Очень точечные санкции

Siemens пока почти не ограничивает свое сотрудничество с Россией.
22.07.2017
Ответные «санкции» Siemens против РФ, перебросившей в Крым немецкие газовые турбины, видимо, будут относительно мягкими. Машиностроительный концерн никак не ограничил свое сотрудничество с РФ в других отраслях, а в энергетике отказался лишь от поставок генерирующего оборудования госкомпаниям. Кроме того, Siemens обещает в будущем еще более жестко контролировать, куда в итоге будут поставляться его турбины. Но такой контроль может противоречить законам РФ, а потребность отечественных энергокомпаний в новом оборудовании из-за окончания основных строек минимальна.

Siemens в пятницу опубликовал план своих ответных мер против РФ, связанных с тем, что ООО «ВО “Технопромэкспорт”» (ТПЭ, входит в «Ростех»), по мнению немцев, модернизировало и незаконно переместило в Крым газовые турбины, поставленные в 2016 году для проекта ТЭС в Тамани. Концерн намерен выйти из капитала «Интеравтоматики» (сервисное СП с «Ростехом» и ВТИ), консолидировать поставки энергооборудования в РФ, отозвав у местных компаний лицензии на поставку оборудования «комбинированного цикла» (парогазовые установки, ПГУ), и вести новые проекты с газотурбинным оборудованием только через дочернее ООО «Сименс» и СП с «Силовыми машинами» Алексея Мордашова — ООО «Сименс Технологии газовых турбин» (СТГТ). Также немцы приостановили на неопределенный срок поставки геноборудования подконтрольным государству компаниям в РФ. Siemens намерен выработать новый механизм контроля за поставками, включающий, в частности, гарантии того, что оборудование будет стоять в оговоренном с производителем месте, а его установку будут вести специалисты компании (сроки разработки механизма не уточняются).

ТПЭ — генподрядчик строительства Балаклавской и Таврической ТЭС в Севастополе и Симферополе мощностью 940 МВт. Их проекты требуют газовых турбин большой мощности, производимых в РФ только СТГТ. Siemens не мог поставить свои турбины в Крым из-за западных санкций, но ТПЭ закупил такое оборудование якобы для проекта ТЭС в Тамани (ее генподрядчик пока не выбран). В Крым, по данным закупок ТПЭ, пошел комплект оборудования под шифром «ТПЭ-160», включавший и газовые турбины Siemens, который, как сообщал “Ъ” в июне, должен был получить новую российскую техдокументацию. Российская сторона не раз заявляла, что турбины для Крыма считаются российскими. Так, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков в четверг указал, что страной происхождения доставленных в Крым турбин является Россия.

Тем не менее Siemens 10 июля подал в суд на ТПЭ, потребовав возвращения турбин из Крыма (в пятницу немцы «возобновили свое предложение» к ТПЭ об обратном выкупе оборудования и аннулировании контракта).

Следует отметить, что обещанные Siemens ответные меры выглядят крайне неконкретными, а разъяснять, как именно на практике будут применяться эти санкции, в концерне пока отказываются. Но, так как приостановка поставок госкомпаниям касается лишь геноборудования, то это не должно повлиять не только на проекты Siemens в РФ в других отраслях, но и, например, на подписанный в июне контракт Siemens с «Роснефтью» на поставку электросетевого оборудования (КРУЭ-110) для выдачи мощности ГТЭС «Полярная» на Ванкорском месторождении. В «Роснефти» заявили в пятницу, что не получали уведомлений от Siemens о приостановке сотрудничества по подписанным соглашениям. Заметим также, что в других отраслях Siemens продолжает сотрудничать с русскими: в пятницу уже после заявления немецкой компании по турбинам Минпромторг РФ сообщил о «цифровом проекте в авиастроении “Индустрия 4.0”», одним из участников которого является Siemens.

Также не ясно, есть ли в принципе сейчас у немцев крупные контракты с госкомпаниями по геноборудованию, которые можно было бы приостановить. В «РусГидро», «Росатоме» и «Интер РАО» поясняли, что на текущих стройках поставок Siemens нет. В «Газпром энергохолдинге» — традиционно основном закупщике газовых турбин Siemens — комментариев не дали. Немецкий концерн (наряду с GE, Alstom, «Силовыми машинами») был одним из ключевых поставщиков оборудования для строительства новых ТЭС по обязательным инвестпрограммам энергокомпаний РФ в конце 2000-х и 2010-х годах. Чаще всего Siemens или СТГТ продавали газовые турбины большой мощности (SGT-2000E или его локализованный СТГТ вариант ГТЭ-160) для энергоблоков на 400–450 МВт. Но большие стройки практически закончены: по оценке Натальи Пороховой из АКРА, в ближайшие пять лет будет введено около 6 ГВт ТЭС, причем 5 ГВт — в ближайшие два-три года и большая часть оборудования уже закуплена. Для нового строительства энергетикам сейчас требуется гарантия возврата инвестиций, но пока государство не определило свою позицию.

Окончательно не ясно, что будет происходить, к примеру, с сервисом геноборудования и поставками запчастей. Именно на сервисные контракты обращали внимание источники “Ъ”: они заключаются на несколько лет, и если Siemens начал бы их разрывать, это, по мнению собеседников “Ъ”, привело бы к искам энергокомпаний. С другой стороны, собеседники “Ъ” не видели существенных рисков для генкомпаний в случае отказа немцев от сервиса: на рынке хватает и российских, и зарубежных компаний с опытом обслуживания оборудования Siemens (вопросы вызывает возможность найти альтернативного поставщика лопаток турбин). В ТПЭ заявили, что обслуживание турбин в Крыму будет осуществляться силами российских подрядчиков.

Требование Siemens, чтобы установка оборудования велась специалистами компании, выглядит спорным. Мария Сидорова из адвокатского бюро A2 полагает, что ФАС с таким положением может не согласиться, поскольку «просматриваются признаки нарушения законодательства в сфере защиты конкуренции», а госкомпании обязаны закупать эту услугу на открытых торгах. Юрист полагает, что в заявлениях Siemens «пока что речь идет лишь о громких словах», а «когда дело дойдет до реальных контрактов, риторика существенно смягчится». «При заморозке поставок клиентам, контроль над которыми осуществляется государством, фактически придется заплатить многомиллиардные неустойки»,— замечает госпожа Сидорова.