Непрозрачная жена Чемезова убежала от перспективы близости с Сечиным

Шеф "Роснефти" осчастливил Барвиху сразу двумя дачами
09.08.2016
Дворец семейства Чемезовых  в Барвихе с самого начала строительства имел скандальную репутацию. СМИ уже публиковали расследование, посвященное конфликту между молодой супругой главы «Ростеха» Екатериной Игнатовой и грузинским дизайнером Наной Геташвили. Последняя, напомним, признана лучшим архитектором Европы за 2014-15 годы. Предметом того спора стала сума в без малого 10 миллионов евро наличными, выплаченная дизайнеру только за разработку внутреннего убранства дворца. Еще раз - не за строительство, не за проект здания, а только за проект дизайна интерьеров. В этом ключе можно только гадать сколько было потрачено средств на сам дворец.  Но самым интересным здесь было  даже не это, а вопрос откуда у супруги Чемезова взялись эти почти  €10 млн. кешем? Ведь согласно официальной декларации о доходах, Чемезов с Игнатовой заработали в 2012 году 518,1 млн рублей.

Тогда многие эксперты припомнили 2009 год, когда структуры «Ростеха» передали Екатерине Игнатовой через фирму с говорящим названием «Кате» фактически бюджетные средства в размере от 300 до 500 миллионов рублей на разработку автоматических коробок передач для «АвтоВАЗа», председателем совета директоров которого был ее супруг Сергей Чемезов. По странному совпадению примерно тогда же Эрнандес-Геташвили получила первые транши на отделку загородного дома Чемезовых-Игнатовых. Знаковое совпадение.

Возможно из-за скандальности самого строительства а также в связи со сложностями объяснения, на какие же деньги возведена вся эта роскошь, госпожа Игнатова решила избавиться от нескромной «избушки». Впрочем, как и ее соседка — бывшая супруга Игоря Сечина. Как сообщают "Ведомости", после развода в 2011 г. Сечин остался без дома на природе: особняк площадью 1415 кв. м и участок в 0,5 га в глубине Серебряного бора он отдал бывшей жене. С осени 2014 г. Сечин строит новый дом на Рублевке, возле клинического санатория «Барвиха» управделами президента (УДП). Участок Сечина площадью 3 га расположился в центре нового поселка, у которого пока нет названия. Он скрыт от чужих глаз сплошным забором и 100-метровой полосой соснового бора. Рядом – участки площадью 3,4 га еще трех Сечиных, включая двух детей руководителя «Роснефти».  

Игорь Сечин мог оказаться соседом бывших совладельцев ЮКОСа. В середине 1990-х гг. они во главе с Михаилом Ходорковским создали кооператив индивидуальных застройщиков «Яблоневый сад». Возглавлявший администрацию Одинцовского района Александр Гладышев выделил кооперативу 22 га леса из территории санатория «Барвиха», где компаньоны построили семь коттеджей (по числу членов кооператива), а на соседних 3 га обустроили зону отдыха с искусственными прудами и спортивной площадкой.  В 2006 г. Басманный суд арестовал всю недвижимость поселка по делу ЮКОСа. По данным Росреестра, арест действует до сих пор. Кому сейчас принадлежат коттеджи бывших акционеров ЮКОСа, не известно. По данным Forbes, поселок до сих пор пустует и никто из его бывших обитателей в него больше не возвращался. 3 га зоны отдыха санаторий «Барвиха» смог вернуть в 2008 г. Сейчас санаторий и УДП требуют в московском арбитраже от «Яблоневого сада» снести самовольные постройки.

Кусок леса санатория «Барвиха» по соседству с «Яблоневым садом» в том же 1997 году получила от Гладышева компания «Согласие» Ары Абрамяна, занимавшегося в 1990-х реконструкцией Кремля и выполнявшего другие строительные проекты для УДП. Например, «Согласие» в 2002 г. построило один из самых дорогих домов в Москве по адресу: Шведский тупик, 3. Три года назад в доме жили в основном ближайшие соратники президента Владимира Путина: Сечин, бизнесмен Геннадий Тимченко и бывший министр финансов Алексей Кудрин, писало агентство Bloomberg.

("Собеседник", 04.08.2016, "Землю на Рублевке Сечин получил от семьи кремлевского застройщика": На самом деле Игорю Сечину в НП «Барвиха» принадлежит сразу два земельных участка. Предыдущий собственник одного из них, площадью 3,2 га, которым нефтяник владеет с февраля 2014 года, в выписке Росреестра действительно не указан. Однако с 1 марта уже этого года Сечин получил право собственности и на соседний надел в 71 сотку. То есть общий размер рублевского поместья Сечина достигает почти 4 га (а точнее — 39,525 кв. м).

Как следует из документов, договор купли-продажи нового участка, датированный 17 февраля 2016 года, Игорь Сечин заключил с Владиславом Араевичем Абрамяном. Так зовут сына так называемого «кремлевского застройщика» Ары Абрамяна, долгие годы выполнявшего строительные проекты для Управделами президента (в частности, именно структуры Абрамяна строили элитный дом в Шведском тупике, где до развода с предыдущей супругой жил все тот же Игорь Сечин).

Получить комментарий от самого застройщика, чтобы узнать, рыночной ли была сделка по приобретению Сечиным участка в Барвихе у семьи Абрамяна или данная переуступка прав на землю была своего рода благодарностью за полученные от Кремля в разные годы строительные контракты, не удалось. Как сообщили Sobesednik.ru в Союзе армян России, который возглавляет Абрамян-старший, «президент САР А. Абрамян до середины сентября находится в заграничной поездке, и возможности получить от него комментарий по интересующему Вас вопросу у нас, к сожалению, нет».

За 5 га лесных земель санатория на Рублевке, разрешенных к застройке, «Согласие» заплатило в 2000 г. 2,75 млн руб. – менее $100 000 по курсу того времени, следует из материалов арбитражного суда, куда в 2004–2005 гг. обратились прокуратура Московской области, Росимущество и УДП с целью оспорить сделку. Еще 14,36 га из земель «Барвихи» Гладышев отдал «Согласию» в бессрочное бесплатное пользование «под создание парковой зоны без права застройки». В арбитражном деле упоминается, что передачу согласовали с тогдашним управделами президента Павлом Бородиным, заместителем которого в то время работал Путин. Сечин тогда был специалистом 1-й категории УДП. В апреле 2004 г. губернатор Московской области Борис Громов своим постановлением изменил целевое назначение участка, разрешив его застройку.

Абрамяну в отличие от юкосовцев удалось отстоять в суде всю землю. Пока шло разбирательство, участки были несколько раз разделены и потом собраны в новые, у них несколько раз менялись владельцы, поэтому разобраться, как их вернуть, суд уже не смог, и истцы проиграли во всех инстанциях. На собранных Абрамяном 29,36 га земли санатория «Барвиха» и вырос новый поселок, первыми жильцами которого стали супруга гендиректора «Ростеха» Сергея Чемезова Екатерина Игнатова и друг его детства, партнер в проектах «Ростеха» Виталий Мащицкий.

В 2009 г. Мащицкий возглавил совет директоров «РТ – строительные технологии», которую «Ростех» создал для продажи и сдачи в аренду непрофильной недвижимости своих компаний. Тогда же бизнесмен вместе с Игнатовой приобрели у структур Абрамяна участки на Рублевке. Игнатова – 1,6 га в глубине леса на границе с «Яблоневым садом», Мащицкий и два его сына купили три участка площадью 2 га рядом с участком Игнатовой. Сумму сделки Мащицкий и Игнатова не назвали.
 
В 2012 г. Игнатова и Мащицкий вместе с сыном Абрамяна Владиславом и гендиректором «Сбербанк капитала» Ашотом Хачатурянцем учредили некоммерческое партнерство содействия развитию инфраструктуры территории поселка «Барвиха» (НП «Барвиха»). Оно собиралось строить коттеджи на принадлежащих ему 20 га, рассказывал тогда представитель подрядчика «Барвихи», компании «Инвестстрой». Через два года Мащицкий сказал журналистам, что собирается продать свой участок из-за не очень удачного расположения. Участки до сих пор не застроены, выставлены на продажу, говорит теперь представитель бизнесмена. Судя по спутниковым снимкам, на участках Мащицких действительно сплошной лес, а вот Хачатурянц успел построить на своих 1,7 га два дома площадью 2780 и 292 кв. м. Масштабное строительство ведет и Абрамян-младший.
Но их дома теряются на фоне трехэтажного особняка Игнатовой.
 
В декларации о доходах за 2014 г. Чемезов указал, что у его жены появился загородный дом площадью 4442,5 кв. м. Дом на Рублевке такой же площади в октябре прошлого года выставили на продажу сразу несколько агентств. Сначала за особняк просили $22 млн, в мае 2016 г. цену подняли до $30 млн. Представитель «Ростеха» не стала отрицать, что речь идет именно о доме Игнатовой. Судя по презентации, помимо трехэтажного особняка покупатель получит 1,6 га земли и двухэтажный гараж с жилыми комнатами для обслуги площадью 374 кв. м. Интерьеры дома пока существуют только на бумаге – в дворцовом стиле: парадная лестница, резная мебель и многоярусные люстры в комнатах, бассейн в зале с мраморными колоннами и т. д. «Дом под чистовую отделку, поэтому у него по сравнению с домами под ключ такая невысокая цена», – объясняет управляющий партнер консалтинговой компании Blackwood Мария Котова. По ее словам, это сейчас самый большой выставленный на продажу дом на Рублевке.
 
До кризиса такой особняк стоил бы $45–50 млн и нашел бы своего покупателя, уверен Сергей Горяинов из Kalinka Realty. Но сегодня реализовать его будет очень сложно, самый ходовой товар на Рублевке – дома стоимостью 50–100 млн руб., продолжает он: «К покупке дорогих домов сейчас готовы буквально человек 10, да и то они готовы заплатить только около $10 млн». Им есть из чего выбирать: только у Kalinka Realty в базе 50 домов стоимостью выше $15 млн. У особняка Игнатовой есть еще одна особенность, осложняющая продажу, – непростые соседи. В таких случаях нередко покупателя нужно согласовать с ними, предупреждает Горяинов. Игнатова не захотела рассказать, почему продает только построенный дом.  

Как раз соседи и перестали нравиться супруге Чемезова, слышал руководитель крупной нефтяной компании. В 2013 г. участок леса в 1 га прямо у Подушкинского шоссе купил Алексей Худайнатов, сын владельца Независимой нефтегазовой компании, предшественника Сечина на посту президента «Роснефти» Эдуарда Худайнатова. В 2014 г. в НП «Барвиха» появился Худайнатовсам Сечин – у кого он приобрел 3 га в центре поселка, узнать не удалось.

«Скорее лев возляжет с агнцем, чем Сечин и Чемезов будут соседями: их интересы слишком часто пересекались», – считает бывший федеральный чиновник. Судя по спутниковым снимкам, Сечин ведет активное строительство и его особняк будет как минимум не меньше, чем у Игнатовой. Осенью 2015 г. участки рядом с Сечиным получили его дети – первый замдиректора департамента совместных проектов на шельфе «Роснефти» Иван Сечин и дочка Инга Каримова. А также Варвара Сечина, чей статус в «Роснефти» отказались раскрыть. Вместе у них 3,4 га земли. Приобрели они ее, по данным Росреестра, через Худайнатова-младшего: он выкупил несколько участков «Согласия» и перепродал их, увеличив в ходе этих операций и площадь своего участка до 2,6 га.
 
Площадь трехэтажного дворца Екатерины Игнатовой на четверть превышает площадь стандартной кирпичной пятиэтажки - 4442,5 кв. м, указано в презентациях, размещенных на сайте агентств недвижимости «Звезды Арбата», Vesco Realty и IntermarkSavills. С октября 2015 г. Игнатова пытается продать свой дом за $30 млн.  В особняке запланированы более 40 помещений – от бассейна на первом этаже до пяти спален, гардеробных и ванных комнат на мансардном этаже. Гостиная с бильярдом расположена на цокольном этаже, рядом с ней - домашний кинозал, курительная с баром, винная комната, три гардеробные и оружейная.  По заказу Игнатовой дизайнер привезла из Италии десяток грузовиков с мебелью и элементами декора. Но ремонт не был закончен, на Эрнандес-Геташвили заведено уголовное дело.
 
По проекту ландшафтного дизайна перед домом Игнатовой должен был появиться фонтан – обязательный атрибут дворцов чиновников. Для своего обширного автопарка семья Сергея Чемезова решила построить огромный гараж площадью 374 кв. м. Помимо пяти автомобилей в здании разместится и обслуга поместья Чемезовых. 
 
Участок Игоря Сечина площадью в 3 га расположился в центре нового поселка на Рублевке, у которого пока нет даже названия. Он скрыт от чужих глаз сплошным забором и 100-метровой полосой соснового бора.  Новый дом Игоря Сечина соседствует с подмосковным поселком «Сады Майендорф» – одним из самых дорогих и престижных в России. Он граничит с представительской резиденцией президента России «Барвиха» с одной стороны и одноименным санаторием управления делами президента с другой. На фото: въезд в поселок
 
Пять лет назад, по данным спутниковой карты Росреестра, здесь был сплошной лес. За это время жители нового поселка успели построить в лесу километровую П-образную дорогу, которая огибает все участки и заканчивается у дома соседки Сечина - супруги гендиректора "Ростеха" Екатерины Игнатовой. 
 
Если сделки прошли по рыночным ценам, в 2014 г. Сечин мог заплатить за свой участок минимум $60 млн, а Худайнатов – $20 млн исходя из того, что земля в соседнем поселке «Сады Майендорф» продавалась в 2014 г., по оценкам Kalinka Realty, от $200 000 за сотку. В 2016 г. земля подешевела до $150 000 за сотку, и новая покупка могла обойтись Сечиным еще в $51 млн. В «Роснефти» заявили, что не комментируют личную жизнь сотрудников компании. Ара Абрамян до конца сентября в командировке, поэтому не сможет ответить на вопросы, сообщил сотрудник пресс-службы возглавляемого бизнесменом Союза армян России. Хачатурянц через пресс-службу Сбербанка отказался от комментариев. Эдуард Худайнатов не ответил на переданные вопросы.