Обзор Rucompromat 18 – 22 июля: зачем мандат сестре Винни-Пуха?

Благодаря мажоритарной системе криминальные элементы могут просочиться в новый состав Госдумы. Как раз к нынешним выборам у многих героев лихих 90-х закончился 15-летний запрет на право быть избранными в структуры законодательной власти. 
25.07.2016
Криминальный фильтр, поясняет Rucompromat, прописан в ФЗ-67 «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» как запрет гражданам, судимым за особо тяжкие преступления, избираться в течение 15 лет с момента снятия судимости. И вот  аккурат к выборам у некоторых отвязных персонажей кончилась 15-летняя завязка. А потому в «Российской партии пенсионеров за справедливость» обнаружился трижды судимый Владимир Бутов. 

От Партии Роста Бориса Титова кандидатом идет бывший член группировки некоего Блондина, «державшего масть» в Волгограде. Еще один кандидат от партии в 2007-м году отбыл тюремный срок за хранение боеприпасов. В «Патриотах России» ныне числится и идет на выборы одиозный красноярский предприниматель Анатолий Быков. Под неизвестным пока флагом в парламент выдвигается негласный «смотрящий» за Сочи Рубен Татулян, он же Робсон. 

Зашевелился и известный во Владивостоке персонаж по кличке Винни Пух, который в 2004 году даже был мэром столицы Приморского края оставаясь при этом лидером ОПГ. Мэр Винни-Пух вскоре попал под следствие и пустился в бега, с тех пор его родственники не раз пытались просочиться во власть. Вот и на этот раз родная сестра Винни Пуха, Виктория, сообщила о планах побороться за депутатский мандат. 

«Авторитетная» тема вообще была в фаворе на прошлой неделе. Как напомнил Rucompromat, на миллионах «Шакро молодого» спалились такие видные силовики, как начальники главного управления собственной безопасности СКР Михаил Максименко и Александр Ламонов, а также первый замначальника ГСУ СКР по Москве Денис Никандров. По версии следствия, которое ведет ФСБ, гангстеры вышли на представителей СКР и договорились о том, что за 5 млн долларов силовики возьмут под свою опеку группировку Шакро Молодого.

Самый интересный момент всей истории: действовала ли ФСБ по собственной инициативе, хватая высокопоставленных «следаков», не поставив в известность Александра Бастрыкина или, как уверяют некоторые СМИ, уголовное дело о получении взяток лично возбудил председатель СКР Александр Бастрыкин. Уже потом в Генпрокуратуре решили, что для объективности расследование должны проводить сотрудники ФСБ, передав в их производство уголовное дело. 

Но пока кипят предвыборные и прочие страсти, состоятельные господа без шума и пыли вьют свои загородные гнезда. В одно такое заглянул Rucompromat и выяснил, что после развода в 2011 году глава «Роснефти» Игорь Сечин остался без дома на природе: особняк площадью 1415 кв. м и участок в 0,5 га в глубине Серебряного бора он отдал бывшей жене. С осени 2014 года Сечин строит новый дом на Рублевке, участок Сечина площадью 3 га расположился в центре нового поселка, у которого пока нет названия, рядом – участки площадью 3,4 га еще трех Сечиных, включая двух детей руководителя «Роснефти».

Все окрестности санатория «Барвиха» густо застроены особами, приближенными к российским властителям. Здесь возводил дачный кооператив ЮКОС, причем его поселок так и стоит пустой, здесь построен неким Арой Абрамяном один из самых дорогих домов в Москве, где долгое время жили Сечин, президент ВТБ Андрей Костин, бизнесмен Геннадий Тимченко и бывший министр финансов Алексей Кудрин.На собранных Абрамяном 29,36 га земли санатория «Барвиха» и вырос новый поселок, первым жильцом которого стала супруга гендиректора «Ростеха» Сергея Чемезова Екатерина Игнатова. В декларации о доходах за 2014 г. Чемезов указал, что у его жены появился загородный дом на рублевке площадью 4442,5 кв. м. 

Дом сейчас выставлен на продажу за 30 млн. долларов, до кризиса такой особняк стоил бы 45–50 млн. Но у особняка Игнатовой непростые соседи, в их числе Игорь Сечин, у которого по бизнесу тяжелые отношения с Чемезовым. Сечин сейчас активно строится на своих 3 га, а вот г-жа Игнатова срочно продает свой едва построенный дворец.  

Не все гладко и у придворного виолончелиста Сергея Ролдугина, однако если особняки Сечина скрывает высоченный забор, то богатства Ролдугина выведены из-под публичной засветки другим способом. Как выяснил Rucompromat, работодателем Ролдугина с некоторых пор является не министр культуры, а директор Санкт-Петербургского Дома музыки, где музыкант работает худруком, а потому виолончелист не представляет сведения о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера в Минкультуры России. Интересно, что последний приказ с перечнем неподотчетных должностей был подписан 29 декабря 2015 года, а зарегистрирован в Минюсте 15 марта 2016 года -- как раз в промежутке между этими датами разразился скандал с документами фирмы Mossack Fonseca.

И все же самая перспективная тема минувшей недели – предвыборная. Накануне выборов в Нижегородской области завершился еще один этап долгой войны с губернатором области Валерием Шанцевым. Еще один «солдат» Шанцева - действующий глава администрации областного центра Сергей Белов - стоит перед перспективой очутиться на скамье подсудимых. По данным Rucompromat, чиновника обвиняют в халатности:  не признав вовремя аварийным дом в Нижнем Новгороде, Белов виновен в том, что дом рухнул и более 150 собственников жилья остались без квартир.

До этого, в 2015 году Шанцев не смог отстоять сити-менеджера Олега Кондрашова, досрочно уволенного депутатами. Суд встал на сторону гордумы, губернатор Валерий Шанцев назвал все произошедшее «политической бойней». В вину Кондрашову депутаты ставили долги города перед подрядчиками в размере 1,7 млрд рублей, сорванную программу переселения из аварийного жилья, долг Нижнего Новгорода в 6,8 млрд рублей.

Наблюдатели считают, что в регионе выстроена порочная система, команда Шанцева разворовывает область. Проект «Общероссийского народного фронта» (ОНФ) «За честные закупки» в своем «Индексе расточительности органов власти и госкомпаний за 2015 год» поставил на первое место Управделами правительства Нижегородской области. Чиновники потратили на перемещения своего любимого губернатора 25 млн рублей.