«Могу охарактеризовать Михаила Гурко как чрезвычайно подлого человека»

В суде допросили губернатора Зауралья Богомолова, бывшего мэра Кургана Серкова и самого обвиняемого – экс-первого зама главы региона Бухтоярова.
14.11.2013
К процессу бывшего первого замгубернатора Зауралья Александра Бухтоярова подключили тяжелую артиллерию. Сторона защиты, которой предоставили слово, сразу же вызвала в суд не кого-нибудь, а губернатора региона Олега Богомолова, которого сегодня допросили в суде. Вторым тяжеловесом стал экс-глава Кургана Виктор Серков. Да и сам обвиняемый Александр Бухтояров неожиданно решил дать показания и отбился от всех вопросов гособвинения. За происходящим наблюдала корреспондент Znak.com.
 
«В суд Богомолов приехал» - это стало новостью №1 сегодняшнего заседания в процессе по уголовному делу бывшего первого замгубернатора Зауралья Александра Бухтоярова, который обвиняется в получении взятки снегоходом (часть 5 статьи 290 УК РФ). По версии следствия, напомним, взятку давали за предоставление в 2008 году Спорновского охотхозяйства ЗАО «Ларма» (занимается в Сургуте ресторанным бизнесом). Как передает корреспондент Znak.com, сегодня в суде слово взяла сторона защиты Бухтоярова, «выстрелив» в обвинение сразу двумя весомыми свидетелями – губернатором Зауралья Олегом Богомоловым и бывшим главой Кургана Виктором Серковым.
 
Первым перед судом выступил губернатор Олег Богомолов.

Для начала адвокат Бухтоярова Сергей Логинов поблагодарил главу региона за то, что тот нашел время прийти на заседание, а после «задал вводные» - спросил у Богомолова, давно ли тот знаком с Александром Бухтояровым и Михаилом Гурко - осужденный экс-депутат Курганской облдумы и экс-советник губернатора, главный свидетель обвинения – прим. ред.). Олег Богомолов ответил, что первого знает «года с 1968-го, со второго курса – мы вместе учились», а со вторым познакомился чуть позже, но это тоже было давно – еще в студенческие времена. Затем Логинов уточнил, нет ли у Богомолова неприязни к Гурко («скорее всего, нет») и перешел к сути дела – разговору губернатора с бывшим депутатом облдумы, который, как выяснилось, и дал начало всей истории со взяткой снегоходом.
 
«Помните ли вы ваш разговор с Гурко, когда он вам предложил купить снегоход?» – спросил Сергей Логинов. «Это был не разговор – мимолетная информация года три назад, что он продает снегоход. Не более того», - ответил Богомолов. «Говорили ли вы об этом разговоре еще кому-либо? В частности, Александру Ивановичу?» - продолжил адвокат. Свидетель признался: «Мы часто говорим на разные темы. Да, я говорил, что Гурко обронил фразу, что продает снегоход».
 
Уцепившись за эту фразу, гособвинитель Андрей Булыгин решил уточнить, когда состоялся разговор, но губернатор не смог назвать точной даты, отметив, что «скорее всего, это была осень». Судья Сергей Волосников чуть позже тоже попытается внести конкретику, спросив у Богомолова, где и в какое время суток произошел разговор. Богомолов уточнял, что «в коридоре где-то мы стояли, встретились в администрации правительства или в думе» во «второй половине дня, скорее всего». Также судья далее будет выяснить, о каком снегоходе шла речь: принадлежал ли он Гурко, пояснял ли тот, что это за техника, -  но губернатор не сможет ответить на эти вопросы, подчеркнув, что ему эта тема была неинтересна.
 
Кроме того, прокурор Булыгин пытался выяснять у Богомолова, помнит ли он о концепции передачи охотхозяйств в долгосрочное пользование, разработанной в 2007 году (губернатор: «Помню, да»), а также о том, каким образом оформлялась процедура передачи хозяйств. «Законодательство меняется практически каждый год, в том числе и в этой части. Какое-то время это решение принимал департамент (природных ресурсов), какое-то время – правительство по представлению департамента», - рассказал Олег Богомолов, уточнив, что окончательную подпись под документом ставит губернатор.
 
Прояснив этот момент, прокурор поинтересовался у Богомолова, какие отношения связывали Бухтоярова с Гурко и был ли последний вхож в кабинет первого.
 
Губернатор ответил просто: «У них были человеческие отношения. Гурко был вхож в кабинет Бухтоярова так же, как и в кабинет ко мне и другому члену правительства – как депутат областной думы».
Напоследок прокурор спросил, имеют ли заместители губернатора, в том числе и Бухтояров (когда он им был), право посещать свой служебный кабинет во время отпуска, и Богомолов сказал, что «конечно, имеют».
 
На этом вопросы к Олегу Богомолову закончились и за трибуной его сменил бывший глава Кургана Виктор Серков. Изначально Серков был заявлен как свидетель обвинения, но прокурор не смог добиться его явки в зал суда, и тогда его вызвала сторона защиты.
 
Бывшего мэра адвокат Бухтоярова попросил рассказать о ключевом свидетеле обвинения Михаиле Гурко.
 
«Могу охарактеризовать Михаила Николаевича как чрезвычайно подлого человека», - заявил Серков на суде.

В качестве примера экс-мэр Кургана начал было приводить эпизод, когда Гурко обращался к нему за помощью по вопросу приобретения акций Центрального рынка и незаконного контроля над Некрасовским рынком, но свидетелю пришлось прерваться на полуслове – против того, чтобы заслушать эту историю, выступил прокурор Андрей Булыгин. «Мы не рассматриваем дело в отношении Гурко», - отрезал он. Тогда адвокату Бухтоярова пришлось раскрыть карты: «Разрешите, Виктор Владимирович продолжит, - попросил Сергей Логинов у суда. – На мой взгляд, это важно для характеристики свидетеля обвинения. Важно, что все преступления, в которых обвинили Гурко, он совершал в отношении тех людей, с которыми был в хороших отношениях». «Виктор Серков вообще был записан как свидетель обвинения, но потом вдруг обвинение отказалось от остальных свидетелей, в том числе и от него, наверное, по той причине, что Виктор Владимирович не подходит для свидетеля обвинения», - предположил защитник.
 
Судья Сергей Волосников внял просьбе адвоката и попросил его задавать Серкову конкретные вопросы. Логинов согласился и повернул разговор. «Ваши земельные участки с Гурко находятся рядом?» - спросил он у Серкова (тот в начале заседания пояснил, что проживает в поселке Придорожный Кетовского района). «Да», - ответил свидетель, который в 2007-2008 годах строил на участке дом, часто приезжал туда из Кургана и встречался в Гурко. «Нам тут многочисленные свидетели показывали, что не могли разгрузить снегоход. Расскажите, как там проходит газовая труба?» - продолжил адвокат. «Между нашими участками», - сказал бывший мэр. «Сколько ворот было у Гурко?» - задал следующий вопрос Логинов. «Три», - ответил Виктор Серков и тут, видимо, решил, что его рассказ про Гурко прервали незаслуженно. «Если можно, я бы хотел закончить все-таки», - попросил он у судьи.
 
Получив одобрение, Серков рассказал, что, когда Гурко делал ему «неприличные предложения», то ссылался на то, что это согласовано с вышестоящим руководством. Бывший глава Кургана тогда обратился за разъяснениями к Александру Бухтоярову, но тот сказал, что Серков правильно отказал Гурко в его потугах.
 
«Более того, Бухтояров заявил, что Михаил Николаевич – опасный человек и с ним ни в коем случае никогда нельзя иметь никаких дел», – подчеркнул экс-глава Кургана.

«В правоте его слов я убедился очень быстро: после того как Гурко понял, что никак не получит контроль над рынками, в мою сторону пошли угрозы – сначала по телефону, потому ко мне в подъезд принесли СВУ, а потом Валентину Ветцель облили кислотой. И это несмотря на то, что Михаил Николаевич тогда пытался поддерживать со мной нормальные отношения! В гости приглашал и в то же время давал указания подельникам, чтобы совершали в отношении меня противоправные действия», - посетовал Виктор Серков.
 
На вопрос прокурора, какие отношения в то время были между Гурко и Бухтояровым, свидетель ответил так: «Я бы сказал, что неприязненные. Во всяком случае, Бухтояров его считал опасным и непорядочным человеком». «Пошел бы Бухтояров на какие-либо деловые соглашения с Гурко в 2007-2008 годах?», - уточнил Булыгин. «Только в пределах закона. Александр Иванович никогда не принимал решения,  которые были связаны хотя бы с возможностью нарушения каких-либо законов. Это очень важно», - подчеркнул Виктор Серков.
 
После того как оба свидетеля защиты покинули зал, судья Сергей Волосников спросил у адвоката Логинова, будет ли тот представлять еще какие-нибудь доказательства.
 
И Логинов неожиданно заявил, что показания готов дать сам обвиняемый – Александр Бухтояров.

«Мои показания заключаются в том же, с чего мы начали процесс: я не признаю ни вину, ни сами обстоятельства, которые следствие пытается тут представить, – что мною совершено преступление в виде получения взятки за предоставление Спорновского охотхозяйства участнику ЗАО «Ларма», - заявил Бухтояров. По его словам, ни один из выступивших свидетелей не внес никаких существенных дополнений или изменений к тем доводам, которые приводит обвиняемый. «Мы понимаем, что показания Гурко и его супруги согласованные. Супруге просто уже деваться было некуда, а он держится своей позиции. Ни один из других свидетелей совершение мною преступления не подтверждает», - возвестил бывший первый зам Богомолова.
 
Бухтояров рассказал, что уже давно, года два, вынашивал мысль купить снегоход, но все не хватало времени. К активным действиям он перешел, когда узнал от Олега Богомолова, что Гурко ищет покупателей на «хороший иностранный снегоход». «Какие на тот момент у вас были отношения с Гурко?» - поинтересовался гособвинитель. «Они были разные, - подобрал слово Бухтояров. – Если говорить о контактах в рамках рабочей деятельности в думе и правительстве – нормальные. Я человек не злобный. Но он знал, что я против приобретения рынков их группировкой. И он заходил ко мне по этому вопросу, и разговоры были, и он злился по этому поводу». «Вы сказали Серкову, что он опасный человек. Почему тогда обратились к нему за снегоходом?» - уточнил Булыгин.
 
«Вы знаете, есть такой тип людей – «решала», - просветил суд Бухтояров. – Мне некогда было этим заниматься. Раньше у нас была с ним сделка – он пригонял мне автомобиль из ОАЭ. И эта сделка была чисто бытовой, я не придавал ей значения: пригонит снегоход – рассчитаюсь и разойдемся, не пригонит – не пригонит».
 
В итоге Бухтояров купил у Гурко снегоход за 307 тыс. рублей. «Если бы мне сказали другую сумму, я бы заплатил ее, потому что зарплата у меня хорошая и деньги у меня есть, правда, арестованы сейчас», - грустно усмехнулся обвиняемый. Снегоход привезли «на автомобиле с краном» и выгрузили на территории администрации области. Через несколько дней Гурко передал Бухтоярову документы на технику, а тот «достал деньги из сейфа и расплатился». При этом никого, кроме них двоих, в кабинете Бухтоярова в тот момент, по словам бывшего чиновника, не было.
 
По словам Бухтоярова, он приобрел снегоход «с целью проведения отдыха». «Я понимал, что для охоты он мало подходит, и то, что придумал Гурко, что я говорил, что бизнесмены охотятся на снегоходах - это выдумка чистейшей воды, - подчеркнул обвиняемый. –  Спросите у бизнесменов – никто из них на снегоходах не охотится, все ездят на охоту на автомобилях. На снегоходах обычно катаются». Вот и сам Бухтояров, как он говорит, использовал технику в прогулочных целях – катал внука по озеру и по лесу. «Почему снегоход вами не использовался около двух лет?» - попытался поддеть обвиняемого Булыгин. «Я вам сказал уже, что у меня были проблемы со здоровьем – со спиной, с ногами, – и я просто боялся это делать. Они у меня до сих пор существуют», - поджал губы Бухтояров.
 
Гособвинитель перешел к следующему пласту вопросов. «Гурко к вам обращался с просьбой о содействии в пользу (директора ЗАО «Ларма» Виталия) Мальцева?» - спросил он. «Нет», - отрезал Бухтояров, пояснив, что впервые услышал о Спорновском охотхозяйстве, когда оно в числе других было по решению правительства передано охотпользователям. «Хочу отметить, что там много хозяйств было перечислено, и мне было все равно – Спорновское, не Спорновское. Я на это внимания не обращал, - признался Бухтояров. – Для меня главным было, чтобы все службы его согласовали».
 
«В одну из ваших обязанностей входил контроль за деятельностью департамента природных ресурсов?» - задал свой любимый, ранее уже адресовавшийся свидетелям вопрос, прокурор. «Надо прокуратуре научиться читать документы, - съязвил Бухтояров. – Там написано, что на меня был возложен не контроль над деятельностью департаментов, а контроль за исполнением постановлений. Впрямую я не контролировал действия ни одного из департаментов. Контроль над работой департамента осуществляет его руководитель». В обязанности же Бухтоярова как первого замгубернатора, по его словам, входило урегулирование разногласий, которые могли возникнуть у других служб. «Например, если бы возникли юридические казусы, в мои обязанности входило бы разрешение споров между юруправлением и тем управлением, которое высказало свои возражения, - отметил обвиняемый. –  А если документ приходил на согласование без замечаний, я его согласовывал без замечаний. Таких документов принимается сотни каждый месяц».
 
«Гурко имеет какие-либо прямые основания оговаривать вас?» - поинтересовался прокурор Булыгин.
 
«У Гурко были основания скостить себе срок и отомстить мне за то, что я был против приобретения его группировкой рынков», - ответил Бухтояров.
«Он же  заключил досудебное соглашение со следствием, и ему нужно было что-то выдумывать, чтобы ему убавили срок. К тому же он знал, что я был против продажи рынка». «А у Мальцева какие основания?» - продолжил гособвинитель. «Я Мальцева вообще не знаю – впервые увидел его в суде, так что к Мальцеву и обращайтесь», - отрезал обвиняемый.
 
Когда допрос Бухтоярова подошел к концу, его адвокат заявил ходатайство об истребовании приговора Михаила Гурко, но получил отказ – судья решил, что эти документы к делу и к Бухтоярову отношения не имеют.
 
Следующее ходатайство высказал прокурор Андрей Булыгин, попросивший исследовать заявление Мальцева от 19 декабря 2012 года об освобождении от уголовной ответственности за передачу Гурко и должностным лицам Курганской области двух снегоходов в 2008 году за подготовку документов и передачу в пользование Спорновского охотхозяйства. Когда заявление зачитали, адвокат Логинов возмутился: «Непонятно, под чью диктовку и как он это писал! Надо Мальцева тогда допросить! Если сторона обвинения не может Мальцева вызвать, давайте мы вызовем. Он 19 числа целый день там был – все, что угодно, мог написать». В ответ прокурор ходатайствовал о вызове следователя СУ СКР по УрФО Игоря Ощепкова, который принимал заявление Мальцева, «чтобы не возникло противоречий».
 
Судья Волосников удовлетворил оба ходатайства и назначил следующее заседание на 22 ноября.