Ошибка резидента ОЭЗ: «Интерскол-Алабуга» задолжал 4 миллиарда

«Интерскол-Алабуга» признана несостоятельной.
05.09.2019
Предприятие по изготовлению электроинструментов «Интерскол-Алабуга», резидент особой экономической зоны «Алабуга», признано банкротом. Реестр его кредиторов превышает 4 млрд руб. Днями ранее несостоятельной была признана материнская компания «Интерскол». Конкурсный управляющий последней уверяет, что инвесторы, заинтересованные в ее сохранении, имеются.

Арбитражный суд Татарстана признал АО «Интерскол-Алабуга» банкротом. Заявление о признании резидента особой экономической зоны «Алабуга» несостоятельным в августе 2018 года поступило от ПАО «Сбербанк России» с суммой требований 1,18 млрд руб.

АО «Интерскол-Алабуга» — дочерняя компания подмосковного АО «Интерскол», некогда одного из крупнейших в России производителей электроинструментов, имеющего, помимо татарстанского предприятия, площадки в подмосковном Быково, во Владимире, а также два совместных с китайскими партнерами предприятия в Дзинхуа и Шанхае.

Завод «Интерскол-Алабуга» был запущен в ОЭЗ «Алабуга» в октябре 2014 года. Строительство первой очереди предприятия с годовой мощностью 2 млн единиц обошлось в 1,5 млрд руб. Из этой суммы более 1 млрд руб. были привлечены в иностранной валюте у Банка Москвы (вошел в состав ВТБ). В 2015 году на проект по расширению производства стоимостью 962 млн руб. «Интерскол-Алабуга» получила 500 млн руб. под 5% годовых у Фонда развития промышленности. Предполагалось, что после завершения строительства всех трех очередей предприятие выйдет на производство 5 млн единиц продукции в год и займет треть российского рынка электроинструмента. Лицом бренда является депутат Госдумы РФ Николай Валуев.

В декабре 2014 года предприятие посещал президент Татарстана Рустам Минниханов. По информации компании, ознакомившись с производством, он выразил мнение, что «именно таким должен быть российский завод будущего».

Однако затем у «Интерскол-Алабуга» стали возникать финансовые трудности вслед за проблемами материнской компании, которая не могла обслуживать кредиты из-за девальвации рубля: ее валютные обязательства возросли до 6 млрд руб.

По информации «Интерскола», компания сократила поставки продукции на реализацию в мае 2018 года. Летом она выпустила официальное заявление, в котором упомянула о влиянии на бизнес санкций, попытках «давления и занижения стоимости активов компании определенными заинтересованными лицами» и сослалась на недостаток оборотного капитала, отметив, что ситуация с поставками в июне улучшилась.

К августу 2018 года «Интерскол-Алабуга» сократило персонал с 700 до 136 человек, объемы выпуска изделий упали с 50 тыс. до 2 тыс. единиц в месяц.

Требования Сбербанка к «Интерскол-Алабуге» связаны с тем, что предприятие выступило поручителем по кредиту материнской компании. Чуть раньше «Сбербанк» подал аналогичное заявление в Арбитражный суд Московской области о банкротстве самого АО «Интерскол», в отношении которого 19 августа 2019 года было открыто конкурсное производство.

Сбербанк уступил права требования долга своей «СБК Геофизика». Всего к настоящему времени реестр требований кредиторов «Интерскол-Алабуги» превышает 4 млрд руб. В том числе 2,4 млрд руб. приходятся на обязательства перед ВТБ, 505,7 млн руб. — Фонд развития промышленности. Претензии «Интерскол-Алабуге» на сумму 583,1 млн руб. предъявляет также китайская компания «Шанхай Импорт энд Экспорт Ко. ЛТД»: 250,2 млн руб. — сумма основной задолженности и 332,8 млн руб. — сумма неустойки. Основанием для требований стал договор, заключенный 25 марта 2013 года. Арбитражный суд Татарстана заявление компании пока не рассмотрел.

В ОЭЗ «Алабуга» говорят, что прекращение производства на «Интерскол-Алабуга» не окажет существенного влияния на работу особой экономической зоны. На предприятие приходится менее 3% всего объема выручки «Алабуги», составившей в 2018 году 93,1 млрд руб., рассказали “Ъ” в дирекции особой экономической зоны, где сейчас работает 31 компания.

Конкурсный управляющий АО «Интерскол» Артем Евсеев сообщил “Ъ”, что на компанию претендуют несколько инвесторов. «Интересанты есть»,— сказал он, но не стал называть имен. «Генеральная концепция, помимо удовлетворения интересов кредиторов,— оставить компанию на рынке»,— заключил господин Евсеев.