Обмануть миллиардера: как семья Александра Щукина открывала family-office

Угольный магнат и участник списка Forbes Александр Щукин решил вести семейные дела в Лондоне. Как бизнесмен оказался жертвой мошенника?
В 2012 году совладелец угольной шахты «Полосухинская» и экс-партнер Андрея Мельниченко 9 Александр Щукин 189 (№189 в списке Forbes, состояние — $500 млн) решил открыть в Лондоне family-office — частную независимую организацию, оказывающую услуги семьям в связи с управлением семейным имуществом и другими активами. Эту задачу бизнесмен поручил мужу своей единственной дочери Елены — Ильдару Узбекову, сына Фуада Узбекова, который до 2002 года был старшим советником в «Газпром экспорте», а также замгендиректора «КазРосГаза» (совместное предприятие «Газпрома» и «КазМунайГаза»), следует из материалов дела в Высоком суде Лондона (есть в распоряжении Forbes).

Чтобы решить задачу, в Англии Узбеков нашел надежного, как ему казалось, партнера Эдриана Берфорда. Последнего зять Щукина считал «очень умным человеком». Берфорд, на первый взгляд, выглядел презентабельно: окончил Кембридж, работал в McKinsey & Co и Министерстве иностранных дел Великобритании, управлял собственным бизнесом.

После того как Узбеков рассказал о своей цели Берфорду, тот загорелся и в 2012 году убедил российского партнера в необходимости создания family-office в Лондоне на базе совместной с ним компании Fern Advisers Limited (Fern). Она бы позволила инвестировать средства и поддерживать life style семьи Щукиных за рубежом. Например, у Елены Щукиной есть художественная галерея в престижном районе Лондона. Берфорд рассчитывал на то, что в family-office будет вложено до $1 млрд.

Английский управляющий предложил делать family-office на примере семьи Оппенгеймер (бывшие владельцы компании De Beers c состоянием $6,6 млрд), с которой, как он рассказал Узбекову, у него были близкие контакты. Что окончательно убедило семью Щукиных, что можно работать с Берфордом.
Машины и рестораны

В апреле 2012 года £1 млн на расходы по созданию family-office были отправлены на счета Fern из кипрских фондов, в которых хранились деньги семьи Щукиных. Через два дня после перевода денег Берфорд, как директор компании, перевел через заем около половины этих средств на свои счета в банке. Почему он так поступил? К сожалению, Узбеков не знал, что Берфорд испытывал серьезные финансовые трудности и погряз в долгах. Медицинский бизнес его жены шел из рук вон плохо, а респектабельный ресторан Sushinho бразильско-японской кухни на Кингс Роуд в Лондоне (Берфорд был его совладельцем) приносил убыток по £1 млн в год. Дела шли настолько плохо, что, со слов адвоката матери Берфорда, он подделал ее подпись, чтобы заложить ее дом за £250 000.

Но полмиллиона фунтов было недостаточно, и в июне 2012 года Берфорд решил убедить Узбекова перевести на счет Fern еще £2,5 млн для совместных вложений с другим family-office под названием Red Star. Компании должны были инвестировать равные суммы в обмен на акции компании, управляющей фондом Marylebone Oil & Gas Fund. Как указано в деле, Берфорд показал Узбекову документ, в котором говорилось о намерениях Red Star вложить по меньшей мере £50 млн в фонд. Что стало предлогом для того, чтобы Берфорд начал получать зарплату £20 000 в месяц.

Как выяснилось позже, Red Star не стала переводить свой первый взнос в размере £2,5 млн. Берфорд просто подделал документ об инвестиционных намерениях компании. Но Узбеков этого не знал и перевел необходимые средства на счет Fern. Берфорд в свою очередь перевел на депозит £850 000, которые предназначались для покупки поместья Broadwell Manor в Глостершире общей стоимостью £8,5 млн. Также он взял в лизинг два дорогих автомобиля — Aston Martin Rapide  и Land Rover Discovery 4. На них он ездил в офис, который снял для Fern в престижном районе Лондоне Мэйфэр.

Но деньги начали заканчиваться, и уже в июле 2012 года у Берфорда появилось очередное инвестиционное предложение для Щукиных — сделка с семьей Оппенгеймер. Он сообщил, что его старые коллеги, близкие к Оппенгеймерам, предлагают ему в управление £150 млн семьи. Но для того чтобы начать управление, Берфорду нужны от Щукиных хотя бы £10 млн — как доказательство, что у него есть средства на счетах. Узбеков вновь поверил Берфорду и средства были переведены во временное хранение Fern. Берфорд поблагодарил Узбекова и сообщил, что получил мандат на управление £16 млн семьи Оппенгеймер. В действительности никакого соглашения с Оппенгеймерами не было, а средства  были нужны, чтобы отдать остаток за поместье. Кроме того, £1,5 млн Берфорд выделил на развитие своего ресторанного бизнеса и открыл второй ресторан Sushinho на Девоншир-сквер в Лондоне. Партнерам по этому бизнесу он сообщил, что средства взял в кредит и показал им поддельную выписку.
Банкротство и  «частная армия Сибири»

Узбеков не замечал хищений, так как Берфорд лично готовил для него отчеты Fern, в которых отражал данные по счетам компаний. Когда же Узбекова попросил выписки со счетов, то Берфорд предоставил ему подделку.

Но в феврале 2013 года Узбеков получил письмо английского банка Coutts, в котором говорилось, что £10 млн компании, выданные на «сделку с Оппенгеймерами», были выведены из компании. Узбеков решил переговорить с аудиторами Fern из Smith & Williamson. Помощница Узбекова попыталась связаться с сотрудником Smith & Williamson, аудитором Джеймсом Баттервортом, по телефону, но последний был «неуловимым», он часто резко менял планы и много болел.

Позже выяснилось, что Баттервортом был сам Берфорд, который выдумал этого персонажа и от его имени переписывался с помощницей Узбекова.

Так и не сумев получить от него отчетов, Узбеков в марте 2013 года обратился в Высокий суд Лондона.

В том же месяце Берфорд признался независимому адвокату, что взял £11 млн и потратил их на дом и свои проекты. Однако затем отказался от своих слов, объясняя это тем, что получал угрозы «от частной армии в Сибири». Представители стороны Узбекова сообщили Forbes, что активы Берфорда были заморожены. Сам Берфорд свою позицию озвучил только в феврале 2014 года, согласно ей, документы, доказывающие его невиновность, «пропали в облачных почтовых сервисах». Займы, которые он брал из компании на ресторан и поместье, якобы были устно заверены Узбековым. Целью же Узбекова якобы был вывод средств собственной семьи. Как сообщили адвокаты Узбекова, суд признал заявления Берфорда «нелепыми и не поддающимися ни коммерческому, ни любому другому здравому смыслу».

В компаниях, принадлежащих Щукину, отказались давать комментарии для Forbes. Что удалось вернуть угольному магнату? Суд постановил, что средства от продажи поместья должны вернуться в family-office. По данным сайта недвижимости Rightmove, позже оно было продано за ££8 млн, агентом по продаже был Knight Frank. Сам Берфорд был признан банкротом в начале 2014 года. Адвокаты Узбекова говорят, что его ждет уголовное наказание. Связаться с Берфордом не удалось.
Миллиарды Карла III - что-то от мамы, что-то сам заработал
Журналисты посчитали состояние нового короля Великобритании.
Миллиардер Мельниченко нашим бизнес не доверяет
Российские карьеры и шахты Андрея Мельниченко отошли под управление бывшего замглавы минфина США Рональда Ноубла.
Миллиардер Мельниченко прикинулся арабом
Российский миллиардер Андрей Мельниченко получил гражданство ОАЭ. После попадания под европейские санкции бизнесмен с семьей поселился в одном из эмиратов.
Потанину прилетело за Росбанк
Великобритания ввела ограничения против Владимира Потанина и ряда других бизнесменов.
Олега Дерипаску тянет в Лондон
UC Rusal вернулся к привязке цен на алюминий для некоторых российских потребителей к котировкам на Лондонской бирже металлов (LME).
Патриарху Кириллу век Британии не видать
Великобритания применила санкции из-за того, что глава РПЦ поддерживает военную операцию России на Украине.
В Brexit нашли русский след
Миллионера Аррона Бэнкса считают агентом России, вложившим большие деньги в выход Великобритания из ЕС. Недавно он проиграл суд журналистке, с публикаций которой начались его проблемы.
Николаю Левицкому сбагрили новый подсанкционный актив
Под контроль бизнесмена, избежавшего западных санкций, переходят предприятия его менее удачливых коллег.
Мельниченко, Михельсон, Лисин - кто оставит детям больше всех
В рейтинге самых богатых наследников российских миллиардеров 52 представителя второго поколения,. Вместе они унаследуют 268 миллиарда долларов.
Андрей Мельниченко оказался только мужем своей жены
Швейцария сняла санкции с активов олигарха после того, как он переоформил все на Александру Мельниченко и ушел с поста главы компании Еврохим.
Миллиардер Мельниченко хочет перемолоть санкции в пыль
Андрей Мельниченко обжаловал введенные против него санкции в Общем суде Евросоюза. Иски в европейский суд на обжалование санкций подали уже шесть российских бизнесменов.
Кабаева и другие любимые женщины Путина попали под санкции
Великобритания вводит санкции против «ближайшего окружения» президента России Владимира Путина, объявила министр иностранных дел страны Лиз Трасс.
Британия выносит «Байкалу» мозги
Российские процессоры лишаются доступа к технологиям.
Вслед за дочерью Пескова санкции настигли и дочь Тимченко
Великобритания расширила санкции против России — в список добавили 63 новых имени. В их числе топ-менеджмент «Открытия» и Совкомбанка, основатель Hoff и дочь миллиардера Геннадия Тимченко.
СУЭК с «Коулстаром» вцепятся в хакасский уголь
Компания Эдуарда Худайнатова претендует на хакасское месторождение.
Миллиардерша Ракшина никак не отделается от безработного мужа-грека
Бракоразводный процесс между совладелицей крупнейшей розничной сети в Сибири «Мария-Ра» Аллой Ракшиной и греком Лазаросом Ксантопулосом длится с 2020 года. 
Жена Лаврова и кум Путина - кто попал в новые санкционные списки Великобритании
В новом санкционном списке миллиардеры Владимир Евтушенков и Вагит Алекперов, сын Сулеймана Керимова Саид, жена Сергея Лаврова Мария, а также кум Путина Виктор Медведчук. Их активы в Великобритании заморозят.
Яхты российских олигархов всплыли на Мальдивах
Агентство сообщает о шести связанных с россиянами яхтах, которые укрываются в этом государстве в Индийском океане. Среди них — судно Motor Yacht A бизнесмена Андрея Мельниченко.
От Дурова инвестору прилетели издержки
Игорь Чуприн потребовал от Telegram вернуть ему инвестиций в TON, однако суд встал на сторону Павла Дурова. Теперь Чуприн, который судился за 280 000 долларов, должен покрыть издержки Telegram на 700 000 долларов.
«Дихлофос» прощально пшикнул в Шотландии
Российские производители на фоне спецоперации прекращают бизнес за границей. Производитель лака «Прелесть» продал свой завод в Шотландии за символическую сумму.