Морской царь

Кто и как контролирует добычу рыбы в России
21.06.2016
В середине июня началась путина на Дальнем Востоке. Судя по заявлениям представителей отрасли и официальных лиц региона, объемы производства рыбной продукции должны вырасти, и соответственно – снизиться цены на конечный продукт. Но оптимистичные прогнозы могут оказаться далекими от реальности и рыба на прилавках не подешевеет. Связано это не с промысловиками, а с монополией переработчиков.

Еще два года назад директор Мурманского рыбокомбината Михаил Зуб заявил, что 80% российских ресурсов рыбной отрасли контролирует компания Ocean Trawlers. Может быть, эта цифра и завышена, но роль этой компании, как скупщика и экспортера российской рыбы, огромна. «Ведомости» называют бенефициара Ocean Trawlers Виталия Орлова крупнейшим рыбодобытчиком России с годовой выручкой в $500–600 млн. Компаниям Орлова принадлежит 15% квот на вылов в российских водах трески, минтая и сельди, что делает его одним из крупнейших в мире поставщиков белой рыбы, действующим на всех ключевых рынках.

Каким же образом выпускник мурманской мореходки стал рыбным императором России? После недолгой практики на траловом флоте Орлов занялся коммерцией. «Где-то в середине 1993 г. меня пригласили работать в шведскую компанию Scansea International, – рассказывает он в интервью «Коммерсанту». – Это была лидирующая компания по торговле с российскими предприятиями треской, пикшей и кальмаром. В мои обязанности входило искать контракты с поставщиками, обеспечивать поставки продукции для дальнейшей реализации».

Бизнес Scansea заключался в банальной перепродаже российской рыбы западным, прежде всего норвежским, контрагентам. В 1997 г. сотрудники Scansea Магнус Рот и Виталий Орлов, который к тому времени переехал в Норвегию и даже стал гражданином этой страны, учредили новую компанию – Ocean Trawlers, в которой получили по 33% акций, остальные, согласно сообщениям СМИ, достались владельцу ряда мурманских рыболовецких компаний Александру Тугушеву. За несколько лет оборот их предприятия вырос с нуля до 1,5 млрд норвежских крон. «Орлов со своими партнерами так резко стартовали, что уже через несколько лет в Норвегии с удивлением обнаружили, что до 80% рынка трески этой страны контролирует Ocean Trawlers», – вспоминает собеседник «Ведомостей».

Журналистам норвежской телекомпании NRK стали доступны некоторые документы и договоры структур Ocean Trawlers с российскими судоходными компаниями. Заключая договоры аренды, компании Ocean Trawlers снимали с себя всю ответственность за действия судов в море и при этом получали возможность реализовать большую часть российских квот на вылов трески и контролировать ее продажу на несколько лет вперед. При таких контрактах ответственность за незаконный вылов рыбы ложилась на российские судоходные компании. Их суда арестовывали, а Ocean Trawlers оказывалась ни при чем. В итоге, по данным нескольких российских и норвежских источников, структуры предпринимателей контролировали более 50% оборота средств от добычи российской трески в Баренцевом море.

Рот и Орлов явно пользовались благосклонностью норвежского Директората рыболовства, который засекретил документы, бросавшие тень на деятельность Ocean Trawlers, и обнародовал их лишь под давлением общественности. В России норвежским тележурналистам также пришлось с трудом добывать нужную информацию. Некоторые российские коллеги не хотели, чтобы их имена появились в программе по итогам расследования. Во время работы норвежских телевизионщиков в России двух представителей рыболовной мафии из Мурманска застрелили прямо на улице.

После того как деятельность Ocean Trawlers попала под прицел СМИ, скандал получился громкий. Как отмечают «Ведомости», одновременно с этим в России возникли проблемы и у Александра Тугушева, который в сентябре 2003 г. был назначен заместителем председателя Госкомрыболовства. Чиновника, среди прочего, обвиняли в покровительстве Ocean Trawlers и в том, что по его указанию выловленная архангельскими рыбаками рыба поставляется только этой норвежской компании.

Магнус Рот и Виталий Орлов исчезли из Норвегии и перергистрировали компанию в Гонконге. «К 2010 г. Ocean Trawlers стала крупнейшим поставщиком трески и пикши из Баренцева моря. Каждый пятый кусок жареной трески или пикши, который ест британец, поставляет наша компания», – хвастался Магнус Рот журналу Norsk Fiskerinaering. Компаньоны все так же скупали российские рыболовные ресурсы и продавали зарубежным приобретателям, а те зачастую перепродавали продукцию обратно в Россию.

Согласно докладу «Торговые потоки на рыбном рынке Азии», подготовленному в 2009 г. по заказу Министерства рыболовства и прибрежных зон Норвегии, Ocean Trawlers скупала улов у российских фирм и передавала его китайским переработчикам – в частности, ежегодно по 50 000 т трески и 10 000 т пикши, пойманной в Баренцевом море.

Основной китайский переработчик – корпорация Pacific Andes International Holdings, крупнейший в мире производитель рыбного филе. К 2012 г. Pacific Andes контролировала порядка 60–70% всей добычи минтая на российском Дальнем Востоке, о чем во всеуслышание заявило руководство холдинга, рассчитывая поднять цену своих акций. Эти откровения вызвали жесткую реакцию Москвы. В июле 2012 г. на заседании правительственной комиссии по контролю над осуществлением иностранных инвестиций под председательством Дмитрия Медведева, холдинг Pacific Andes был приведен в качестве примера иностранного участника, пытающегося установить контроль над российскими рыболовными компаниями. Деятельностью китайцев занялась антимонопольная служба.

Тем не менее Pacific Andes продолжает закупать российский минтай. По информации эксперта рыбной отрасли Александра Тимофеева, сейчас структуры, аффилированные с Pacific Andes, получают российскую рыбу через Ocean Trawlers Hong Kong Ltd., а поставщиками выступают контролируемые Орловым и Ротом российские рыбопромышленные компании – приморская «Ролиз» и камчатская «Акрос».

Cкупкой активов в России Орлов и Рот активно занялись в 2011 г. через холдинг Александра Тугушева «Карат». В собственность «Карата» перешел Мурманский траловый флот и компания «Сахалин лизинг флот».

Покупки требовали затрат: по информации «Коммерсанта», одна только «Ролиз» обошлась в $50 млн. По свидетельству Орлова, сделать качественный рывок в расширении бизнеса помогли хорошие отношения со Сбербанком России.

Как раз в разгар скупки Орловым рыбодобывающих предприятий разгорелся скандал вокруг Pacific Andes, и российские власти решили избавиться от иностранных компаний, контролирующих промысел в российской экономической зоне. Над компаньонами нависла реальная угроза. Комментируя информацию о покупателях дальневосточного ЗАО «Ролиз», то есть, по сути, об Орлове и Роте, бывший в то время руководителем центра общественных связей Федерального агентства по рыболовству Александр Савельев отметил, что если компанию приобретает иностранная группа, то, согласно законодательству, они должны получить согласование в правительстве РФ. «Структура владения может быть сколь угодно изощренной, но, если поступят сведения, что компании контролируются Ocean Trawlers, меры будут приняты. В первую очередь они лишатся всех квот на ловлю рыбы», – заявил в декабре 2012 г. Александр Савельев.

Квоты у Виталия Орлова остались, как и приобретенные активы, зато с тех пор Росрыболовство покинули и сам Савельев, и глава ведомства Андрей Крайний.  Между тем Орлов отказался от норвежского гражданства только в 2014 г. Что небезынтересно, норвежское законодательство не допускает двойного гражданства – претендент обязан отказаться от своего прежнего статуса. Получается, что Орлов либо обманул скандинавов, сообщив об отказе от российского паспорта, либо ему пришлось вновь получать гражданство РФ, либо он ввел в заблуждение соответствующие службы обоих государств.

Российские СМИ также неоднократно сообщали о швейцарском гражданстве Орлова, но его представители данный факт решительно отрицают. Поэтому Орлов уверен, что изъятие квот у иностранных компаний в 2018 г. ему лично не грозит. Вместе с тем, его редко видят на родине. А по сведениям британского издания The Guardian, не так давно Орлов за 13 млн фунтов стерлингов ($18,9 млн) полностью выкупил 39-й этаж в самом высоком жилом здании Великобритании – башне St.George Wharf.