От отеля до аэропорта - где могли отравить Навального

Репортаж о том, что власти могли узнать об отравлении Алексея Навального, если бы захотели.
10.09.2020
Площадь перед аэропортом Томска, раннее утро — время, когда из города улетают сразу несколько рейсов в Москву. Почти три недели назад в один из таких самолетов сел оппозиционный политик Алексей Навальный, но вместо столицы России оказался в конечном счете в столице Германии — в коме и, по версии немецких властей, с симптомами отравления боевым нервно-паралитическим веществом класса «Новичок»  .

«Навальный в мою смену улетал. Но мы его не видели: писали протоколы на нарушителей, которые курили у входа», — рассказывает корреспонденту «Проекта» полицейский местного линейного отдела.

Сам он курит, но в специально отведенном месте, стянув медицинскую маску на подбородок. Доследственной проверкой того, что случилось с Навальным, занимаются его коллеги по томской транспортной полиции. «Сейчас бумажки собирают, запросы шлют — экипажу вопросы, чем кормили, чем не кормили», — рассказывает он об их работе.

Один из создателей «Новичка» Владимир Углев в беседе с «Проектом» предполагает, что, судя по имеющимся данным, яд мог попасть в организм Навального за несколько часов до вылета. «Проект» предлагает посмотреть, где, когда и как могло произойти отравление — и нужно ли для разгадки этого преступления «собирать бумажки».

Кто такой Углев

73-летний россиянин Владимир Углев в советское время работал в филиале Института органической химии и технологии в Саратовской области. Это НИИ и персонально Углев занимались именно разработкой нового типа боевых нервно-паралитических веществ класса «Новичок». Стал широко известен после отравления Сергея и Юлии Скрипаль, активно комментируя в СМИ возможности и последствия применения «Новичка».

Где был Навальный накануне отравления

Навальный вместе с несколькими соратниками прибыл в Томск из Новосибирска вечером 17 августа — в рамках поездки по городами, где 13 сентября пройдут местные выборы. В Томске он должен был снимать фильм-расследование о местных единороссах.

Навальный и еще несколько сотрудников ФБК поселились в отеле Xander — одной из немногих четырехзвездочных гостиниц Томска. Пятизвездочных здесь попросту нет. А для съемок фильма на несколько суток была арендована квартира.

Кто владеет отелем Xander

Основной собственник отеля — 43-летний томский предприниматель Александр Важенин. Собственно, само название «Xander» можно понять как производное от его имени. Его семье также принадлежит расположенный неподалеку «Гоголь-отель» — также четырехзвездочный. Кроме того, одно время Важенин имел отношение к небольшой загородной базе отдыха с игривым названием «Ширли-мырли».

Важенин начинал с мебельного бизнеса, потом переключился на девелоперство. Xander заработал в 2017 году. «Проект» передал ему просьбу о комментарии через партнера, но он не захотел общаться.

В предпоследний день в Томске — 19 августа — Навальный работал над фильмом, а вечером приехал в штаб ФБК на встречу с волонтерами. После этого Навальный захотел искупаться в реке Томи, объяснив это традицией окунаться в местные водоемы везде, где бывает. ФБК в Томске помогал местный юрист и бывший следователь Следственного комитета Антон Тимофеев — в частности, он возил часть съемочной группы. Он и предложил Навальному искупаться не в черте города, а в селе Кафтанчиково чуть южнее, примерно в двадцати минутах езды от Томска.

«Я живу здесь [в Кафтанчиково], берег знаю, знаю, что вода чище — выше по реке», — объясняет сам Тимофеев.

В Кафтанчиково гости из Москвы прибыли около 10 вечера на двух машинах: за рулем одной был Тимофеев, другой — координатор штаба Навального в Томске Ксения Фадеева.

Навальный провел в воде около десяти минут, доплыл до середины реки, похвалил местную природу и уехал обратно в Томск на машине Фадеевой. Самолет политика вылетал в 7.55 следующего утра. У местного штаба ФБК было еще много работы по фильму, поэтому было решено, что Навальный с коллегами поедут в аэропорт самостоятельно  .

Как Навального могли отравить в отеле

В Xander сотрудники ФБК с момента заселения жили в одних и тех же номерах, не меняясь ими. Во всяком случае, из Кафтанчиково Навальный вернулся в тот же номер, где ночевал накануне и где лежали его вещи. Скорее всего, это был номер 239 на втором этаже.

239-й — стандартный номер с широкой кроватью, столиком и креслом. Конструкция Xander такова, что все номера находятся в одном длинном коридоре, который насквозь просматривается камерами. Все, что происходит у номера Навального, видно сразу с двух камер — в середине коридора и у пожарного выхода.

С Навальным в Москву должны были лететь пресс-секретарь Кира Ярмыш и помощник Илья Пахомов. Чтобы успеть на самолет, они договорились встретиться в лобби отеля в шесть утра. Поесть у них бы не получилось даже при желании: в Xander завтрак начинается в семь часов.

Навальный вышел из номера и по лестнице спустился с чемоданом вниз: лифта в Xander нет. Ярмыш не видела, как Навальный выходил из номера. В любом случае, сама дверь не закрывается: чтобы ее захлопнуть, нужно взяться за наружную ручку и потянуть дверь на себя.

Когда все собрались, Пахомов вызвал такси через приложение «Яндекса». Навальный сел на переднее сидение  .

«Проект» рассказал токсикологу Углеву эту часть утреннего маршрута Навального. Ученый видит только один вероятный способ отравления на этой части пути: отравитель в отсутствие Навального мог нанести яд внутри чемодана с вещами — например, на нижнее белье. «По времени и по динамике [вероятнее всего], что Навальный встал около шести утра, принял душ, распарил тело, надел зараженные трусы, и уже в самолете начались серьезные признаки отравления», — говорит он.

Где сейчас личные вещи Навального? Уже в Омске российские силовики пытались осмотреть их, но жена политика Юлия Навальная не дала им этого сделать. На вопрос «Проекта», где сейчас эти вещи — в Германии или в России, Ярмыш не ответила.

Версию с обмазанной ядом ручкой двери Углев считает маловероятной, хотя в случае с бывшим полковником ГРУ Сергеем Скрипалем именно она стала источником заражения. Если бы после этого он не помыл руки, то симптоматика развивалась бы быстрее, к тому же Навальный мог бы быть более заразен для окружающих — многие люди узнавали политика на улице и в толпе, они могли жать ему руку, что повысило бы вероятность случайных жертв. Даже в Солсбери, помимо Скрипаля и его дочери, медицинская помощь потребовалась еще 46 людям.

Использование такси для отравления Углев считает невозможным: неизвестно, куда сядет жертва, и есть риск попадания яда на водителя.

Где Навального могли отравить в аэропорту

Утром от отеля до аэропорта Томска — около получаса езды. Аэропорт в это время полон пассажиров: с интервалом около 20 минут в Москву улетают сразу три рейса. При этом пропускная способность небольшого двухэтажного аэровокзала — 600 человек в час.

Корреспонденты «Проекта» зашли в аэропорт около 6.40, когда, скорее всего, и Навальный с соратниками. Уже в это время на входе в аэропорт, перед досмотровой зоной, образуется очередь из желающих улететь в столицу. Тесновато и дальше: у стоек регистрации, очередь к которым тянется через весь узкий холл аэропорта, в зоне предполетного досмотра и дальше при выходе на посадку: чтобы сесть в перронный автобус, нужно отстоять в новой очереди — на лестнице.

Навальный в аэропорту чувствовал себя хорошо, смеялся и шутил, хотя и выглядел невыспавшимся. Политика узнавали, его присутствие в аэропорту обсуждали, но к нему мало кто подходил, вспоминает один из пассажиров того самолета по имени Петр. По его оценке, с политиком фотографировалась «пара-тройка» человек.

В соцсетях есть как минимум три фотографии, которые пассажиры сделали с Навальным: на лестнице, ведущей к автобусам, в самом автобусе и на борту. Ярмыш сказала «Проекту», что не помнит, чтобы с Навальным снимались в здании аэропорта. «Но, зная как обычно с ним фотографируются, скорее всего я просто забыла», — добавила она.

На всем пути от входа в аэропорт до посадочной зоны (включая лестницу к автобусам) установлены камеры видеонаблюдения, убедились корреспонденты «Проекта». А кое-где администрация аэропорта даже предупреждает об этом пассажиров табличкой: «Внимание, ведется видеонаблюдение».

Углев допускает, что отравитель мог быть в толпе и подойти к Навальному, чтобы сфотографироваться, но считает это маловероятным. «В такой толпе всегда можно нанести вред кому-то другому. Или самому себе, если толкнут», — говорит он, отмечая, что есть два варианта, как отравить «Новичком» в таком случае — незаметно уколоть или нанести его на кожу или футболку. Однако тогда Навальному стало бы плохо не вскоре после взлета, а уже на подлете к Москве. Процессы отравления ускорились бы только в том случае, если был он взялся за пораженный участок кожи или одежды, а потом почесал бы глаз или прикоснулся к губам, добавляет Углев.

Могли ли Навального отравить в кафе

В начале седьмого утра 20 августа Навальный и его спутники зашли в зону ожидания вылета. Как и везде в томском аэропорту, здесь тесно в самые загруженные часы. Скоротать время можно за разглядыванием товаров в сувенирных лавках или в единственном заведении — «Венской кофейне».

Несмотря на большое число посетителей во время вылета сразу нескольких рейсов, принимает заказы и готовит напитки одна и та же официантка. 20 августа, когда летел Навальный, работала официантка по имени Ирина. Она не новенькая и давно в «Венской кофейне»  .

Чтобы успеть обслужить клиентов, действует следующая система: приняв заказ даже на один кофе, официантка выдает бумажный номерок и потом, через какое-то время, приносит напитки. Судя по рассказу Ярмыш в эфире «Навальный.Live», именно так и получилось в тот день: сотрудники ФБК заказали кофе и чай и сели за столик слева от входа в зону ожидания вылета. Здесь позже Навального сфотографировал москвич Александр Решетников, летевший тем же рейсом.

Чай и кофе принесла именно официантка. При этом готовят напитки тут же, за барной стойкой, у всех на виду, заметили корреспонденты «Проекта». В кафе есть и закрытая кухня, откуда приносят еду и часть напитков — например, коктейли. Где именно готовили чай и кофе для Навального, узнать не удалось: директор и собственник «Венской кофейни» Петр Филоненко не ответил ни на звонки, ни на сообщения. Кофейню после истории с Навальным закрыли на неделю, но потом открыли вновь.

В первый день после отравления Life опубликовал две записи с камер рядом с кофейней. Новости вышли с периодичностью в несколько часов. На первом видно, как к столику в «Венской кофейне» подходит Пахомов и что-то приносит, на основании чего издание сделало вывод, что именно он и принес чай (по словам Ярмыш, он поставил на стол воду). На другом видео, сделанном чуть позже, подходит официантка и ставит перед Пахомовым и Навальным два стаканчика, что подтверждает версию, что именно сотрудница «Венской кофейни» принесла горячие напитки.

Впрочем, Углев крайне скептичен к тому, что яд мог проникнуть в организм через чай: при поступлении «Новичка» пероральным способом хватит одной десятой капли, чтобы через несколько минут у человека начались судороги, говорит он.

Что происходило в самолете

Около 7.30 началась посадка в самолет, а к 7.50 самолет был полон и готов ко взлету. На том «Боинге» летели 176 человек  . Навальный с соратниками ехал во втором автобусе и зашел на борт одним из последних, вспоминает пассажир по имени Петр. Политик занял место 10e, у окна села Ярмыш, у прохода — Пахомов  .

Всего «Проект» поговорил с более чем 20 пассажирами этого рейса.

Около восьми самолет взлетел, а в десять — аварийно сел в Омске. Что произошло в этом промежутке? Примерно через пять минут после взлета Навальный покрылся испариной и попросил у Ярмыш салфетку, затем пошел в туалет, где, по словам пассажира Романа Шутова, находился «очень долго». До своего места он так и не добрался — потерял сознание и остался лежать на кухне в хвостовой части. В девять по громкой связи бортпроводники спросили, нет ли в самолете врача. Оставшийся час до Омска они, вместе с летевшей этим же рейсом медсестрой, пытались оказать Навальному помощь. «Было слышно, как его просили не закрывать глаза и дышать», — вспоминает Шутов.

«Проект» опросил восьмерых пассажиров того рейса, в том числе сидевших поблизости от места Навального, не испытывал ли кто-то на борту проблемы с самочувствием. Все утверждают, что политик был единственным.

Токсиколог Углев не удивлен этому. По его оценке, Навальный получил примерно 20% от смертельной дозы. Чтобы установить, попал ли другим пассажирам «Новичок», им нужно сдать кровь: доза, которую они могли получить, могла быть минимальной и не вызвала отравления, но могла отразиться на самочувствии. Однако чем больше времени проходит, тем меньше шансов, что остатки яда будут обнаружены  .

Однако анализы никто брать не стал. В Москве, по прибытии самолета, на борт поднялись два или три полицейских и попросили остаться пассажиров трех рядов — позади, спереди и сбоку от ряда, где сидел Навальный. Они как свидетели дали письменные объяснения и «разъехались по своим делами», рассказал «Проекту» петербуржец Андрей Половинченко, сидевший прямо за Навальным.

«Проекту» известно только о двух случаях, когда полицейские связались с кем-то из пассажиров уже после рейса.

Первый — житель Казани Илья Агеев. Именно он фотографировался с Навальным в зоне выхода к автобусу и впоследствии давал многочисленные комментарии СМИ. Когда он был в Красноярске 1 сентября, ему позвонили оперуполномоченные местной полиции, вероятно, отследив его перемещения через базу «Розыск-Магистраль». Письменные объяснения о том, что он видел на борту 20 августа, он давал, сидя в машине.

Второй — это москвич Александр Решетников, сидевший за Навальным. Ему, по его словам, полицейские позвонили на следующий день и попросили прислать фотографию политика, которую тот сделал в кофейне.

Отсутствие интереса к свидетельствам пассажиров — не единственный пример того, насколько неспешно идет поиск возможных отравителей.

Как силовики не спешат искать исполнителей

Вскоре после того, как стало известно об аварийной посадке «Боинга» в Омске, Антон Тимофеев, возивший накануне Навального в Кафтанчиково, поехал к отелю Xander, где оставались жить несколько сотрудников ФБК (часть коллектива ФБК продолжала работу в Томске над фильмом-расследованием). Первыми представителями правоохранительных органов, которые прибыли в потенциально зараженное место, были бойцы Росгвардии с вопросом «А чего тут у вас произошло?» — рассказывает он. Чуть позже к отелю подтянулся дежурный следователь из районного отдела полиции.

Самого Тимофеева опрашивали дважды спустя несколько дней, причем сначала к нему пришла участковая, которая обслуживает несколько деревень Томского района. «Она сама была удивлена, что отравлением занимается она», — вспоминает Тимофеев. После нее с уточнениями прибыл оперуполномоченный транспортной полиции Томска. Поговорить с Тимофеевым хотели также сотрудники районных отделов полиции Томска, которые, по его словам, говорили, что у их коллег есть его показания, а у них — нет. «Я предложил им обратиться к коллегам», — говорит он.

Машину, на которой он возил Навального, никто не осматривал, необходимых смывов, которые могут показать, например, что политик был отравлен еще накануне вечером, никто не делал.

Не проводили силовики и осмотра машины Ксении Фадеевой, которая отвезла Навального от Кафтанчиково до отеля Xander. Ей позвонили 1 сентября — спустя 11 дней после отравления Навального — и спросили, на какой машине она ездила с политиком. При этом до этого она уже была на беседе в транспортной полиции (25 августа, 5 дней спустя отравления), где молодая девушка с погонами лейтенанта спрашивала ее, что ели и пили во время приезда Навального, и все ли ели одно и то же.

Практически весь путь Навального в то утро должны были зафиксировать камеры: они есть и возле его номера, и возле отеля, и, естественно, в аэропорту, причем ровно в тех зонах, где возможный тактильный контакт политика с третьими лицами особенно вероятен. Мы не можем утверждать, что силовики их отсматривали.

Полицейский из линейного отдела томского аэропорта, с которым неофициально поговорил корреспондент «Проекта», утверждает, что записи с камер аэровокзала отсматривались в рамках доследственной проверки. В Управлении МВД на транспорте по Сибирскому федеральному округу не ответили, есть ли в материалах доследственной проверки записи с камер из тех мест, где Навальный бывал в то утро.

В съемную квартиру, где шли съемки фильма, полицейские пришли примерно через неделю после отравления  . Сделали смывы, изъяли сыпучие вещества — специи, сахар, соль, соду, осмотрели посуду и туалет. При том, что квартира после 20 августа не изымалась из оборота — после ФБК туда заселились гости. «Мы им сказали, что проверять так поздно уже бессмысленно, на что они ответили: „Положено“», — вспоминает менеджер, занимающаяся арендой этой квартиры.

Отель Xander не закрывался и был полон постояльцев. Несколько дней был закрыт номер, где жил Навальный, но сейчас и он сдается. Заместитель управляющего Татьяна Литвинова, которой корреспондент «Проекта» позвонил под видом потенциального гостя, рассказала, что правоохранительные органы ничего опасного не нашли, люди в костюмах химзащиты не приезжали.

Официально в отеле вопросов о Навальном избегают. «Мы не рассказываем информации о постояльцах, это запрещено», — сказала та же Литвинова, когда корреспондент «Проекта» позвонил ей как журналист.

20 августа — в день отравления — Роспотребнадзор по Томской области инициировал проверку в номере 239, который, скорее всего, занимал Навальный. Однако ее цель — не поиск ядовитых веществ, а оценка того, соблюдаются ли «санитарные нормы при хранении продуктов в мини-баре», следует из единого реестра проверок. Проверять мини-бар в одном отдельном взятом номере планируется почти месяц. Отдельно указано, что риск возможных последствий — «умеренный». Это одна из самых низких категорий в государственной классификации, что вполне соответствует общему отношению властей к отравлению Навального: пока не будет доказано наличие ядовитых веществ в его организме, не будет ни уголовного дела, ни полноценного расследования.