Невезучая компания

Приватизация «Башнефти» снова под вопросом.
15.11.2016
Ночной арест министра экономического развития Алексея Улюкаева в буквальном смысле изумил страну, особенно если учитывать инкриминируемое ему деяние: получение взятки в размере двух миллионов долларов США за выданную Минэкономразвития положительную оценку, позволившую «Роснефти» приобрести принадлежащий государству пакет «Башнефти» (50% акций). Конечно, на текущий момент вопросов гораздо больше чем ответов, и информация меняется на глазах, но кое-что в скандальной «приватизации» арест Улюкаева проясняет.

Действительно, еще до начала приватизационного процесса, завершившегося покупкой государственного пакета акций компании «Башнефть» де-факто государственной же «Роснефтью» (хотя юридически она государственной не является, как неоднократно сообщала нам пресс-служба самой компании), большинство высокопоставленных чиновников сомневалось в целесообразности перекладывания определенной суммы денег из одного государственного кармана в другой. И только господин Улюкаев был убежден в полезности этой операции. Теперь более-менее становится понятно, почему.

В частности, почему интеграция свежеприобретенной «Башнефти» по форме больше напоминала воздушно-десантную операцию или рейдерский захват, чем планомерную передачу полномочий от одной администрации к другой. Среди многочисленных эмпирических «правил», «бритв» и «тестов», придуманных для работы с нечеткой информацией и в условиях частичной дезинформации, есть и такое: «если нечто выглядит как утка, плавает как утка и крякает как утка, то это, вероятно, утка и есть». То есть в нашем случае, если поглощение «Башнефти» выглядит как рейдерский захват, то это, вероятно, рейдерский захват и есть.

Но зачем устраивать рейдерский захват законно купленного актива? Только в том случае, если куплен он не совсем законно, и надо как можно быстрее полностью интегрировать его так, чтобы любые дальнейшие попытки пересмотреть итоги «приватизации» вызывали больше головной боли, чем сулили прибыли. Другими словами подход такой: «Мы уже владеем активом, что ж теперь после драки-то кулаками махать. Давайте работать».

Если обвинения в отношении министра экономического развития Алексея Улюкаева подтвердятся, то изложенная выше конспирологическая теория перестанет быть просто теорией. Она обретет форму и станет реальностью.

Посмотрим, как будет развиваться ситуация. Однако сейчас желания деприватизировать «Башнефть» и как-то «наказать» «Роснефть» со стороны государства в лице силовых структур, организовавших арест Улюкаева, не просматривается. Действительно, Следственный комитет специально указывает на то, что приобретение акций «Башнефти» не является предметом расследования. Пресс-служба «Роснефти» также подчеркивает, что «пакет акций «Башнефти» был приобретен в соответствии с законодательством РФ на основе лучшего коммерческого предложения».

Ну, с самой «Роснефтью» все понятно. Было бы странно, если бы мы услышали от представителя компании де-факто признание вины. Другое дело — Следственный комитет. Сложно понять, как могло случиться, чтобы сделка была заключена в результате дачи взятки должностному лицу, но при этом взяткодатель и объект сделки оставались за пределами расследования. Это не укладывается ни в рамки формальной логики, ни в рамки уголовного кодекса. Зато очень хорошо описывается классическим народным «попа есть, а слова нет».

С другой стороны, если предположить, что цель всего шоу вовсе не борьба с коррупцией и не восстановление справедливости в отношении «приватизации» «Башнефти», а специфическое послание от одной группы влияния в силовых структурах другой группе, то все становится на свои места. Предположим, что силовые структуры не монолитны. Тогда внутри самой корпорации могут быть группы, недовольные чрезмерным усилением «Роснефти» и ее руководства (то, что «Роснефть» и ее руководство — часть «Силового блока» это, так сказать, common knowledge и не нуждается в доказательстве). И в то же время эти группы не заинтересованы в развязывании полномасштабной войны, но при этом ин необходимо недвусмысленно выразить в понятной для реципиента форме свое недовольство.

В эту теорию красиво ложится и непосредственное участие в операции руководителя службы безопасности «Роснефти» Олега Феоктистова. Олег Феоктистов назначен руководителем СБ «Роснефти» 20 сентября, а до того работал первым заместителем начальника Управления собственной безопасности (УСБ) ФСБ. То есть к этому моменту разработка Улюкаева уже вовсю шла. Теперь и назначение Феоктистова на пост главы СБ «Роснефти» обретает смысл. Это еще один намек руководству «Роснефти»: «некоторые ваши люди — это наши люди».

Подробнее разобраться во всем этом можно будет позже, когда шум поутихнет. Информация меняется на глазах, да и, в конце концов, никогда не надо исключать возможность того, что на деле все гораздо проще, чем кажется. Может быть, перед нами вовсе не сложный заговор, а элементарный эксцесс исполнителя — какой-то лейтенант перестарался, и компромат, который должен был обеспечивать лояльность министра, обеспечил его посадку. Косвенно в пользу этой версии говорит то, что по последним данным Улюкаев уже денег вроде как не касался, а просто «имел притязания на эти деньги».

Так или иначе, но в обстоятельствах приватизации «Башнефти» появилось еще одно жирное коррупционное пятно. Невезучая компания.