Нина Масляева не дождалась приговора

Дело бухгалтера "Седьмой стулии", единственной признавшей вину среди участников театрального дела, вернули в прокуратуру без приговора.
15.04.2019
Мещанский суд Москвы 11 апреля не смог вынести приговор бывшему бухгалтеру «Седьмой студии» Нине Масляевой, обвиняемой в хищении из госбюджета более 133 млн рублей. Она единственная среди фигурантов «Седьмой студии» согласилась признать вину и рассчитывала на мягкий приговор. Прокурор также ожидала услышать очевидный итог. Однако судья всех «переиграла» — вернула «театральное дело» в прокуратуру из-за ошибки в обвинительном заключении.

КАРТОЧКА ПРОЦЕССА
 
Где: Мещанский суд Москвы

Кто: Нина Масляева

Статья: мошенничество в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ)

Стадия: рассмотрение дела в особом порядке

Грозит: наказание не превысит 2/3 от максимального срока в 10 лет лишения свободы

Как только у зала появились операторы с камерами, защитник Масляевой Юрий Ефименко надел медицинскую маску. Его подзащитная держалась равнодушно, ее не смущали журналисты. Хотя адвокат не пожелал сниматься во время протокольной съемки,  опустил голову и прикрыл глаза.

Дело Масляевой выделили в отдельное производство и рассматривали в особом порядке — без исследования доказательств. Адвокат Ефименко пытался закрыть процесс, мотивировал свою просьбу тем, что в ходе заседания могут «всплыть вопросы личного характера». «Например, оглашены взаимоотношения моей подзащитной с другими участниками дела», — пояснил защитник. Его позицию поддержал прокурор.

Однако судья Татьяна Изотова не нашла оснований для закрытого рассмотрения и отклонила ходатайство адвоката. Слово передали прокурору, которая зачитала обвинительное заключение. Так, в 2011-2013 годах компания «Седьмая студия» Кирилла Серебренникова получила от государства деньги на проект «Платформа». Средства ушли на счета сторонних фирм, а значит,  продолжает обвинитель, произошли хищения бюджетных средств, и государству был нанесен ущерб в размере более 133 миллионов рублей. Масляева обвиняется в мошенничестве в особо крупном размере.

Помимо бывшего главбуха по делу проходят Кирилл Серебренников, Юрий Итин, Алексей Малобродский и Софья Апфельбаум. Они категорически отказываются признавать вину. Их дело выделено в отдельное производство и в настоящее время рассматривается в Мещанском суде столицы.

Прокурору потребовалось больше часа для оглашения обвинительного заключения. Чтобы сэкономить время, она пропускала абзацы и некоторые страницы. Документ полностью повторяет заключение по Серебренникову и другим фигурантам. Масляева полностью признала вину, дала признательные показания и заключила досудебное соглашение. Гособвинитель подчеркнула, что подсудимая выполнила все требования соглашения и благодаря ее показаниям были возбуждены уголовные дела.

Обвиняемая подтверждает слова прокурора, просит суд во время выступления использовать свои записи, потому что волнуется. Масляева говорит, что выполняла все указания Серебренникова, занималась обналичиванием денежных средств, признается, что для сокрытия хищений отчетность подделывалась. «Планировалось, что выделяемые деньги были обналичены, после чего часть из них была потрачена на «Платформу», а другая — похищена. Я участвовала в хищении этих денег и получала за это денежное вознаграждение», — голос Масляевой дрожит.

Она обвинила других фигурантов дела, что они в ходе следствия пытались довести до общественности, что именно Масляева занималась хищением денег. Подсудимая попросила суд «не заблуждаться по этому поводу».

«Я виновна только в том, что оказывала содействие в похищении этих денег. Хотя сама идея этого преступления принадлежит Серебренникову, Итину и Малобродскому. Прошу отнестись ко мне снисходительно и не назначать суровое наказание. Я осознаю, что совершила», — просит Масляева.

Судья уточняет у нее, каким образом в «Седьмой студии» обналичивали деньги. Подсудимая отвечает, что это производилось через фирмы, которые привлекали  Малобродский и Итин. Об остальных фирмах узнала в ходе следствия, добавляет Масляева. По ее словам, переводом денег занималась Элеонора Филимонова, фиктивные договоры заключали генеральные продюсеры, а она в свою очередь составляла финансовые отчеты.

— Вы брали денежные средства? — продолжает судья.

— Только вознаграждения в конверте.

По просьбе судьи Масляева рассказывает, что Малобродский разработал такую схему, что проект вел тот или иной продюсер. На его имя перечисляли деньги, потом обналичивали и переводили в «Седьмую студию». Затем шла схема занятых актеров, постановщиков и художников, которым платили наличными, чтобы уйти от налогов.

Изучив материалы дела, судья предлагает вернуть дело в прокуратуру. Гособвинитель не ожидала такого поворота и судорожно просит сделать перерыв.

Спустя 10 минут обвинитель так и не смогла сформулировать свою позицию, она просит уточнить основания для возврата.

— В соответствии со статьей 237 УПК (возвращение уголовного дела прокурору — А. К.), — отвечает судья.

— Но там достаточно много оснований. Одно из них — обвинительное заключение составлено с ошибками. В таком случае, я не вижу оснований, прошу не возвращать, — неуверенно просит прокурор.

Масляева и ее адвокат оставляют этот вопрос на усмотрение суда.

Вернувшись из совещательной комнаты, судья настаивает на своем и возвращает дело в прокуратуру. По ее мнению, обвинительное заключение составлено с нарушением, в частности, не указана роль Масляевой в инкриминируемом преступлении. Суд продлил ей меру пресечения и оставил под домашним арестом до 19 июля.