит вопрос организации потом точки снятия прибыли, но это решаемая техническая проблема», - отмечает эксперт.

По его словам, с ЕИС происходит та же история. «Конечно, эксплуатируя монопольно этот ресурс, можно извлекать не меньшую выгоду, чем от «Платона», - считает Солонников. - Да, организовать модернизацию ЕИС можно без бюджетного финансирования, а за счет кредита в банке, как это было с тем же «Платоном». Аналогия один в один. На имеющейся технологической платформе, на заемные деньги приглашенные менеджеры организуют процесс с большим финансовым оборотом. Ничего уникального. Все это как бы функции государства, но государство не справляется (или не хочет справляться) с ними самостоятельно. И вся цепочка вместе с прибылью передается в частное управление. И здесь главное быть первым. У «Ростеха» это получается.

Интересно, что в цепочке информации о государственных закупках много того, что составляет государственную тайну. Предполагается, что на данной уникальной информации «Ростех» будет еще и дополнительно зарабатывать. Чем больше частного управления здесь окажется, тем больше сторонних глаз будут иметь доступ к этой гостайне. Но это может быть прибыльным», - говорит политолог.

Что касается исполнения государственных функций, которые структуры государственного управления не хотят (или не могут) оперативно исполнять. И здесь, говорят наблюдатели, можно еще много чего довести до крайности. «Предположим, бюджет может готовить не Минфин, а специально созданное ГЧП с участием, предположим, ВШЭ. Оценку экономики поручить вместо Минэкономразвития Институту Гайдара, а банковское регулирование отдать от ЦБ в Комитет гражданских инициатив. Государственным институтам не нужно будет с большим трудом перемалывать государственные функции, будет экономия бюджета, а сторонние организации смогут даже на этом зарабатывать, пользуясь уникальной информацией, - делает выводы Дмитрий Солонников. - Далее, заседания Совета министров передать в частное управление какого-нибудь частного сервисного агентства, а функции представительства на них министерств и ведомств передать по доверенности в частные адвокатские бюро. Так можно параллельно проводить по несколько заседаний Кабинета министров в одно и тоже время с разной повесткой дня в разных бизнес-центрах. Оперативность принятия решений явно повысится, экономике страны хуже, может быть, и не станет, а у министров и других чиновников появится время для творчества и размышлениях о судьбах Родины».

Вероятно, мало кто удивится, если «Ростех» начнет перетягивать на себя и подобные функции. И, учитывая способности Сергея Викторовича, как бы профильные ведомства не переключили на его госкорпорацию самые непрофильные мегапроекты, опять выделив на это бюджетные деньги. Вот только заработают ли эти «новинки» «Ростеха» или станут очередной незаводящейся «Ладой Грантой»? И если заработают, то каким именно образом?! Скандалов с госзакупками в стране и без того хватает: то какому-нибудь губернатору подгонят за казенный счет очередной шедевр автомобильной мысли, то некая мэрия пустит госсредства на банкет вместо ремонта очередной дороги.