Музыка из нефти

Куда Леонард Блаватник вкладывает деньги от продажи ТНК-ВР.
13.10.2015
Неудачей завершилась попытка Леонарда Блаватника приобрести контрольный пакет в российском бизнесе Viasat. Эта компания, владеющая в России несколькими неэфирными каналами, – часть шведского холдинга MTG. Миллиардер в течение нескольких месяцев вел переговоры, было даже подписано соглашение о намерениях, но шведы отказались от сделки в надежде продать компанию на более выгодных условиях.

Несмотря на кризис, неэфирный телевизионный бизнес остается доходным. В прошлом году неэфирные каналы в развивающихся странах, включая Россию, принесли MTG около $304 млн, или 15,2% всех доходов.

Деньги, конечно, не столь впечатляющие по сравнению с $7 млрд, полученными Блаватником в 2013 г. за акции ТНК-ВР. Вся сделка тогда была оценена в $60 млрд. По значимости и сумме ее можно сравнить разве что с продажей Романом Абрамовичем «Сибнефти» в 2005 г. Тогда «Газпром» заплатил за нее $13,1 млрд. Часть вырученных средств Абрамович потратил на Evraz Group Александра Абрамова. Бывшие акционеры ТНК-ВР – Михаил Фридман, Виктор Вексельберг и Леонард Блаватник – также пообещали вложить полученные деньги в отечественную экономику. Но если, к примеру, Виктор Вексельберг играет по-крупному, скупая энергетические компании и российские аэропорты, то Леонард Блаватник предпочитает не рисковать. Его больше интересуют музыка, киноиндустрия и медиа. Сегодня его удел – стартапы, хотя бизнесмен и сохраняет вместе с Виктором Вексельбергом крупную долю в «Русале» Олега Дерипаски. «Ко» выяснил, насколько доходными оказались инвестиции Леонарда Блаватника.

Нефть

«Не Леонид, а Леонард, а лучше Лен, сейчас все его так зовут, – уточняет бывший президент «СТС Медиа» и хороший знакомый бизнесмена Александр Роднянский. – Это один из самых талантливых бизнесменов, которых я когда-либо видел. Он, с одной стороны, предельно рационален и внятен. В отличие от большинства отечественных бизнесменов, которые не знают точно, чего хотят – то ли денег, то ли life style, то ли еще чего-то, – он имеет определенные цели и решает задачи для их достижения. Твердо знает, чего хочет. С другой стороны, он эмоционален – и даже в части бизнеса у Лена есть свои предпочтения, вкусы и интересы». «Блаватник уже давно и с успехом удовлетворил все свои материальные амбиции, и сегодня он не просто инвестор. Ему нравится то, чем он занимается, он глубоко в этом разбирается», – отмечает генеральный продюсер студии «Арт пикчерс» Вячеслав Муругов.

Материальные проблемы Блаватник решил, будучи совладельцем сначала Тюменской нефтяной компании (ТНК), а затем ТНК-ВР. Правда, как говорят его знакомые, до середины 2000‑х он не был заинтересован в сохранении своего пакета в российской «нефтянке». Да и попал он в ТНК со своим сокурсником Виктором Вексельбергом, можно сказать, случайно. Мало у кого в то время было достаточно средств. Образовался консорциум AAR (Alfa Михаила Фридмана, Access Леонарда Блаватника и Renova Виктора Вексельберга). AAR заручился поддержкой председателя Госкомимущества Альфреда Коха, с которым у всех троих были доверительные отношения. В книге «Ящик водки» Альфред Кох называет Блаватника своим товарищем. Но бывшему главе Госкомимущества до сих пор вспоминают, что именно он утвердил дополнительные условия конкурса по ТНК, которым соответствовал исключительно AAR. Рассказывают, что Вексельберг с Блаватником до последнего не могли решить, будут ли вместе с «Альфой» участвовать в аукционе или нет. Глава «Реновы» буквально за час до начала торгов позвонил совладельцу «Альфа-групп» Герману Хану и подтвердил согласие.

ТНК оказалась самой удачной инвестицией Блаватника, Вексельберга и Фридмана. В общей сложности они заплатили за одну из крупнейших нефтяных компаний не более чем $1 млрд (по некоторым оценкам, всего $260 млн). Позже в Счетной палате заявляли, что стоимость запасов нефти и газа на балансе ТНК не была учтена, и цена оказалась заниженной на $920 млн.

В 2003 г. бизнесмены с лихвой окупили свои затраты. Сделка с британской ВР, получившей 50% акций, принесла им $8 млрд. Из них $4 млрд получила «Альфа-групп», по $2 млрд – Вексельберг и Блаватник. Плюс $3,5 млрд, которые за шесть лет выплатила ТНК. От «Роснефти» они получили еще $28 млрд. Это не считая дивидендов ТНК-ВР, которые за 10 лет составили примерно $18,3 млрд. Если все суммировать, выходит около $58 млрд. $14,5 млрд из них получил Блаватник. Сделка с «Роснефтью» подняла бизнесмена в мировом списке Forbes с 25‑го места в сентябре 2012 г. на 22‑е место в сентябре 2013 г. Его состояние увеличилось с $12,5 до $17,8 млрд.

Алюминий

Леонард Блаватник – очень закрытый человек и не любит общаться с прессой. «Ко» не удалось найти ни одного его интервью, и даже биография предпринимателя в разных источниках выглядит по-разному. Так, по данным американского Forbes, он родился в 1957 г. в Одессе, российский Forbes утверждает, что будущий бизнесмен появился на свет в Ярославле, где окончил физико-математическую школу, а затем перебрался в Москву, поступил в Московский институт инженеров транспорта (МИИТ) на факультет автоматики и вычислительной техники, где познакомился с Виктором Вексельбергом.

Институт он так и не окончил, в 1978 г. эмигрировал в США, поступил в Колумбийский университет, где ему присвоили степень магистра компьютерных наук. Спустя несколько лет Блаватник получил американский паспорт и официально сменил имя на Леонард. Новоиспеченный американец работал в сети магазинов Macy’s, где модернизировал систему информационных служб, затем в аудиторской компании Arthur Andersen, параллельно учась в Гарвардской школе бизнеса. В 1989 г. он окончил ее со степенью магистра делового администрирования (MBA). Еще в 1996 г. начинающий предприниматель основал инвестиционную компанию Access Industries. Первым ее крупным бизнесом стала транспортная компания, занимавшаяся грузоперевозками по всей Америке. Спустя год Блаватник приехал в Москву на нефтегазовую выставку, где случайно встретился с Виктором Вексельбергом, который тогда еще был заведующим лабораторией Особого конструкторского бюро по бесштанговым насосам (ОКБ БН «Коннас»), но собирался заняться бизнесом. Бывший однокурсник начал уговаривать своего друга вернуться в Россию.

В 1989 г. у Вексельберга появился кооператив «Комвек», а год спустя друзья организовали совместное инвестиционное предприятие, которое занималось поначалу экспортом российского сырья. Один из секретов успеха Блаватника – в связях, которые были у него в США. Известно, что Блаватник жертвует значительные суммы в избирательные фонды конгрессменов Республиканской партии от штата Нью-Йорк (головной офис фирмы Блаватника находится в Нью-Йорке). Первая удачная сделка – продажа 500 т алюминия Иркутского алюминиевого завода («ИркАЗ») в США. Чуть позднее русский американец открыл представительство «ИркАЗа» в Нью-Йорке. Ему удалось организовать встречу менеджмента завода с руководством американского гиганта Alcoa Полом О’Нилом в Питтсбурге. «Ренова» также помогала предприятию с сырьем, а в 1993 г. победила на инвестиционном конкурсе по продаже 20‑процентного госпакета акций «ИркАЗа». Два года спустя «Ренова» получила контроль над Уральским алюминиевым заводом. Так появилась Сибирско-уральская алюминиевая компания (СУАЛ). Вексельберг занимался построением алюминиевого холдинга, а Блаватник организовал сбыт продукции за границей и внешнее финансирование.

Бизнесмен поддерживал связи и с политической элитой России. Он дружен с Анатолием Чубайсом, Сергеем Степашиным, тогда первым вице-премьером правительства, Альфредом Кохом. Именно Блаватник в 1999 г. организовал визит Степашина в Вашингтон, где устроил ему прием с участием американских конгрессменов. А чуть позднее помог организовать поездку в США Альфреду Коху.

Начиная с середины 1990‑х в России заполыхали «алюминиевые войны» (братья Черные, Рубены, Борис Березовский, Роман Абрамович, Олег Дерипаска). Но Блаватник с Вексельбергом смогли от них защититься, согласившись на слияние с «Русалом» Олега Дерипаски и швейцарским трейдером Glencore в начале 2007 г. Сегодня у SUAL Partners 15,8% в объединенной компании «Русал». Этот пакет стоит примерно $1,8 млрд, что, конечно, не идет ни в какое сравнение с деньгами, которые получили партнеры от ТНК-ВР.

Впрочем, еще в 2003 г., после создания ТНК-ВР, Блаватник стал терять интерес к металлургии и отчасти – к «нефтянке». Дороги партнеров в плане дальнейших инвестиций начали расходиться. Все последующие инвестиции Блаватник делал на свой вкус и риск.

Химия

Access Industries в 2004 г. выкупила у Джорджа Сороса блок-пакет «Связьинвеста» за $625 млн, а два года спустя продала их ОАО «Комстар-ОТС» за $1,3 млрд. Сорос впоследствии признал, что продажа «Связьинвеста» была для него самой неудачной сделкой в карьере. Но главную ставку Леонард Блаватник сделал на нефтехимию.

За $1,1 млрд Access Industries в 2005 г. купила у Shell и ВASF крупнейшего в мире производителя полипропилена – компанию Basell. Она задолжала кредиторам $4 млрд, но Блаватник гордился приобретением. К тому же это была первая крупная сделка, не связанная с российскими партнерами и рынком. Он пытался расширить свое влияние в нефтехимии, хотел приобрести еще несколько компаний отрасли, включая Huntsman International, но не получилось. В начале 2007 г. он обратил внимание на техасский нефтехимический гигант Lyondell. Начал Блаватник с покупки 8% акций, но уже в июле 2007 г. заявил о готовности получить контроль в Lyondell. Он предложил $48 за акцию с 45‑процентной премией к рынку. «Безумец», – отговаривали его друзья и сотрудники Access. Но Блаватник не прислушался. «Я рисковал своими деньгами, а не их», – ответил он американскому Forbes.

Общая сумма сделки превысила $20 млрд с учетом долга компании. Она завершилась в декабре 2007 г., но спустя несколько месяцев разразился мировой экономический кризис. Цены упали, а в январе 2009 г. LyondellBasell объявила о несостоятельности, попросив защиты от кредиторов по ст. 11 американского закона о банкротстве.

Вздохнуть спокойно Блаватник смог лишь в 2010 г. В апреле компания завершила процедуру банкротства, списав $19 млрд долга, и разместила акции на Нью-Йоркской бирже, которая оценила ее в $15 млрд. Бизнесмен вновь начал скупать бумаги, потратив на это более $2 млрд. Ему удалось собрать 16%. И не зря. 7 октября акции LyondellBasell торговались на Нью-Йоркской бирже по $93,63. Рыночная капитализация – $53,5 млрд. Соответственно стоимость пакета Леонарда Блаватника – около $8,5 млрд – в 9,4 раза больше, чем его доля в ОК «Русал».

Медиа

Нефтехимический проект оказался очень рискованным для бизнесмена, после чего он начал осторожничать и вкладываться в бизнес по душе. Его интересовали музыка, кино, Интернет и всевозможные стартапы. Еще в 2004 г. Access Industries купила 2% мирового лейбла звукозаписи Warner Music Group, а сам Блаватник входил в совет директоров компании.

Для начала бизнесмен инвестировал в одну из крупнейших российских киностудий – производителей сериалов «Амедиа», созданную в 2002 г. бывшим гендиректором телеканала «Россия» Александром Акоповым. За половину компании Блаватник заплатил в 2005 г. $45 млн, а спустя еще два года довел свою долю до 66%. Бизнесмен и телепродюсер познакомились в начале 1990‑х. У них было много общих знакомых, эмигрировавших в США. «Амедиа», очень громко заявив о себе, до сих пор остается лидером в производстве телеконтента, – говорит бывший генеральный директор канала СТС, а ныне генеральный продюсер компании «Арт пикчерс» Вячеслав Муругов. – Это одна из первых студий, которая во многом определила лицо канала СТС вместе с Акоповым и Роднянским (бывший глава холдинга «СТС Медиа». – Прим. «Ко»)». Под руководством Роднянского в 2003–2006 гг. аудитория канала выросла с 500 тыс. до более чем 850 тыс. человек, а успех каналу принесли снятые «Амедиа» сериалы «Бедная Настя», «Моя прекрасная няня» и «Не родись красивой». По мнению Муругова, без Блаватника не было бы «Амедиа». Конечно, всей операционной работой занимался Акопов, но стратегию вырабатывал Блаватник. Сейчас «Амедиа» – крупнейшая российская киностудия с 16 павильонами. Для сравнения: у «Мосфильма» их 12, у «Главкино» – 10.

Вслед за «Амедиа» Блаватник начал присматриваться и к СТС. В марте 2007 г. Access Industries приобрела у фонда Baring Vostok Capital Partners около 6,03% акций «СТС Медиа». Рыночная стоимость пакета на NASDAQ на тот момент составляла $181–191 млн. Но сделка оказалась неудачной. Грянул кризис, и капитализация канала рухнула. К январю 2009 г., когда компания вышла из этого актива, рыночная стоимость пакета не превышала уже $45,8 млн.

Весной этого года Акопов запустил новый проект – студию «Космос фильм» – и продает свою долю «Амедиа» Блаватнику. «Сделка пока не завершена», – заявил «Ко» Александр Акопов. Они останутся совладельцами только одной компании группы «Амедиа» – «А Сериал», управляющей четырьмя неэфирными каналами и видеосервисом Amediateka. Почему Акопов уходит? Во‑первых, хочет сделать что-то новое, во‑вторых, не желает рисковать. По его словам, прошло время, когда студия сначала снимала сериал, а затем смотрела, кто из каналов предложит лучшую цену. Сейчас все по-другому: существует огромный риск, что инвестированные в проект средства не окупятся или вовсе пропадут. «Лен Блаватник способствовал тому, чтобы «Амедиа» двигалась в сторону цифровой дистрибуции, – рассказывает Александр Роднянский. – Например, Amediateka – это попытка создания отечественного HBO (Home Box Office – американский кабельный телевизионный канал, входящий в корпорацию Time Warner. – Прим. «Ко»). Если рынок продолжит развиваться, то твердая позиция в цифровом сегменте даст хороший потенциал для роста. Что касается кинопроизводства, не думаю, что это очень сильная позиция. Привычка рынка к пиратскому контенту не позволит много зарабатывать».

Несмотря на столь пессимистические прогнозы, Блаватник продолжает инвестировать в медиа. Летом 2011 г. он купил у Time Warner Warner Music Group за $3,3 млрд. Его даже не остановила переплата в 30% по сравнению со средней рыночной стоимостью за предшествовавшие сделке полгода.

Стартапер

На Warner Music любитель музыки Блаватник не остановился: он приобрел еще с десяток медийных и телекоммуникационных активов за пределами России, в том числе скандинавскую сотовую компанию Nordisk Mobiltelefon и Wi-Fi-оператора в Индии. Блаватник владеет правами на спортивные трансляции в Великобритании и Израиле. Access Industries контролирует британское подразделение созданной Мэлом Гибсоном компании Icon (среди ее фильмов нашумевшие «Страсти Христовы»), а также британскую медиагруппу Top-Up TV. Компания также пыталась приобрести Metro Goldwyn Mayer и Dreamworks, но не сошлись в деньгах – сделка сорвалась. В 2012 г. фонд Блаватника вложил во французский музыкальный сервис Deezer 100 млн евро. Теперь это конкурент Apple Music. И до конца года Deezer планирует провести IPO, рассчитывая привлечь 1 млрд евро.

Перечислять инвестиции Блаватника в стартапы можно долго. Это и разработчик мобильного приложения для распознавания музыки Shazam Entertainment, в котором $3 млн Блаватника, и сервис Beats Music, который в прошлом году был продан Apple. Самым крупным вложением Блаватника стала инвестиция в немецкую фабрику стартапов – венчурную компанию Rocket Internet. Туда ушло более $400 млн. «Это успешная инвестиция, – говорит сооснователь и управляющий партнер фонда InVenture Partners Сергей Азатян. – Rocket Internet – большой инкубатор стартапов по всему миру – известна тем, что копирует удачные западные проекты с их последующей перепродажей, основное внимание уделяет проектам в сфере электронной торговли». Rocket Internet работает более чем в 50 странах мира, и в ее портфеле такие проекты, как Lamoda, Zalando, eDarling, EasyTaxi. А среди акционеров – JP Morgan, Holtzbrinck Ventures, Blumberg Capital и др.

С InVenture Partners Блаватник тоже находится в партнерских отношениях. Он соинвестор одного из проектов фонда – GetTaxi. Это была первая инвестиция фонда, и Блаватник вложил в GetTaxi около $20 млн. «Всего в этот проект вложено около $220 млн, за шесть лет компания выросла почти в 20 раз», – отмечает Сергей Азатян.

Несмотря на пожелание Владимира Путина бывшим акционерам ТНК-ВР инвестировать в Россию, Леонард Блаватник этого не делает. Работать ему не запрещают, денег не требуют, а в случае чего синий паспорт гарантирует ему защиту.

Резюме Леонарда Блаватника

Год рождения: 1957

Образование:
1978 г. – ушел с четвертого курса Московского института инженеров транспорта
1978 г. – эмигрировал в США
Магистр компьютерных наук Колумбийского университета (Нью-Йорк)
1989 г. – магистр делового администрирования Гарвардской школы бизнеса

Опыт работы:
1986 г. – учредил инвестиционную компанию Access Industries
1990 г. – вместе с Виктором Вексельбергом учредил
совместное инвестиционное предприятие «Ренова»
1996–2006 гг. – совладелец СУАЛа
1997–2003 гг. – совладелец ТНК
2003–2013 гг. – совладелец ТНК-ВР
с 2005 г. по настоящее время – совладелец «Амедиа»
(крупнейший российский производитель телесериалов)
с 2006 г. по настоящее время – совладелец ОК «Русал»

Крупнейшие зарубежные активы:
LyondellBasell Industries, Warner Music Group

Семейное положение: женат, воспитывает четверых детей