От кого хотел улететь Олег Митволь

«Закопает» ли Олег Митволь Александра Усса.
Взяли бывшего чиновника во Внукове при попытке вылететь то ли в Турцию, то ли в Дубай. А примечательно то, что задержание производили контрразведчики из Красноярска. Туда же Митволя и увезли допрашивать. Понятно, куда тянется ниточка? Не к красноярскому ли губернатору Александру Уссу?

Три года назад Митволь, будучи в ранге председателя совета директоров компании «КрасноярскТИСИЗ», заключил договор с красноярским же КГКУ «Краевое транспортное управление» о корректировке проектно-сметной документации на строительство красноярского метрополитена. Корректировка обошлась местному бюджету в 975 млн рублей. Строительство метрополитена с той поры так и не возобновилось (а застопорилось оно более 10 лет назад, на момент появления нескольких котлованов и тоннелей). Да и скорректированного плана строительства, похоже, никто не видел в глаза. Возбудили уголовное дело о хищении тех самых 975 миллионов. Кстати, поговаривают, что во время неожиданного для Митволя задержания из его рук выпал смартфон с открытым мобильным банком – по слухам, денег вполне достаточно, чтобы покрыть все издержки. И самое главное – как подтвердил депутат Госдумы Александр Хинштейн, Митволь заключил досудебную сделку со следствием. «Признал свою вину и намерен изобличить других людей, причастных к совершению преступ­лений».

Уж не о краевом ли транспортном управлении, подконтрольном губернатору Уссу, идёт речь? Или – бери выше – о самом губернаторе Уссе? Как там Высоцкий пел: «Стал метро рыть отец Витькин с Генкой, мы спросили: зачем? Он в ответ: мол, коридоры кончаются стенкой, а тоннели – выводят на свет». Как знать, куда эти тёмные тоннели заведут Митволя с Уссом?

Призрак красноярского метро

Красноярское метро – пример того, как на протяжении десятилетий можно закапывать в землю миллиарды бюджетных денег, не неся при этом никакого наказания и даже не пытаясь на самом деле решить транспортную проблему столицы Западной Сибири. В генплане Красноярска метро появилось ещё в 70-х годах прошлого века. В 1983-м строительство одобрило Политбюро ЦК КПСС, с 1984 по 1989 год были разработаны и одобрены все нужные в таких случаях документы, и началось строительство 12 станций. А в 1991 году оно было приостановлено – по понятным причинам позднесоветской разрухи и всеобщего бардака. Возобновилось строительство в 1993-м. Точнее, возобновилась суета, сопровождавшаяся попрошайничеством и воровством, а первый ковш земли зачерпнули в октябре 1995-го. Далее работы то сворачивались, то возобновлялись, из Сингапура привезли тоннелепроходческий комплекс, выделялись сотни миллионов рублей и тут же куда-то исчезали, при этом пройдено оказалось всего 250 метров грунта. Или 420 метров – точно установить, похоже, это не удалось. И вновь – выполнение внеочередных проектных работ, громкие доклады в Москву и новые просьбы – дайте, дайте, дайте! Короче говоря, в 2011 году решено было приостановить всё строительство – до этого приостанавливали по очереди строительство каждой из 12 станций. Посчитали – прослезились: на завершение строительства требовалось 3 млрд рублей. А их не было. Тем не менее в 2012-м строительство расконсервировали. Опять. Губернаторы Кузнецов и Толоконский то находили деньги, то они вновь исчезали, строительство снова то замораживалось, то размораживалось, но метро как не было, так и нет. На бумаге некие постройки присутствовали, но посмотреть их, заглянув под землю, не представлялось возможным. Говорили – может, засыпать? Или – можно засыпаться? Но Кузнецова с Толоконским, что называется, пронесло. Не засыпало, не засыпались.

Настал 2018 год. К 30-летнему юбилею начала строительства президент России распорядился либо достроить злополучную подземку, либо – одно из двух. И губернатор Усс взял под козырёк. В апреле 2019-го он клятвенно заверил президента, что строительство будет завершено к лету 2020-го – точнее, к этому моменту хоть что-то совершенно точно будет построено. Тогда же в местном законопроекте «О развитии метрополитена в Красноярске» было зафиксировано: начало строительства – 2019-й, окончание – 2023-й. Тут-то и случился тот самый злополучный конкурс на поиск подрядчика для выполнения работ по корректировке проектно-сметной документации по первой линии метрополитена. Из краевого бюджета дали 5 млн и ещё 990 млн – из федеральной казны. Заказчиком, как мы уже знаем, выступило КГКУ «Краевое транспортное управление», исполнителем – «КрасноярскТИСИЗ»­ Митволя.­

Кто обманывал президента?

Работы Митволь обязался закончить до 20 декабря 2019 года. За день до этого срока президент Владимир Путин на пресс-конференции, отвечая на вопрос о возможности строительства второй ветки метрополитена в Екатеринбурге, ответил: вначале построим первую в Красноярске. Что было дальше, вы, наверное, уже и так догадались. В установленный срок окончания работ Митволь всех пуб­лично заверил, что документация уже готова и её начали сдавать в Главгосэкспертизу. Экспертиза займёт то ли два месяца, то ли три. Но тут такое дело – поскольку в ходе перепланировки и изменений в застройке города требовалась небольшая корректировка касательно глубины залегания станций, решено было не рыть их на глубине 65–89 метров, а строить открытым способом на глубине 30 метров. А значит, снова нужна экспертиза. И снова нужно немного обождать. Короче говоря, в августе 2020-го Митволь всех заверил, что строительство «начнётся не раньше конца 2021 года». А Путин в своём послании Федеральному собранию 21 апреля 2021 года заверил, что помнит о красноярском метро. Ну и последнее на момент принятия решения о возбуждении уголовного дела, по которому «запустили» Митволя: в июле 2021 года зампред правительства Марат Хуснуллин обмолвился, что «метро в Красноярске должно поехать не позже 2025 года, но его реально запустить уже в 2024 году при слаженной работе». Беда-печаль. А дальше за метро взялось уже красноярское УФСБ. Тоже долговато процесс шёл, видимо, там иначе никак. А в итоге Митволь оказался в КПЗ – вместо Турций с Дубаем.

И вот тут-то и выяснилось, что с документацией всё обстояло более-менее. Документы проходили экспертизу в установленном порядке, а то, что постоянно менялись вводные (о глубине залегания тоннелей, 4-вагонных составах с автоматическим управлением или каких-то других и т.п.), – это якобы была инициатива, шедшая от руководства области. Пока в показаниях так и значится – «от руководства области», непонятно, от кого персонально. Хотя едва ли губернатор мог быть не в курсе происходящего, так ведь? А то получается, как с лесными пожарами – каждый год под Красноярском горит тайга, а каждый год для Усса это сюрприз.

Что это за дяденька и как его зовут?

Вопросов на самом деле куда больше, чем пока было озвучено. Понятно, кто занимался корректировкой документации – Митволь. А кто непосредственно ведал строительством? Нет, не краевое транспортное управление, был некий частник. Который и должен был получить контракт на строительство. Но кто он, как его фамилия? И получил ли он контракт? Пока этого нам не говорят и вновь намекают, что-де губернатор не мог быть не в курсе. Еще, если верить сообщениям в Telegram, из показаний Митволя: договор на подготовку проектной документации для первой линии метро его структура якобы заключила с московским ООО «Консалтинговый центр «Бизнес-информ-анализ» Дмитрия Бушуева. За это центру должны были перечислить 431 млн рублей (якобы из администрации Красноярского края) – но не перечислили. И Бушуеву пришлось взыскивать через суд деньги за уже выполненную работу. Но это ещё что – в суд пришлось обращаться и компании самого Митволя, которой КГКУ якобы недоплатило порядка 230 млн рублей! Недоимок у Митволя на самом деле куда больше, и структуры, которые ему задолжали, по его словам, так или иначе «завязаны» на красноярского губернатора. Называют пока никому ни о чём не говорящие фамилии – Мандров, Вознесенская. Но подразумевается при этом, пожалуй, всё-таки Усс?

– С Олегом Митволем нас связывают многолетние товарищеские отношения. Не хочется верить в фабулу обвинения (фальсификация проектной документации на строительство Красноярского метро), но и не верить невозможно. Олег сам заключил сделку с правосудием, это означает, что он признаёт свою вину и намерен изобличить других людей, причастных к совершению преступлений. При таких обстоятельствах считаю решение Митволя единственно правильным: снять грех с души, чистосердечно во всём признаться и начать активно сотрудничать со следствием.
«Яндекс» размножают делением
«Яндекс» подтвердил планы по разделу активов. Нидерландская материнская компания «Яндекса» — Yandex N.V. сообщила, что ее совет директоров предварительно намерен внести изменения в структуру собственности и корпоративного управления.
Хакеры могут взломать любого, Microsoft Office им в помощь
Всего 45 минут требуется злоумышленникам, чтобы через известную брешь ворваться в киберпространство любой компании и далее реализовывать черный сценарий — от хищения денег до блокировки деятельности предприятия.
«Билайн» перестанет жить на яркой стороне
Новые владельцы актива могут перепродать компанию дороже, но прибылью придется делиться с Veon.
Nissan подъехал к Мантурову
«АвтоВАЗ» обеспечит поставку запчастей и комплектующих, гарантийное обслуживание автомобилей компании, уже проданных в России.
Что посеет и пожнет Киев на зерновой сделке
Владелец «Уралхима» Дмитрий Мазепин стремится «решить вопрос» с поставками аммиака из Тольятти в Одессу.
Узбекистан просит за Усманова
Сможет ли основатель USM Holdings Алишер Усманов добиться отмены санкций.
Финансист Тимур Турлов меняет подданство
Как брокер-миллиардер Тимур Турлов переехал из Лобни в Алматы.
Гендиректора Redmond закоротило
Совладелец группы пытается оспорить свое отстранение от управления компанией.
Суд отфутболил вдову и детей от наследства миллиардера Бурлакова
За наследство умершего бизнесмена, в том числе яхту Black Pearl, боролись его вдова и дети, а также сестра предпринимателя и ее муж. Суд в Москве встал на сторону последних. Forbes оценивал состояние Олега Бурлакова в 2,7 миллиарда долларов.
Медведев - в Кейптаун, Мантуров - в Дубай
Куда летают российские чиновники при закрытых границах.
Андрей Гурьев отъелся на удобрениях
Компания «ФосАгро» выплатила своему основному бенефициару 48,4 миллиардов рублей дивидендов.
Собственные "шахты смерти" мало беспокоят Струкова
«Южуралзолото» ответило на иск в 162 миллиона заявлением о фальсификации. Работы на шахте «Центральная» снова привели бизнес Струкова в суд.
Британская Lush смылилась из России
После ухода из России косметической марки Lush ее бывший локальный партнер планирует запустить новую сеть. Магазины под брендом Oomph займут точки британского ретейлера, включая флагманский магазин на Тверской улице.
Иван Юзефович распашет «АФГ Националь»
Патнер миллиардера Махмудова планирует приобрести производства группы в Нижегородской области.
ФНС обувает Ralf Ringer
Налоговики хотят взыскать с компании 1,5 миллиарда рублей. Это может привести к банкротству компании, предупреждают юристы.
Что вылавливают сети «Рыбаря»
Как работает крупнейший анонимный провоенный телеграм-канал с миллионной аудиторией.
Маркировка Галицкого работает на офшоры
"Маркировочная дань", собираемая с россиян, пойдёт не только в казну государства. Часть средств через структуры олигархов может уйти в офшоры, на укрепление "недружественных экономик".
Греф сплавил Okko кому надо
Онлайн-кинотеатр перешел в собственность бывшего подчиненного Сбера Сергея Шишкина. Под зонтиком "Сбербанка" и его нужд глава госбанка продолжает "раздавать" активы "своим людям".
Никита Гордеев подлетел к коровам на "Самолете"
Лишившись властных полномочий, семья экс-губернатора Алексея Гордеева вместе с сыном продолжает бизнес не без помощи главы Подмосковья Андрея Воробьева.
Крутые яйца Наума Бабаева
Как структура Наума Бабаева с помощью губернатора Моора, пытается представить главе государства сомнительный проект. Открытие нового племенного репродуктора Наума Бабаева может закончиться "пшиком", а кредитные деньги - "улететь" в тёплые страны.