Один из братьев Магомедовых отказался от родственных связей перед лицом закона

Совладелец группы «Сумма» Магомед Магомедов считает неправильным обвинение в свой адрес в участии в организованном преступном сообществе. По его словам, он практически не общался с братом Зиявудином Магомедовым с 2014 года.
17.04.2018
Бывший член Совета Федерации Магомед Магомедов заявил, что не общается с братом, Зиявудином Магомедовым, с конца 2014 года. Братья не поддерживают связь «ни по телефону, ни по переписке», заявил экс-сенатор в ходе слушаний в Московском городском суде, где рассматривалась жалоба на арест фигурантов уголовного дела о хищениях в группе «Сумма» Зиявудина Магомедова, передает корреспондент РБК. Но за несколько недель до задержания Зиявудин предупредил брата об интересе правоохранительных органов к «Сумме», впрочем, Магомед Магомедов об этом уже знал.

«Мне приписывается ключевая роль в иерархии некоего организованного преступного сообщества вместе с моим родным братом. Хочу сказать нечто, что немногие знают, но порядка 30–40 человек могут подтвердить: с конца 2014 года я, к сожалению, вообще не общался с братом. Ни по телефону, ни по переписке, никак. Единственный период, когда мы встречались, — было четыре-пять встреч в середине 2016 года, когда мы конкретизировали мой выход из строительного блока «Суммы», — рассказал подозреваемый.

«Мой родственник — достаточно успешный бизнесмен, но у него был один жутко неудачный бизнес — тот самый строительный блок. Мы с ним расстались не потому, что он что-то оттуда выводил, а потому, что мне не нравились пути выхода из проблем, которые он выбрал. Его политика была ошибочна, а ошибки иногда бывают хуже преступлений. Он постоянно вбрасывал туда деньги. Я же считал, что эту тему надо закрывать и продавать эти компании либо сливаться с кем-то», — рассказал Магомедов.

В следующий раз братья встретились только в марте 2018-го в офисе «Транснефти», рассказал Магомедов: «У нас остался один общий актив — Новороссийский морской торговый порт. Мы там оба акционеры. Его приняли решение продать. Я не участвовал в этом переговорном процессе, однако наш партнер сказал, что требуется мое присутствие, потому что надо подписывать бумаги. И я приезжал на несколько встреч».

«Тогда он мне сказал, и для меня это не было никаким секретом (у меня тоже есть возможность получать информацию из правоохранительных органов), что есть интерес правоохранительных органов к этим компаниям [строительному блоку], — уточнил Магомедов. — Он сказал мне, почему не считает это уголовкой, потому что каждая из этих сделок доведена до логического завершения и если есть ущерб, то он готов его закрывать. И все эти сооружения построены. Калининградский стадион функционирует и, как я слышал на днях по радио, торжественно открылся».

Из всех фигурантов дела о хищениях Магомедов помимо своего брата знаком только с бывшим гендиректором компании «Глобалэлектросервис» Эльдаром Нагапловым, заявил он. «Глобалэлектросервис» входил в «Сумму» и упоминается в ряде эпизодов уголовного дела. По словам Магомедова, именно со счетов этой компании братья перечисляли средства на благотворительные нужды: восстановление Свято-Даниловского монастыря, Кронштадтского собора, реконструкцию Большого театра и прочие проекты. «Мы потратили в несколько раз больше той суммы, которая приписывается нам как похищенная. Там были проекты, в которых у меня были обязательства перед глубоко уважаемыми мной людьми, это первые лица государства. А теперь нам вменяется, что мы выводили из этой компании деньги», — закончил подозреваемый.

Братья Зиявудин и Магомед Магомедовы были задержаны 31 марта, а затем арестованы по подозрению в создании преступной группы, мошенничестве и растрате. Им инкриминируют хищение из федерального и регионального бюджетов в общей сложности 2,5 млрд руб. В понедельник, 16 апреля, суд оставил в силе решение об аресте Зиявудина и Магомеда Магомедовых. До 30 мая они будут находиться в СИЗО. Еще одним фигурантом дела является глава компании «Интекс», входящей в группу «Сумма», Артур Максидов. Решением Мосгорсуда он также был оставлен под арестом.