Новосибирский НИИ нагрел Минобороны на 380 миллионов

Директора НИИ обвинили в завышении стоимости продукции для военного ведомства.
21.08.2020
В Новосибирске начался судебный процесс по делу управляющего директора НИИ электронных приборов (НИИЭП) Амира Алямова и бывшего руководителя представительства Минобороны РФ в этом институте Анатолия Заливина. Директор режимного НИИ, по версии следствия, завышал реальную стоимость поставляемой оборонному ведомству продукции, военпред утверждал эти сметы, получая от топ-менеджера взятки наличными и услугами. В результате махинаций с расчетами расходы Минобороны РФ по гособоронзаказу увеличились более чем на 370 млн руб.

В Новосибирском гарнизонном военсуде в четверг прошло первое заседание по делу управляющего директора НИИЭП Амира Алямова и экс-руководителя военпредства в этом институте Анатолия Заливина.

Расследование дела, основанием для которого послужили материалы регионального УФСБ, началось осенью 2017 года. На время следствия и судебного процесса Амира Алямова отстранили от должности, Анатолий Заливин ушел на пенсию.

Согласно данным силовиков, Амир Алямов завышал реальную стоимость закупаемой по гособоронзаказу продукции, необоснованно включая в цену затраты, не предусмотренные договором.

По мнению следствия, топ-менеджер НИИЭП преследовал сразу несколько задач: переложить часть затрат института на заказчика и показать себя перед начальством в выгодном свете.
«Желание создать в глазах совета директоров НИИЭП мнение о себе как о грамотном руководителе, способном в условиях неустойчивой рыночной экономики эффективно управлять предприятием и своевременно выполнять гособоронзаказ, с целью получать за достигнутые высокие показатели значительные денежные премии и продвигаться по карьерной лестнице»,— перечисляются мотивы, которые могли двигать топ-менеджером.

НИИЭП (входит в «Ростех») был создан по постановлению Совета министров СССР в 1950 году. Предприятие является разработчиком бортовых вычислительных устройств, бортовой электроники и систем управления для различных видов военной техники, а также широкого класса боеприпасов, в том числе высокоточного ракетного и торпедного оружия. Институт принимал участие в разработках свыше полусотни изделий, среди которых ракетные комплексы «Точка-У» и «Искандер-М», реактивных систем залпового огня «Град-М», «Смерч» и «Торнадо».

Анатолий Заливин, говорится в деле, подписывал представленные ему завышенные сметы, получая за это взятки. Согласно версии следствия, ему дали 500 тыс. руб. на покупку гаража, а также выплачивали ежемесячную «материальную помощь». В 2018 году по его просьбе ему предоставили автомобиль с водителем. За военпредом закрепили принадлежащую институту Mitsubishi Lancer. Обслуживание иномарки, включая выплату зарплаты водителю, обходилось институту примерно в 400 тыс. в год.

Еще одним требованием военпреда стало приобретение для него и офицеров представительства ежеквартальных абонементов в фитнес-клуб.

Общая сумма взятки, по подсчетам следствия, составила свыше 3,5 млн руб.

Амиру Алямову вменили в вину дачу взятки (ст. 291 УК РФ), Анатолию Заливину — ее получение (ст. 290 УК РФ). Кроме того, дело пополнилось эпизодами о злоупотреблении полномочиями (ст. 285 УК РФ) и служебном подлоге (ст. 292 УК РФ). Расследование установило, что директор НИИЭП являлся в этих случаях подстрекателем. Согласно данным правоохранителей, в результате махинаций с расчетами стоимости продукции у Минобороны РФ увеличились расходы по гособоронзаказу на 371,2 млн руб. На эту сумму военное ведомство предъявило обвиняемым гражданский иск.

Амира Алямова заключили под стражу. Три месяца — с 13 ноября 2019 по 13 февраля 2020 года — он провел в СИЗО. Впоследствии суд смягчил ему меру пресечения на домашний арест. Анатолия Заливина сразу отпустили под подписку о невыезде. В июле 2020 года расследование было завершено, дело поступило в военсуд.

В первый день процесса прокурор изложил суть обвинения, подсудимые высказали свое мнение о нем. Директор НИИЭП признал вину только в даче взятки, да и то с некоторыми оговорками.

Взятка давалась мной под угрозой и с вымогательством ее у меня со стороны Заливина»,— пояснил суду глава института.