Не только «А1» в поле воин

«Юлмарт» провел очередной раунд в корпоративной схватке с «Альфой». Противник атаковал Смольнинским судом, а миллиардер Костыгин встретил его арбитражным. Это шоу тяжеловесов уже напоминает рубку.
19.12.2016
Вряд ли петербургским судьям неизвестно, что пару лет назад Высший арбитражный суд объединился с Верховным. Тем не менее 15 декабря юристы, получив решение одного петербургского суда общей юрисдикции, попытались с его помощью наложить запрет в Арбитражном суде Петербурга. Кроме редкого конфликта судебных актов, «Фонтанка» видит за правовым событием тень спецназа могущественной «Альфы-Групп». Да такую, что даже бесстрашный Гуцериев отказался от мысли о «Юлмарте».

Любой может посетить судебное заседание в Арбитражном суде Петербурга и Ленобласти. И около 18 часов 15 декабря в зале на Суворовском, 52, находились не только представители «Юлмарта», но и юристы Сбербанка. Когда судья Марина Антипиская открыла процесс о введении процедуры банкротства в отношении НАО «Юлмарт» по иску петербуржца Морозова, то ей неожиданно заявил ходатайство один из слушателей.

Заметим, что право требования 250 миллионов малоизвестный петербуржец Морозов приобрел у того же главного акционера «Юлмарта» Дмитрия Костыгина. И как ранее уже предполагала «Фонтанка», на эту комбинацию миллиардер Костыгин пошел в здравом уме. Таким образом, фиксируем очередную правовую хитрость, которая на время корпоративных склок считается военной. Она позволяет возглавить пусть формальное, но банкротство, защищающее компанию от списания денег банками по инкассовым поручениям. Тем более что, по информации «Фонтанки», несмотря на публикации в деловых СМИ о конфликте в «Юлмарте», Костыгин умудрился найти дружественную фирму, что пополнила его оборотные средства перед пиком предновогодних продаж на два миллиарда рублей. Возможно, это все же средства самого Костыгина.

«Фонтанка» уже описала в начале октября, что конфликт в «Юлмарте» перешел в юридическую плоскость. Именно тогда Михаил Васинкевич попытался принудить Дмитрия Костыгина выкупить его долю в 38,5% компании за 100 млн долларов. Сам Костыгин заявил тогда нашему изданию, что готов заплатить 100 млн, но в рублях. В дело вмешалась инвестиционная компания А-1, входящая в состав консорциума «Альфа-Групп», своеобразный юридический спецназ, зарабатывающий — подчеркнем, легально – на участии в акционерных конфликтах.

После того, как на совет директоров "Юлмарта" пришли два юриста А1 с доверенностью от Васинкевича, Дмитрий Костыгин решил, что пришло время (опять же, как ранее мы сообщали) игры в Го. И неожиданно для всех солидный долг компании выкупила «Балтийская электронная площадка». «Фонтанка» предположила, что это было сделано с подачи самого Костыгина, который решил таким образом застраховаться от возможных проблем: теперь именно БЭП стоит первой в реестре кредиторов компании. Соответственно, именно она, а не «А1», имеет лучшие шансы назначить своего профессионального арбитражного управляющего через процедуру банкротства, если давление со стороны «А1» скажется на состоянии «Юлмарта». Все же БЭП подала иски на три ключевые компании Костыгина – «Юлмарт Девелопмент», «Юлмарт РСК» и «Юлмарт ПЗК». А некий Морозов по аналогичной схеме подал иск к четвертой – НАО "Юлмарт".

Вернемся в зал арбитража. «У меня есть ходатайство о приостановке производства по делу», – заявил юрист Сбербанка. Оказалось, что поводом стало определение судьи Смольнинского суда Татьяны Матусяк о запрете Морозову осуществлять права кредитора. Представители НАО «Юлмарт» лукаво поинтересовались, кто он такой, хотя отлично его идентифицировали. Услышав предсказуемый ответ, защита НАО «Юлмарт» заявила отвод, на основании того, что не видит в Сбербанке сторону процесса, а судья отложила слушания до 19 января.

– О загадочном судебном процессе Смольнинского районного суда нам стало известно только на судебном заседании. Можно похвалить оппонентов за смелость в получении такого рода обеспечительных мер, ибо такого рода определения мне не встречались с конца 90-х и начала 2000-х, когда они принимались районными судами буквально пачками, и пачками же отменялись вышестоящими судами из-за процессуальных нарушений, – прокомментировал «Фонтанке» управляющий партнер коллегии адвокатов Pen&Paper Валерий Зинченко, чьи сотрудники защищают «Юлмарт».

Судя по всему, это всех устроило, так как, по данным «Фонтанки», в последнее время между Костыгиным и банками-кредиторами (среди которых ВТБ, «Открытие», Банк «Санкт-Петербург») состоялись деловые переговоры, где финансовые учреждения еще раз заверили, что «Юлмарт» не банкрот, а «только делает вид».

Это отчасти подтверждается текстом того же Зинченко: «Мы были поражены появлением в нашем арбитражном процессе такой величины, как Сбербанк. Ведь в планы НАО «Юлмарт» входило заявить лишь ходатайство об отложении процесса, так как именно об этом, насколько мне известно, представитель здравомыслящей группы акционеров Дмитрий Костыгин договорился со Сбербанком накануне».

Однако, по слухам, специалисты Управления по работе с проблемными активами Сбербанка, которым ранее было отказано в досрочном погашении кредита, прислушались к бывалому Андрею Тясто, ответственному за проект «Юлмарт» в «А1». Сегодня уже мало кто помнит, как под его началом с 2002 года на рынке поглощений молотила инвестиционная структура «Росбилдинг». Говорят, только благодаря его чутью риска эта компания грамотно свернула свою деятельность в 2007 году.

Игроки рынка, опрошенные «Фонтанкой», ушли от комментирования юридических хитросплетений, а обратили внимание на иррациональность данной борьбы. Большинство наших собеседников отметили, что «Юлмарт» – огромный бизнес, но на виртуальной площадке. Компания не имеет активов как здания или производства, которые можно забрать и обратить в деньги после разрушительных атак.

Этот взгляд совпадает с данными «Фонтанки» о том, что с лета этого года между Дмитрием Костыгиным и одним из знаковых предпринимателей Михаилом Гуцириевым прошло минимум две встречи, на которых они обсуждали сделку по «Юлмарту». Ведь не секрет, что Гуцириев начал консолидировать рынок продаж бытовой и мобильной техники со времен покупки его БИНБАНКом МДМ банка (ему по наследству достался ретейлер «Техносила», затем он приобрел сеть «Эльдорадо»). Однако, после публикаций, в том числе и на «Фонтанке», о входе в конфликт «А1» Гуцириев купил не «Юлмарт», а, согласно последним новостям, «М.Видео».

Дмитрий Костыгин в разговоре с «Фонтанкой» чуть ли не поддержал нашу концепцию, но как всегда взглянул на проблему оригинально.

– Что «Альфа» добивается? – сначала вырвалось у него на наш вопрос о суде в арбитраже, где «Альфой» и не пахло.

- «Альфа»? – поймал его автор на слове.

– Действительно, при чем здесь «Альфа»? – тут же то ли среагировал, то ли иронизировал он. И, перебив журналиста, закончил: – Я так вижу: классный боксер сел играть в шахматы и понял, что это не про него. Уже на третьем ходу шахматист, как говорится, открылся, и боксер тут же пробил ему в голову. Вот по таким правилам начинаем играть.

- Шахматист – это вы? – спросила «Фонтанка», которую он ранее уверял, что в этом конфликте выиграет тот, кто более изыскан в игру Го.

– А я похож на драчуна?