«Институт он сделал кормушкой для себя и своих родственников»

Челябинский депутат Андрей Ткаченко и его противники – о причинах возбуждения уголовного дела и его последствиях.
18.02.2015
Уголовное дело в отношении депутата Заксобрания Южного Урала, лидера фракции ЛДПР Андрея Ткаченко, о возбуждении которого следствие сообщило сегодня, стало неожиданностью для всех, несмотря на то, что парламентарий погряз в долгах и слухи о нем ходили самые разнообразные. Ткаченко вменяется злоупотребление должностными полномочиями в бытность его директором ОАО «НИИ “Автотракторная техника”». Сам депутат заявляет, что дело – чистой воды заказ. В свою очередь, нынешнее руководство «НИИ АТТ» говорит, что это расплата Ткаченко за прошлые грехи. Некоторые наблюдатели и вовсе рассуждают о том, что уголовное дело имеет одновременно политическую и экономическую подоплеку. Точки зрения противников Андрея Ткаченко и блиц-интервью с самим депутатом – в материале Znak.com.
 
О возбуждении уголовного дела в отношении депутата Заксобрания Андрея Ткаченко сообщил сегодня на пресс-конференции руководитель следственного управления СК РФ по Челябинской области Денис Чернятьев. По его словам, Ткаченко на сегодня вменяется преступление, предусмотренное частью 1 статьи 201 УК РФ «Злоупотребление должностными полномочиями». По версии следствия, он в 2013-2014 годах, будучи генеральным директором ОАО «НИИ АТТ», заключил договор с двумя аффилированными компаниями и оплатил некие ремонтно-строительные работы на общую сумму в 4,3 млн рублей. Однако на деле ремонт произведен не был, так что более 4 млн рублей легли просто в убыток НИИ.
 
Обвинение депутату пока не предъявлено, и с мерой пресечения следствие так и не определилось.
 
И.о. гендиректора НИИ «Автотракторная техника» Дмитрий Дмитраченко в беседе с корреспондентом Znak.com сообщил: дело было возбуждено по его заявлению. По словам Дмитраченко, он, приступив к своим обязанностям в сентябре 2014 года, к декабрю с помощью специалистов-юристов убедился: некогда ведущий научно-исследовательский институт депутат Ткаченко превратил в кормушку для себя и своей семьи.
 
Андрей Ткаченко был уволен с поста гендиректора ОАО «НИИ АТТ» в начале осени 2014 года. В феврале 2015 года планировалось выставить институт, находящийся в федеральной собственности, на торги: НИИ входит в список приватизации. Однако до сих пор этого не сделано, так как за не ведущим никакой деятельности предприятием «внезапно» обнаружились многомиллионные долги.
 
На смену Ткаченко был назначен Дмитрий Дмитраченко, он же привез с собой специалистов для юридического отдела предприятия. По подсчетам новых юристов, только государству НИИ «Автотракторная техника» должно более 3 млн рублей – это неуплаченные налоги, отчисления в Пенсионный фонд и Фонд обязательного медицинского страхования, другие обязательные выплаты. Есть долги за коммунальные услуги, неоплаченные услуги других фирм – от клининговых до охранных. Дошло до того, что даже собственному арендатору – шиномонтажному центру «Кондор» – НИИ при Ткаченко задолжал 23 тыс. рублей за обслуживание автомобилей, что было прописано в договоре на оказание услуг. А автомобили, судя по бумагам Дмитраченко, за НИИ никогда и не числились. Однако директор «Кондора» Виктор Баган утверждает, что он заключил с Ткаченко договор на обслуживание десяти машин, среди которых были и дорогие джипы.
 
«Мы, приступив к обязанностям, начали разбираться, почему институт, сдавая в аренду огромные площади, не только не имеет прибыли, но и по уши погряз в долгах, – объясняет Дмитраченко. – В числе прочего открылись и фиктивные договоры на проведение ремонтных работ. Юротдел написал заявление в правоохранительные органы, но о возбуждении уголовного дела мы сами узнали только сегодня из средств массовой информации».
 
По данным, добытым юристами Дмитраченко из бумаг НИИ АТТ, следует, что договоры на оказание ремонтных и отделочных работ в старом, 1960-х годов, здании института, заключались в 2013 году – с ООО «ЧЗСТО-2010» примерно на 2,7 млн рублей, а с февраля по август 2014 года более чем на 1,5 млн – с ООО «Уфа», принадлежащем, по данным юристов, Ирине Тихоновой – супруге подозреваемого депутата. Договоров найдено несколько десятков: ни одна сумма не превышает 100 тыс. рублей, но вот следов ремонта новое руководство в здании не обнаружило. Это и легло в основу уголовного дела.
 
По словам специалиста юридического отдела НИИ АТТ, дальше 2013 года за прошедшее время они просто не успели проверить: возможно, материалов набралось бы еще на несколько заявлений в правоохранительные органы.
 
Впрочем, действующее руководство и так выдает на-гора массу свидетельств, что институт при Ткаченко влачил, мягко говоря, жалкое существование. Так, уже в сентябре 2014 года, в первые дни, когда Дмитраченко занял директорское кресло, ему на стол неожиданно лег счет за услуги ЧОП «Витязь-3», оказанные в 2012 году. В течение всего 2013 года требование погасить эту задолженность охранная компания не выставляла и вдруг вспомнила о долге примерно в 700 тыс. рублей.
 
«Это не единственная такая бумага, подписанная Ткаченко в последние дни, но, так сказать, знаковая, – сообщили корреспонденту Znak.com юристы НИИ АТТ. – Такое впечатление, что, зная о предстоящем увольнении, предыдущий директор просто разрешил всем знакомым и незнакомым завалить предприятие счетами и ушел. У нас три варианта причины таких действий: либо Ткаченко действительно никудышный хозяйственник; либо он относился к институту просто как к кормушке для себя и своих родственников – на это и уходила вся прибыль от аренды, а уж родни здесь было трудоустроено огромное количество! Наконец, самый вероятный вариант – стремление обанкротить предприятие, благо опыта в этом деле у Андрея Алексеевича много – он не раз банкротил свои компании, такие как «Цифроград», накопив многомиллионные долги».
 
«На протяжении последних четырех лет никакая научно-исследовательская деятельность здесь не ведется, а весь нынешний штат НИИ легко разместить в одном-единственном кабинете, – рассказал Дмитрий Дмитраченко. – Все остальное – порядка 20 тыс. квадратных метров офисных и производственных площадей – сдавалось в аренду. Собственно, сдается и теперь, потому что это единственный оставшийся способ спасти предприятие от банкротства. И моя задача как нанятого и.о. гендиректора – удержать предприятие от банкротства, чтобы государство спокойно продало этот актив с аукциона».
 
Заметим, сам Андрей Ткаченко в беседе с корреспондентом Znak.com также вел речь о запланированном банкротстве НИИ АТТ. Однако, как легко догадаться, депутат винит в стремлении обанкротить институт других людей.
 
- Андрей Алексеевич, в вашем отношении возбуждено уголовное дело. Как можете прокомментировать?
 
- Возбуждено – это еще не значит доведено до конца. Знаете, сколько уголовных дел в моем отношении возбуждалось? Это очередной заказ. Думаю, следственные органы разберутся, что к чему.
 
- Чей это заказ?
 
- Генерального директора Челябинского компрессорного завода Альберта Ялалетдинова. Он и в институт на мое место поставил «своего» директора – Дмитрия Дмитраченко. Просто так человек не поедет из Москвы в Челябинск на наши зарплаты. Ялалетдинов намеревался за бесценок купить здание НИИ, которое в феврале 2015 года должно было быть выставлено на торги. Конечно, оно требует вложений. Это старое здание, 1961 года. Оно сильно пострадало из-за метеорита, когда у нас разбилось 50% стекол, крышу повело. Никто тогда не помог в остеклении, потому что структура частная, а значит, должна выживать сама. Но, по моим сведениям, здание оценили в смешные 18 млн рублей при стоимости порядка 120 млн. Мы эти планы сорвали, подняли шум. И теперь Ялалетдинов сделает все, чтобы отомстить. Ведь, получается, он потратил кучу денег напрасно. Здание, наверное, снова попытаются выставить на торги в конце 2015 года, но не факт.
 
- Зачем ему понадобилось это здание?
 
- У него на территории института куплен цех. И ему хотелось бы перевести сюда производство компрессоров из арендованного здания на территории завода «Турбина».
 
- А какая роль в этом процессе была у Дмитрия Дмитраченко?
 
- 9 сентября 2014 года его назначили исполняющим обязанности директора ОАО «НИИ АТТ». Его задача была – продать Ялалетдинову здание и не позволить мне помешать этому. Поэтому он писал на меня «малявы» вместо того, чтобы заниматься делом. Но он даже устроился на это место по подложной трудовой книжке. Для трудоустройства необходимо было иметь опыт работы в машиностроении. Поэтому по документам он ранее был директором производства на машиностроительном заводе «Метаб», но это ложь. Мы это раструбили в Росимуществе и Минэкономразвития. Теперь, я думаю, Ялалетдинову придется искать нового директора для НИИ – 9 марта 2015 года у Дмитраченко заканчивается срок контракта, и вряд у кого-то хватит смелости снова назначить его руководителем.
 
- Не пытались с вами решить вопрос миром?
 
- Дмитраченко со мной даже ни разу не разговаривал. И медаль давать мне тоже никто не собирается, хотя за три года, которые я отработал, нам удалось вернуть НИИ три объекта. Предыдущий директор – Владимир Бондарь – развалил всю науку, вывел из оборота 10 объектов недвижимости (здания, земельные участки, недостроенные корпуса и прочее). Уголовное дело по нему тянется много лет. Зато в моем отношении как быстро возбудили! Согласитесь, это наводит на мысли. Можно сказать, что я пострадал из-за своей принципиальности. Правильно говорят, не хочешь проблем – не надо ссориться с людьми.
 
Заметим, новый руководитель НИИ АТТ Дмитраченко факта знакомства с Альбертом Ялалетдиновым не отрицает. Однако предположение, что директор компрессорного завода в сговоре с ним, он называет бредом и больной фантазией. Мол, что еще остается ставшему фигурантом уголовного дела экс-директору Ткаченко? Версия Дмитраченко такова: Ткаченко, указывая на Ялалетдинова, имеет те же стремления: обанкротить НИИ и купить площади «по бросовой» цене менее 20 млн рублей. А затем – продать уже по реальной цене и этим поправить собственные дела. Ведь, напомним, сам Андрей Ткаченко в одной из бесед с корреспондентом Znak.com признавался, что в его отношении возбуждены исполнительные производства на многие десятки миллионов рублей. Ну а 15-20 млн, по версии Дмитраченко, такой опытный коммерсант все же где-нибудь да может добыть.
 
Эксперты Znak.com  также не смогли подтвердить или опровергнуть интерес Ялалетдинова или самого Ткаченко к территории НИИ АТТ. Однако из их рассуждений всплывают немаловажные детали: некоторые источники не исключают, что и прошлогоднее увольнение Ткаченко с поста директора института, и нынешнее уголовное дело могут иметь под собой еще и политическую подоплеку.
 
«Ткаченко был весьма близко знаком с прокурором Челябинской области Александром Войтовичем, – заявляет один из источников в силовых структурах региона. – Ну, достаточно близко, чтобы возить из командировок в подарок прокурору дорогой алкоголь. Войтович, как известно, в самом скором времени покинет Челябинскую область, да по факту силовики уже списали его со счетов и заняты тем, что гадают: как сложатся отношения с новым прокурором. Не этим ли объясняется оперативность в возбуждении уголовного дела в отношении Ткаченко? На прошлой неделе заместитель Генерального прокурора Пономарев заявляет об отставке Войтовича, а уже сегодня, в понедельник, главный следователь Денис Чернятьев озвучивает информацию об уголовном деле? Ведь оставайся Войтович на Южном Урале, самым худшим вариантом для Андрея Ткаченко было бы «кулуарное» возбуждение уголовного дела и деликатное расследование».
 
Другой наш собеседник, близкий к руководству ЛДПР, заявляет о приближении конца Андрея Ткаченко как политика: мол, уголовное дело по «хозяйственным» делам – только первая ласточка. По данным эксперта, в либерал-демократической партии на федеральном уровне давно рассматривается вариант заменить Ткаченко в Заксобрании Челябинской области и на посту лидера немногочисленной фракции либерал-демократов менее одиозным депутатом. Называются даже кандидатуры – действующий координатор челябинского регионального отделения ЛДПР Виталий Пашин или его руководитель аппарата Анатолий Ганин.
 
«Если убрать Ткаченко из Заксобрания и партии, например, под предлогом уголовного дела, то эти парни легко заменят его еще до выборов в сентябре 2015 года, – утверждает наш собеседник. – Пашин так и вовсе идеальная кандидатура – он участвовал в прошлом году в губернаторских выборах, то есть приобрел определенную известность в области, молод, собой симпатичен, да вдобавок не «забронзовел», активно встречается с южноуральцами, «светится» на людях. Есть и косвенное доказательство: депутат Госдумы Сергей Вайнштейн, сам известный в Челябинской области бизнесмен, с некоторых пор оперативно реагирует в первую очередь на депутатские запросы от челябинского отделения ЛДПР, а не от депутатской фракции в Заксобрании».