Мусорить при Беглове - выгодно

Кто зарабатывает на свалках вокруг Петербурга.
Власти Северной столицы выделили более миллиарда рублей на борьбу с несанкционированными свалками. Инициатива, казалось бы, вполне здравая: Петербургу давно требуется уборка. Однако меньше свалок почему-то не становится. Эксперты убеждены, что эта ситуация напрямую связана с доходами, которые чиновники получают от серых схем складирования отходов. Деньги в этой сфере вертятся огромные, а конфликтные вопросы всё чаще решают бандитскими методами.

Нападение на главу поселения Красный Бор в Ленинградской области Александра Канцерева было совершено 11 ноября. Неизвестный металлической трубой избил 57-летнего чиновника, нанося ему удары преимущественно по голове. В результате Канцерева с открытой черепно-мозговой травмой и переломами костей лица госпитализировали – сейчас глава поселения находится в тяжёлом состоянии, и неизвестно, выживет ли. При этом, судя по некоторым обстоятельствам, покушение не объяснишь каким-то случайным личным конфликтом – год назад Канцереву подожгли дом, при этом дверь была подпёрта снаружи, только чудом чиновник выжил.

В мае нападению подвергся экс-глава и действующий депутат соседнего с Красным Бором посёлка им. Свердлова Евгений Чекирев. Сейчас правоохранительные органы отрабатывают различные версии преступления, среди которых одной из наиболее вероятных является конфликт, связанный с выво­зом мусора из Петербурга. Второй по величине мегаполис России генерирует колоссальное количество отходов, которые надо вывозить и где-то складировать. И практически на протяжении всей цепочки «отходного бизнеса» действуют различные серые схемы, позволяющие их организаторам зарабатывать огромные деньги. Но реализовать эти схемы можно только при условии лояльности местных властей. Если же с теми не получается договориться или же чиновники начинают требовать слишком много, то, видимо, тогда в ход и идут спички и арматура. И как тут не вспомнить, что рядом с посёлком Красный Бор расположен одноимённый мусорный полигон, неоднократно засветившийся в разнообразной уголовщине, включая бесконтрольное складирование токсичных отходов.

Миллиарды из мусора

– В год Петербург генерирует около 9,6 млн тонн отходов, из них коммунальных – 1,2 млн, строительных – немногим больше 8 миллионов. По нашим оценкам, только стройиндустрия отправляет на несанкционированные свалки от 20 до 30% отходов, то есть до 2,4 млн тонн. Стоимость приёмки стройотходов на полигоне – порядка 500 рублей за кубометр (в тонне больше 1 кубометра). А на несанкционированной свалке – на порядок меньше. Заявляя заниженные объёмы, застройщики снижают затраты не только на утилизацию отходов, но и на плату за ущерб окружающей среде, – говорит эколог, член общественного совета Минприроды РФ Сергей Грибалёв.

Петербургские власти проблему осознают, но каждый раз разводят руками. Дескать, невозможно отследить каждый грузовик.

– Злодеи экономят деньги. Недобросовестные строители привлекают к вывозу такого мусора фирмы-однодневки, которые нанимают физлиц на личном транспорте. Преступные схемы стали изощрёнными, крайне сложно отследить цепочки, – жаловался в прошлом году заместитель председателя городского комитета по природопользованию Александр Кучаев.

Однако то, что не получается сделать у петербургских чиновников, удаётся сделать экологическим активистам, которыми становятся жители деревень и посёлков, оказавшихся рядом с грандиозными несанкционированными свалками. Они доказали: установить нарушителей можно элементарно. Ведь для того, чтобы мусорная бизнес-схема успешно функционировала, недостаточно раз в год отправить один грузовик со стройотходами. Для этого нужны вереницы машин, которые будут ездить по одному и тому же адресу. И не заметить их может только тот, кто будет старательно отводить глаза.

– В течение нескольких лет наши активисты фиксировали работу незаконных свалок во Всеволожском районе, проводили пробы, фотографировали колонны самосвалов, обращали внимание властей на то, что у нас незаконно работают целые предприятия, перерабатывающие мусор, – рассказывает эколог Борис Холопов. Увы, но собранные доказательства по какой-то причине так никого и не заинтересовали, хотя активисты показывали и номера автомобилей, и ИНН фирм, которым те принадлежали.

Доходная борьба с отходами

Несанкционированные свалки – это только часть мусорной проблемы. Другое распространённое нарушение связано с захоронением отходов не того класса опасности, который указывается в документах. Благодаря этому удаётся экономить гигантские деньги. Так, к примеру, было на том же полигоне в Красном Бору, где токсичные отходы, отравляющие и воздух, и воду, и почву, сваливали вместе с бытовым мусором. Чаще всего, чтобы как-то замести следы и отвести глаза проверяющим, такие отходы либо утрамбовывают в мусор, либо сжигают. Впрочем, иногда процесс начинает выходить из-под контроля, и тогда власти уже не могут перестать закрывать глаза на ситуацию.

Так, в марте 2020 года на территории Колтушского сельского поселения даже пришлось официально вводить режим чрезвычайной ситуации – в пробах воздуха и сточных вод там зафиксировали зашкаливающее превышение концентрации загрязняющих веществ от второго до четвёртого класса опасности. Общую сумму ущерба природе оценили почти в 300 млн рублей. Свалку временно закрыли, а отходы начали развозить по другим полигонам. Заодно возбудили уголовное дело в отношении предпринимателя, ведавшего полигоном. Впрочем, каких-либо подвижек пока не видно, и не исключено, что дело в итоге спустят на тормозах.

Однако подобные случаи остаются большой редкостью. Гораздо чаще свалка растёт, вокруг неё возникают новые, никем не санкционированные места выброса отходов, карманы чиновников пополняются, а недовольным жителям предлагают обращаться в суд или дожидаться рекультивации полигона.

На этом фоне власти постоянно выделяют бюджетные средства на борьбу с незаконными свалками. Например, в 2020 году один только Выборгский район Санкт-Петербурга получил более 140 млн рублей, а Красносельский и Московский – по 200 миллионов. В целом же городской бюджет за 2021 год потратил на решение мусорной проблемы более миллиарда! Между тем ещё четыре года назад активисты ОНФ обнаружили на территории Ленобласти 122 незаконные свалки и нанесли их на специальную интерактивную карту, названную «Генеральная уборка». Предполагалось, что теперь-то свалки навсегда уберут. Сейчас эта карта уже не действует, а грузовики с мусором продолжают катить из мегаполиса в область. В результате к 2021 году журналисты насчитали более 300 несанкционированных свалок вокруг Петербурга. Сколько денег потребуется, чтобы их убрать? Другими словами, чиновники, похоже, зарабатывают на серых схемах складирования отходов дважды – сначала закрывая глаза на вывоз мусора, потом на его уборке. И можно только предполагать, какие этажи Смольного затрагивает этот выгодный бизнес. По крайней мере остаётся непонятным, то ли губернатор Александр Беглов не знает, что происходит у него под носом, то ли, наоборот, знает слишком уж хорошо.

Конкретно

Эксперты уверены: нет ничего проще, чем остановить поток строительных отходов, которые вывозят со строек города. Нужна только политическая воля. Если уж деревенские бабули с фотоаппаратами способны установить источник происхождения тех или иных груд отходов, то контролирующим органам и ответственным лицам это тем более нетрудно. К тому же люди, которые экономят на вывозке мусора и тем самым создают возможность этого полукриминального бизнеса, не особо скрываются – крупных застройщиков все знают. Они вхожи в коридоры власти, регулярно встречаются и с губернатором, и с руководителями правоохранительных органов, сидят в президиумах благотворительных премий, дают интервью официальным СМИ. Власти Санкт-Петербурга просто должны подумать не о комфорте и кошельке этих уважаемых бизнесменов, а о нормальной жизни подотчётного населения.
Будущая глава партячейки "эсеров" в Петербурге Надежда Тихонова - кого надо племянница
Племянница Сергея Миронова Надежда Тихонова нацелилась на первые роли в ЗакСобрании Санкт-Петербурга, а за ее плечами может стоять многомиллионный мебельный бизнес.
Суд больше не считает, что миллиардер Берсон не в себе
Борису Берсону отменили арест и психо-неврологическую экспертизу.
Питерские чиновники - вылитые уголовники
Почему в Санкт-Петербурге чиновников уголовно стали наказывать всё чаще, и есть ли тут конспирология.
Питерский «Метрострой» закопался в банкротство
Кто заплатит за развал так нужной городу компании?
Питерский депутат-прогульщик избавляется от активов
Бывший депутат Законодательного собрания Петербурга Александр Салаев продаёт торговые центры в Рыбацком и Гатчине общей площадью 50 тысяч кв. м. За оба объекта он хочет получить 4 миллиардов рублей.
Особняк Черкасского аукнулся совладельцу «Адаманта»
Бориса Берсона арестовали заочно.
Завод Nissan под руководством Соколова может загнуться окончательно
Бывший завод Nissan в Санкт-Петербурге "прицепят" к АвтоВАЗу. Вот только справится ли с управлением гендиректор предприятия Максим Соколов.
Закат «Красной звезды» Павла Бараненко
В суде закатилась звезда реконструктора Бараненко.
Немецкого подрядчика завода в Усть-Луге просят раскошелиться почти на миллиард евро
Сумма иска «Русхимальянса» к Linde превысит 970 миллионов евро.
К «Морскому вокзалу» никак не причалят инвесторы
Отсутствие иностранных круизов тормозит знаковый проект в Санкт-Петербурге.
Силовики глушат Оксимирона
В музыкальном произведении нашли призыв к сепаратизму.
Питерского градозащитника избивали в пользу застройщика
Дело о нападении на Олега Мухина дошло до суда.
Эллинг «Северной верфи» принял не тех
Как «электрики» из ООО «ПК РусГард» взялись достраивать сложный объект.
Пакистанских мандаринщиков развели на деньги
Арбитраж вне подозрений.
Склады сына Матвиенко вновь выставили на торги
Газпромбанк пытается продать производственно-складской комплекс за 300 миллионов рублей.
IKEA заплатит за непостроенную развязку под Питером
Суд взыскал с нее 60 миллионов рублей. Это сумма расходов партнера шведской компании за непостроенную развязку к торговому центру под Санкт-Петербургом.
Эквадорского наркобарона закатали в России на 17 лет
Санкт-Петербургский городской суд огласил приговор жителю Эквадора Киньонесу Франсиско Ксавьеру Кортесу.
Замдиректора психбольницы делал деньги на стрижке
Красносельский районный суд Санкт-Петербурга приговорил к 12 годам лишения свободы бывшего заместителя директора СПб ГБСУСО «Психоневрологический интернат № 9» Дмитрия Могилевского.