/
23.11.2016

Нужные банкоматы заряжали пятитысячными купюрами, за вечер из них вынимали до 1 млрд рублей

Как работала главная российская «прачечная» — «Мастер-банк». Откровения генералов. Продолжаем криминальный сериал.
«Новая газета» продолжает криминальный сериал «Откровения генералов». Подробности и подоплека закрытого уголовного процесса над главой антикоррупционного управления МВД Денисом Сугробовым и его подчиненными. Сегодня — ​рассказ о главной российской «прачечной», хозяева которой остались безнаказанными.

На службе у «теневой экономики»

30 ноября 2013 года группа сотрудников Управления «Ф» ГУЭБиПК МВД* ворвалась в центральный офис «Мастер-банка» в Руновском переулке с санкцией Тверского районного суда на выемку документов. В банке, утром лишившемся лицензии на осуществление своей деятельности, к визиту оперативников отнеслись спокойно. Первый зампред правления Александр Булочник, готовивший обращение к многочисленным клиентам кредитного учреждения, распорядился оказать полицейским содействие. На вопрос, где находится его отец, основатель и предправления Борис Булочник, Булочник-младший, ничего не ответил. Вскоре выяснится, что владелец банка улетел во Францию, откуда уже вряд ли вернется.

*​Главное управление экономической безопасности и противодействия коррупции МВД, Управление «Ф» отвечает за финансовые структуры.

Отзыв лицензии у «Мастер-Банка» стал в 2013 году самым крупным событием на финансовом рынке: банк, обладавший одной из самых крупных сетей банкоматов (уступавший по этому показателю лишь государственному Сбербанку) и эмитировавший более 3,3 млн банковских карт, стал популярной расчетной площадкой для коммерческих компаний, индивидуальных предпринимателей и физических лиц. Агентство по страхованию вкладов (АСВ) оценило объем страховых выплат вкладчикам банка в рекордные на тот момент 30 млрд рублей — ​притом что лишь 30% клиентов хранили вклады на сумму, не доходящую до требуемого порога выплат (1,4 млн рублей). То есть все остальные — ​«крупняк».

В числе пострадавших VIP-вкладчиков, на депозитах которых хранились гораздо большие суммы, оказались члены семей федеральных чиновников, высокопоставленных генералов МВД и ФСБ, представители российской эстрады.

В течение нескольких часов после появления приказа ЦБ об отзыве у банка лицензии на улице собрались сотни возмущенных клиентов. Окружив центральный офис, они даже пошли на банк штурмом.

Пикантность этой истории добавлял и тот факт, что с 2010 года в руководство банка входил двоюродный брат президента страны Игорь Путин, занимавший посты вице-президента по развитию и члена совета директоров. Однако, расчет на возможное «покровительство» не оправдался.

На отзыв лицензии возбужденно отреагировали не только биржевые спекулянты и финансовые аналитики, но даже некоторые магазины и заведения, переставшие принимать безналичный расчет в связи с использованием процессинга «Мастер-банка».

Объясняя причины прекращения деятельности банка, ЦБ допустил крайне редкие в своих официальных пресс-релизах формулировки:

«Финансовое оздоровление банка было невозможным по причине высокой степени криминализации его деятельности». Председатель ЦБ Эльвира Набиулина и вовсе заявила: «Мастер-банк» длительное время «обслуживал теневую экономику».

Как позже выяснилось, к такому выводу руководство мегарегулятора подвел ГУЭБиПК МВД, выявивший в «Мастер-банке» крупнейший в стране канал по незаконному транзиту и обналичиванию денежных средств. В день менеджеры «Мастер-банка», как уверяют сотрудники полиции, выводили в интересах своих клиентов до 1 млрд рублей.

Уголовное дело

Как ни странно, уголовное дело по факту незаконной банковской деятельности сотрудниками «Мастер-банка» было возбуждено благодаря оперативной разработке Службы по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом ФСБ (также известной как 2-я служба), начавшей проводить комплекс оперативно-разыскных мероприятий (ОРМ) в банке в начале 2011 года.

Контрразведчики, как поясняет знакомый с той ситуацией сотрудник ФСБ, увидели в некоторых банковских транзакциях признаки сомнительных операций, подпадающих под Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». В результате, продолжает собеседник, 2-я служба задействовала весь доступный технологический инструментарий ОРМ: на протяжении нескольких месяцев прослушивались телефонные переговоры менеджеров банка, осуществлялся перехват их переписки через мобильные мессенджеры, а Росфинмониторинг отслеживал движение средств по лицевым счетам.

Впрочем, по словам бывшего сотрудника «Мастер-банка», интерес ФСБ в действительности не был обусловлен поиском «спонсоров» террористов, а стал следствием случившегося внутрибанковского конфликта.

По его словам, оперативные мероприятия были инспирированы самим менеджментом: «В банке было несколько групп влияния, некоторые из них — ​выходцы с Лубянки. Они постоянно боролись друг с другом за объемы денег, которые надо было обналичить. Чем меньше игроков, тем выше твой доход. Эти конфликты постоянно выливались в уголовные дела».

Если обратить внимание на криминальные сводки того времени, то можно обнаружить сообщения о нескольких арестах руководителей территориальных отделений и филиалов банка по обвинению в незаконной банковской деятельности: в период 2007–2011 годов в рамках трех разных уголовных дел были задержаны глава Перовского отделения «Мастер-банка» Дмитрий Андросюк и главный специалист банка Мери Теванян (по подсчетам полицейских, через пластиковые карты, выпущенные в основном на студентов и алкоголиков, незаконно обналичили через банкоматы «Мастер-банка» как минимум 138 млн руб), а также произведен обыск в филиале банка в Санкт-Петербурге (там через пластиковые карты было обналичено более 500 млн рублей).

То есть задолго до отзыва лицензии «Мастер-банк» фигурировал как минимум в трех уголовных делах, связанных с обналичкой.

Внимание же борцов с терроризмом, по словам бывшего сотрудника банка, привлек новоиспеченный глава управления корпоративного бизнеса «Мастер-банка» Евгений Рогачев:

«Он пришел по протекции Александра Булочника и сразу получил большой объем денег для обналичивания. Разумеется, не всем это понравилось».

Спустя полгода разработки часть накопленного ФСБ массива информации легла в рапорт оперуполномоченного 6-го отдела ОРЧ УЭБиПК по Москве Красикова, на основании которого следственное управление (СУ) УВД по ЦАО по Москве возбудило уголовное дело по признакам незаконной банковской деятельности (ст. 172 УК РФ). Таким образом, 2-я служба ФСБ, проверяя информацию о финансировании терроризма, фактически провела операцию через столичных полицейских2.

Буквально сразу после возбуждения уголовного дела следствие провело обыски на рабочем месте и в местах проживания Евгения Рогачева. Сам финансист был задержан несколькими днями позже в Сочи, где пытался скрыться. Таганский районный суд Москвы поместил Рогачева под домашний арест.

На этом этапе и случился ключевой сбой в запущенном внутри банка механизме: уголовным делом заинтересовались в центральном аппарате МВД, в результате чего оно было изъято из производства СУ УВД по ЦАО по Москве и передано в Следственный департамент (СД). Оперативным сопровождением расследования занялось ГУЭБиПК МВД во главе с Денисом Сугробовым.

Евгений Рогачев поначалу не только отказывался сотрудничать со следствием, но и всячески нарушал режим домашнего ареста. После очередного рецидива, в октябре 2012 года, Тверской районный суд по ходатайству СД МВД заключил Рогачева под стражу. Находясь в СИЗО, Рогачев, наконец, пошел на сотрудничество — ​и уже в феврале 2013 года был отпущен под подписку о невыезде. «Он дал признательные показания, изобличил всех участников преступной группы и даже ходатайствовал о заключении досудебного соглашения. Генпрокуратура отказалась утверждать досудебное соглашение», — ​вспоминает сотрудник Управления «Ф» ГУЭБиПК МВД.

Именно благодаря показаниям Рогачева ГУЭБиПК МВД, по словам наших собеседников, удалось проникнуть в тайны «Мастер-банка» и понять сложный механизм обналичивания денег.

Аресты

«Вопросами транзита и снятия денег в «Мастер-банке» ведали люди, которых называли «операторами». До 2011 года их было четверо: два гражданских лица и два выходца с Лубянки и из МВД. Пятым элементом этой сложной структуры стал Евгений Рогачев», — ​рассказывает сотрудник Управления «Ф» ГУЭБиПК МВД, отмечая, что координировал действия «операторов» человек по имени Алексей. «В ходе ПТП (прослушка телефонных переговоров. — ​А. С.) была задокументирована связь этого лица с «операторами», он активно раздавал им распоряжения и контролировал их исполнение. По нашим данным, этот человек был связан с ФСБ, о чем свидетельствовали и его навыки в конспирации: он никогда не использовал один телефон и звонил из разных районов Москвы, что осложняло установление его «базовой константы» — ​то есть привязки к какому-то конкретному месту. К сожалению, установить это лицо так и не удалось — ​после скандала вокруг руководства главка мы утратили контроль над расследованием дела».

Сама схема работы по обналичиванию денежных средств в «Мастер-банке», как следует из ОРМ, проведенных ГУЭБиПК МВД, действовала следующим образом. До полудня с каждым из «операторов» связывался Алексей: он передавал им заявки от клиентов банка о предоставлении конкретных сумм наличных денежных средств. Затем служба инкассации банка до 17.00 наполняла требуемыми суммами специальные банкоматы «Мастер-банка», которые располагались в подвальных помещениях торговых и офисных комплексов и были скрыты от посторонних глаз, — ​доступ к ним, по сути, имели только представители кредитного учреждения.

«Эти банкоматы заряжались исключительно пятитысячными купюрами», — ​уточняет собеседник. Далее, начиная с 19.00, к банкоматам прибывали подчиненные «операторов», у каждого из них с собой находилась колода пластиковых карт «Мастер-банка», на счетах которых уже находились необходимые деньги. «Эта процедура не требовала привлечения большого числа лиц — ​участок из пяти-шести банкоматов мог легко «оприходовать» один человек.

За рабочий вечер каждый из этих порученцев мог вытряхнуть из вверенных ему банкоматов до 300 млн рублей. Это было похоже на сеанс одновременной игры в шахматы — ​один человек и линейка банкоматов», — ​поясняет сотрудник Управления «Ф» ГУЭБиПК МВД.

Всего за один день, по данным собеседника, подчиненные «операторов» (данные некоторых известны редакции) могли обналичивать около 1 млрд рублей.

Признательные показания Евгения Рогачева позволили оперативникам установить контроль над тайными банкоматами и задокументировать процесс массового снятия наличности. Располагая этими сведениями, полицейские приступили к задержаниям подозреваемых. Первой по-настоящему значимой для расследования уголовного дела фигурой оказалась начальник управления корреспондентских отношений банка и фактически правая рука Булочника-младшего Татьяна Новикова. Из материалов уголовного дела следует, что она была задержана благодаря показаниям некоей Ольги Хлебниковой, данные которой были засекречены. Как и все впоследствии задержанные, Новикова Тверским районным судом Москвы была помещена под домашний арест.

Скоро следствию удалось выяснить, что банкоматы «Мастер-банка» для обналичивания денежных средств использовали и владельцы ОАО АКБ «Золостбанк» — ​братья Александр и Игорь Крюковы, в отношении которых уже расследовалось уголовное дело по аналогичному составу преступления (вскоре оба дела были соединены в одно производство). К концу 2013 года в соединенном уголовном деле уже фигурировали 13 человек — ​в основном это были менеджеры среднего звена «Мастер-банка» и «Золостбанка», а также мелкие коммерсанты. «Количество новых фигурантов росло буквально с каждым днем: обвиняемые и свидетели в ходе допросов охотно раскрывали всю цепочку участников схемы, давая нам возможность выйти на ключевую фигуру — ​координатора по имени Алексей», — говорит сотрудник Управления «Ф» ГУЭБиПК МВД.

МВД отрапортовало руководству страны об истинных масштабах деятельности группы: «Только в период 2010–2012 годов доказанный объем списанных в банке средств в целях обналички составил около 40 млрд рублей. В ходе предварительного следствия было проведено более 550 допросов, 124 выемки документов в налоговых инспекциях, банках, организациях, 63 обыска, 85 осмотров документов и предметов, изъятых в ходе следственных действий, а также результатов ОРМ, 35 опознаний, 25 судебных экспертиз, более 300 запросов в учреждения и организации».

Из оперативных материалов ГУЭБиПК МВД следует, что полицейские рассчитывали на возбуждение уголовного дела по признакам организации и участия в преступном сообществе (ст. 210 УК РФ). Однако в феврале 2014 года сам главк стал объектом пристального внимания коллег из УСБ ФСБ3, а весной под стражей оказались генералы Денис Сугробов и Борис Колесников.

«Уполномоченный УСБ ФСБ»

В конце сентября 2013 года, по данным имеющихся в нашем распоряжении ОРМ, к Евгению Рогачеву обратился его знакомый из банковского бизнеса по имени Сергей с предложением организовать встречу с некими людьми, способными помочь в прекращении его уголовного преследования. Финансист охотно согласился, не поинтересовавшись условиями подобной помощи.

2 октября в ресторане «Рецептор» на Большой Никитской с Рогачевым будто бы встретились начальник управления по расследованию организованной преступности СД МВД Михаил Александров и руководитель контрольно-методического управления Ряшат Акжигитов. Двое последних считались доверенными лицами тогдашнего главы СД МВД Юрия Алексеева, под чьим руководством служили еще в управлении Генпрокуратуры по надзору за исполнением закона о федеральной безопасности, курируя органы ФСБ. На этой встрече, как затем пояснит Евгений Рогачев, ему якобы предложили прекратить уголовное преследование в случае выполнения требований, которые будут озвучены неким представителем ФСБ.

Встреча высокопоставленных полицейских с обвиняемым по уголовному делу, по мнению Дениса Сугробова, не могла состояться без согласия начальника СД МВД Юрия Алексеева. Организатором же встречи, по предположениям генерала, мог выступить сотрудник администрации президента Артур Завалунов.

«Акжигитов и Александров, соблюдая меры конспирации, трижды сменили предполагаемое место встречи, остановившись на кафе «Рецептор» на Большой Никитской. Факт встречи подтверждается нахождением Акжигитова, Александрова и Рогачева в радиусе действия одних и тех же телефонных станций, охватывающих указанное кафе. <…> Встреча началась в 18.25 и завершилась в 18.45. О результатах встречи Акжигитов и Александров сообщили Артуру Завалунову, что подтверждается детализацией их телефонных соединений», — ​следует из материалов ГУЭБиПК МВД.

Вскоре Евгений Рогачев встретился с тем самым представителем ФСБ, который в материалах ОРМ именуется «уполномоченным УСБ ФСБ Евгением Владимировичем». О содержании этой встречи Евгений Рогачев моментально сообщил в ГУЭБиПК МВД. «Он был очень напуган», — ​вспоминает сотрудник ГУЭБиПК МВД.

Как выяснилось, «Евгений Владимирович» потребовал от Рогачева дать компрометирующие показания в отношении Дениса Сугробова. «Согласно этим показаниям, Сугробов будто бы ежемесячно получал от сотрудников «Мастер-банка» крупные денежные средства за обеспечение общего покровительства их бизнесу», — ​поясняет сотрудник ГУЭБиПК МВД. Генерал Сугробов написал докладную записку главе МВД Владимиру Колокольцеву, предупредив о готовящейся провокации.

На заключительную встречу со своим знакомым «посредником» Сергеем, якобы устроившим встречу с «уполномоченным от ФСБ», на которой Рогачев должен был дать ответ, он уже отправился со скрытой камерой, вмонтированной в пиджак (видеозапись имеется в редакции).

Рогачев: Ну… этот Евгений Влади­мирович говорит: поедем к первым лицам этой организации и ты скажешь… Ну как я могу сказать? На самом деле смотри, я был бы очень благодарен, если бы он [«Евгений Владимирович»] смог довести это до конца. Если бы я мог ему чем-то за это быть полезен… Но просто тот случай, который он мне предложил, я это не вижу возможным. Поехать, сказать сказку на ночь, я не могу так… Я понимаю, что я с ними [ГУЭБиПК МВД] не дружу, с тем же самым Сугробовым, но и наговаривать — ​это неправильно. Это даже как бы нечестно по отношению ко мне.

Сергей: Угу. <…>

Рогачев: А тут — ​пойдите скажите, что Сугробов брал взятки, ну это смешно… Да, с одной стороны, у него хорошие связи. Та же встреча — ​зам Алексеева пришел, с Ряшитом этим… А по большому счету… эфэсбешники мне предложили слить этого господина на «С» — ​и все!

Сергей: Он хотел из тебя просто сделать какого-то сексота.

Рогачев: Ну да, как шестерка… Ты типа помоги нам от них избавиться. И стань подлецом.

…Уголовное дело «Мастер-банка» было передано в суд 26 сентября 2016 года. Рогачев по-прежнему под подпиской о невыезде. Финансист не дал показаний на генерала Сугробова. Булочник-старший — во Франции, хотя он и его сын не являются фигурантами расследования. Кто стоял за гигантской схемой обналичивания денег — до сих пор неизвестно, на скамье подсудимых окажутся только исполнители.

(Продолжение следует)

2 Вскоре после окончания оперативной разработки «Мастер-банка» оперативный сотрудник ФСБ, ее осуществлявший, по странному стечению обстоятельств был найден мертвым.
3 Управление собственной безопасности ФСБ.